Мир Моих Грез

Объявление

Untitled Document

Get Your Own Player!


Анкета

Правила

Знакомимся

Реклама

Наша администрация:

Мечтательница

Морган

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Моих Грез » Романы » Дневники Принцессы Часть 3 «Влюбленная принцесса»


Дневники Принцессы Часть 3 «Влюбленная принцесса»

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Аннотация

«Влюбленная принцесса» продолжает рассказ о жизни Миа Термополис, начатый в книгах «Дневники принцессы» и «Принцесса в центре внимания». Обычно у принцесс нет отбоя от прекрасных принцев, а Миа никак не может наладить отношения со своим поклонником. Может быть, настоящая любовь действительно бывает только в сказках?

Мэг Кэбот
Влюбленная принцесса

Бенджамину, с любовью.

Благодарности.
Огромная благодарность Бесс Адер, Дженифер Браун, Барбаре Кабо, Саре Дэвис, Лауре Ленгли, Абби Макаден и Дэвиду Уолтону.

– А еще Сара воображает себя принцессой, – сказала Джесси, – играет в нее каждый день, даже в школе. Хочет, чтобы Эрменгарда тоже была принцессой, но та говорит, что слишком толста для этого.
– Она и вправду слишком толстая, – сказала Лавиния, – а Сара слишком тощая.
– Но Сара думает: не важно, как ты выглядишь или сколько у тебя денег. Важно то, о чем ты думаешь и какие поступки совершаешь, – пояснила Джесси.
Фрэнсис Ходсон Барнетт, «Маленькая принцесса».

Английский

Задание (на 8 декабря): в нашей средней школе имени Альберта Эйнштейна учатся ребята более ста семидесяти различных национальностей, вероисповеданий и этнических групп. Опишите, как ваша семья празднует самый американский праздник – День Благодарения.

Миа Термополис
МОЙ ДЕНЬ БЛАГОДАРЕНИЯ

6.45
Проснулась оттого, что маму тошнило в ванной. Она на третьем месяце беременности. Если верить врачам, тошнота должна скоро пройти. Не могу дождаться… Вычеркиваю дни в календарике с «N'Sync» (мне «N'Sync» не очень нравятся. Календарик мне в шутку подарила Лилли. Хотя один парень там очень даже ничего).

7.45
Мистер Джанини, отчим, постучал в дверь моей комнаты. Он теперь просит называть его Фрэнком. К этому трудно привыкнуть, ведь в школе я всю жизнь называла его «мистер Джанини». Поэтому пока я его просто никак не называю (по крайней мере, в лицо).
Мистер Джанини напомнил, что пора вставать. Мы собираемся отпраздновать День Благодарения в доме его родителей на Лонг Айленде. Надо поскорее выезжать, если не хотим застрять в пробке.

8.45
Никаких пробок в такую рань в День Благодарения не было и в помине. Так что мы заявились к родителям мистера Дж. на три часа раньше.
Миссис Джанини (мама мистера Джанини, а не моя) встретила нас в бигуди и страшно удивилась, когда мы ввалились. Во первых, мы приехали слишком рано, а во вторых, моя мама прямо с порога унеслась в ванную, зажимая рот ладонью. А все из за запаха жареной индейки. Надеюсь, это верный признак, что мой будущий брат или сестра будет вегетарианцем. Раньше запах жареного мяса вызывал у мамы всего лишь чувство голода.
Всю дорогу от Манхэттена она повторяла, раз сто, наверное, что родители мистера Джанини довольно старомодны и предпочитают традиционное для Дня Благодарения угощение. Мама думает: вряд ли они обрадуются, если я начну во время праздничного обеда с индейкой проповедовать свое дурацкое вегетарианство; не к месту будут и рассказы о том, как дурно в свое время обошлись переселенцы с коренным населением Америки; неуместны и лекции про массовый геноцид со стороны пилигримов. Никому не захочется слушать и про то, как ради захвата новых земель колонисты раздавали несчастным индейцам одеяла, зараженные вирусом оспы. Не важно, что это произошло спустя сто пятьдесят лет с момента появления белого человека на американском континенте. И в конце концов, невежливо заявлять во всеуслышание, что праздник насилия и разрушения целой культуры достоин осуждения.
Вместо этого, сказала мама, я должна беседовать на более нейтральные темы. Например, о погоде. А лучше, конечно, вовсе помолчать и дать поговорить взрослым.
Я спросила, можно ли мне предложить тему поразительного рейтинга театра оперы в Рейкьявике в Исландии (более 98 процентов населения этой страны видели «Тоску» как минимум по разу).
Мама вздохнула и ответила:
– Ну, если тебе так хочется…
Видимо, ее уже достали мои разговоры об Исландии.
Очень жаль, Исландия, по моему, – удивительная страна. Я не успокоюсь, пока не побываю в этой Стране льдов.

9.45–11.45
Смотрела парад в честь Дня Благодарения с мистером Джанини старшим в комнате, которую он называет «залой».
На Манхэттене нет никаких «залов».
Там есть гостиные.
Помня о мамином предупреждении, воздержалась от своего традиционного высказывания, что этот парад – типичный пример того, как американский капитализм выходит из под контроля.
Вдруг я заметила в толпе Лилли. Она стояла на углу Бродвея и Тридцать седьмой авеню и снимала видеокамерой платформу, на которой ехали мисс Америка и Вильям Шатнер из «Стар Трека». Теперь я уверена: в следующем выпуске своего шоу «Лилли рассказывает все, как есть» (каждую пятницу в девять вечера на 67 м кабельном канале), она произнесет немало нелестных слов в адрес парада и его участников.

12.00
Приехали сестра мистера Джанини младшего с мужем и двумя детьми. Вся их машина была забита тыквенными пирогами. Дети примерно моего возраста, двойняшки. Мальчика зовут Натан, девочку – Клэр. С Клэр мы точно не подружимся: когда нас знакомили, она смерила меня взглядом с ног до головы, прямо как болельщицы в нашей школе.
– Так ты и есть та самая принцесса? – спросила она так, будто сделала мне немыслимое одолжение.
И хотя я прекрасно знаю, что ростом я чуть ли не под два метра, груди под одеждой не видать, ступни как у слона, а волосы на голове торчат в разные стороны… к тому же я самая большая идиотка на всем первом курсе средней школы имени Альберта Эйнштейна… Неприятно все же, когда мне об этом напоминают всякие дуры девчонки. Я нормальный живой человек, который всеми силами стремится к самоактуализации. Как и все люди на свете.
Да мне наплевать, что думает обо мне какая то племянница мистера Джанини. И вообще – она носит юбку из шерсти пони. И это не имитация, не заменитель. Лошадке пришлось умереть, чтобы Клэр смогла напялить на себя эту юбку, только ей это, похоже, по барабану.
Потом Клэр достала свой мобильник и вышла на балкон, где прием, видите ли, лучше. А температура на улице, между прочим, ниже нуля. Клэр, очевидно, это не беспокоит. В конце концов, юбка у нее теплая. Идиотка разглядывала меня через застекленную балконную дверь и смеялась на протяжении всего разговора.
Натан пользуется не телефоном, а пейджером, носит широченные джинсы, а также кучу золотых украшений. Он попросил дедушку переключить канал, так что вместо традиционного телемарафона в прямом эфире мы смотрели MTV 2. Натан знал наизусть все песни и пел дуэтом с телевизором. Во многих песнях есть матерные слова, которые вслух не произносятся, хотя и подразумеваются. Впрочем, Натан пел все подряд.

13.00
Стол накрыт. Начинаем есть.

13.15
Заканчиваем есть.

13.20
Помогаю миссис Джанини убирать со стола. Она просит меня не быть смешной и пойти «поболтать посплетничать» с Клэр.
Страшно подумать, как иногда люди тупеют к старости.
Вместо того чтобы мило беседовать с Клэр, я остаюсь в столовой и описываю миссис Джанини, как прекрасно жить в одном доме с ее сыном. Мистер Дж. очень много делает по дому, он даже по собственной инициативе взвалил на себя мою обязанность мыть унитазы. Я уж не говорю про 36 дюймовый телевизор, пинбольную машину и настольный футбол, которые он привез с собой.
Миссис Джанини чрезвычайно нравится все это слушать, это видно невооруженным взглядом. Пожилые люди просто обожают слушать приятное о своих отпрысках, даже если «детишкам», как мистеру Джанини, уже тридцать девять с половиной лет.

15.00
Нам пора уезжать, если мы не хотим застрять в пробке по дороге домой. Я со всеми вежливо прощаюсь. Клэр в ответ – ни слова, зато Натан многозначительно говорит мне «до свидания», советуя воспринять эти слова буквально. Миссис Джанини дает нам с собой громадные куски недоеденной индейки. Благодарю ее, несмотря на то, что есть индейку не стану.

18.30
Провели потрясающие три часа. Нас зажало между машинами в пробке у скоростной железной дороги.
Я едва успела переодеться в голубое облегающее вечернее платье от Армани и надеть специально подобранные к нему туфли лодочки, когда внизу раздался автомобильный гудок. Это Ларс, мой телохранитель, приехал, чтобы отвезти меня на второй за сегодняшний день обед в честь Дня Благодарения.

19.30
Приезжаем в «Плазу». Меня приветствует консьерж и орет на весь Пальмовый зал, извещая общество о моем появлении:
– Ее Высочество принцесса Амелия Миньонетта Гримальди Термополис Ренальдо.
Неужели нельзя было назвать меня Миа? Проще и короче. И симпатичнее.
Мой папа, принц Дженовии, и бабушка устроили прием по случаю Дня Благодарения. Как же, бабушка не может пропустить такой прекрасный повод, чтобы устроить великосветский прием. А кроме того, они считают, что мне надо как можно чаще появляться на подобного рода мероприятиях. Пока папа и бабушка находятся в Нью Йорке, они должны, видите ли, воочию убедиться, насколько я усвоила все, что полагается знать настоящей принцессе… Это очень важно для моего официального визита в Дженовию накануне Рождества для знакомства с подданными. Ой, как они меня достали своим, то есть моим, официальным визитом в Дженовию! Однажды я даже не сдержалась и сказала, что не собираюсь, попав во дворец, кидать во фрейлин оливки, ковырять в носу и почесываться. В конце концов, мне уже четырнадцать лет, я имею представление, как следует себя вести, честное слово.
Бабушку, однако, это не убедило, и она до сих пор ежедневно проводит со мной уроки королевского этикета. Лилли уже связывалась с Организацией Объединенных Наций по вопросу, является ли проведение этих занятий нарушением моих гражданских прав. Она уверена, что противозаконно заставлять несовершеннолетнего подростка часами сидеть и учиться наклонять тарелку с супом от себя.
– Всегда, всегда только ОТ себя, Амелия!
И все ради того, чтобы вычерпать несколько капель супа из омаров. ООН осталась совершенно безразличной к моим проблемам.
Разумеется, вне всяческих сомнений, идея провести банкет принадлежала моей дорогой бабушке. Она решила устроить этот прием в День Благодарения, как, по ее словам, «было принято в старину», а именно: мидии в белом вине, неоперившийся голубь, фаршированный гусиной печенью, хвосты лобстеров, иранская икра, которую невозможно достать – экспорт запрещен. Она пригласила пару сотен своих ближайших друзей, да еще императора Японии с супругой, так как они случайно оказались в городе (в Нью Йорке как раз проходит всемирный торговый конгресс).
Именно из за императора мне пришлось надеть туфли лодочки без каблуков. Бабушка сказала, что быть выше самого императора – бестактно.

20.00–23.00
Целый час прошел в изысканных светских беседах с императрицей. Она, как и я, нормальный человек, но в один прекрасный день вышла замуж за императора и стала императрицей. Я же ничего про свое высокое положение не знала вплоть до сентября, когда врачи сообщили моему отцу, что он больше не сможет иметь детей. Вот папе и пришлось рассказать мне, что он принц, а я – принцесса. И хотя я считаюсь «незаконным ребенком», поскольку мои родители никогда не состояли в браке, во мне все таки течет королевская кровь, и я имею право в будущем занять престол правительницы Дженовии.
И хотя Дженовия – совсем небольшое княжество (население 50 тысяч человек) и помещается на узкой холмистой полосе земли вдоль Средиземного моря между Италией и Францией, быть принцессой – большая ответственность.
Впрочем, как оказалось, это недостаточно серьезная причина, чтобы, например, увеличить сумму на мои карманные расходы. Зато вполне серьезная, чтобы заставить меня везде таскать за собой телохранителя, просто потому, что какому то мифическому европейскому террористу с длинными волосами и в черных кожаных штанах может изобрести в голову дурацкая идея похитить меня.
Императрица прекрасно понимает, какой это шок – заснуть вечером нормальным человеком, а проснуться уже персонажем с обложки журнала «People». Она даже дала совет: всегда следует проверять, достаточно ли плотно застегнуто кимоно, прежде чем поднимать руку и приветствовать своих подданных.
Я поблагодарила ее, хотя вообще то нет у меня никакого кимоно.

23.30
Я так утомилась за весь день, начавшийся с раннего подъема и путешествия на Лонг Айленд, что даже пару раз зевнула прямо в лицо императрице. Я старалась спрятать свой зевок, как учила бабушка – сжав зубы и не открывая рта. Но из за этого на глаза наворачиваются слезы и все лицо перекашивается, будто у меня судороги. Бабушка бросала на меня уничтожающие взгляды, отрывая глаза от салата из груш с грецкими орехами, но это не помогало. Даже страх перед ее гневом не мог вывести меня из дремотного состояния.
В результате папа все заметил и презентовал мне королевское помилование. Ларс отвез меня домой. Бабушка очень расстроилась из за того, что я уехала еще до подачи сырного меню. Но не отпусти она меня домой в тот момент, я потеряла бы сознание прямо во время десерта. Знаю, что бабушкиного возмездия не миновать. Наверное, придется выучить наизусть имена всех членов шведской королевской семьи. Или что нибудь столь же противное.
Впрочем, бабушка всегда поступает по своему разумению.

00.00
После бесконечного изматывающего дня, в течение которого все мы без устали благодарили отцов нашей нации – этих злостных лицемеров убийц, более известных под названием «пилигримы», – я наконец добралась до постели.
Так закончился День Благодарения Миа Термополис.

6 декабря, суббота

Конец.
Вот и все, что можно сказать. К О Н Е Ц.
Я знаю, что и раньше так говорила, но то не шло ни в какое сравнение с происходящим теперь. На этот раз я абсолютно уверена. Конец.
А почему? Почему ТЕПЕРЬ? Как это ни удивительно, причина вовсе не в том что три месяца назад мне сообщили, что я являюсь наследницей престола маленького европейского государства. Через две недели мне предстоит отправиться в вышеуказанное государство, чтобы быть представленной народу, которым в один прекрасный день мне придется управлять. Будущие соотечественники, безусловно, возненавидят меня всей душой за то, что я ношу армейские ботинки и смотрю сериал «Спасатели Малибу». Ведь принцессы так не ведут себя.
И не в том, что моя мама через семь месяцев родит ребенка от моего школьного учителя алгебры. Недавно еще и сбегала в Мексику вместе с упомянутым учителем.
И даже не в том, что в школе меня заваливают домашними заданиями, а после окончания занятий еще и бабушка вынимает душу своими дурацкими уроками, пытаясь к Рождеству сделать из меня приличного человека. Так что иногда не остается времени даже на этот дневник, не говоря уже о чем то другом.
Вовсе нет. Причина не в этом. Почему вдруг настал конец моей жизни?
Потому что у меня есть бойфренд.
В четырнадцать лет, я думаю, пора бы уже. Вот у всех моих подружек есть парни. У всех, даже у Лилли, которая считает мужской род источником большинства, если не всех, недугов общества.
Ну, хорошо, возьмем ее парня, Бориса Пелковски. Ему пятнадцать лет, он гениальный музыкант, одаренный скрипач. Но при этом он заправляет свитер в брюки, а еда часто застревает у него между передними зубами, и он ходит так целый день. Не сказала бы, что Борис – идеал мужчины, но Лилли он, похоже, нравится, а это главное.
Наверное.
Я вынуждена признать, что когда у Лилли – возможно, самого требовательного человека на земле (мне можно верить – мы лучшие подруги с детского сада) – появился парень, а у меня бойфренда все еще не было, я начала думать, что со мной что то не в порядке. Я уж не говорю о недостатках своей внешности и о том, что родители Лилли, психологи, называют «неспособностью выплеснуть наружу свои отрицательные эмоции».
И вот в один прекрасный день, совершенно неожиданно, у меня появился бойфренд.
Ну, хорошо, не совсем неожиданно. Кенни еще раньше начал посылать мне анонимные любовные послания. Я не догадывалась, что это именно он их пишет. Я думала (ну, ладно, даже надеялась), что это окажется кто нибудь другой. Скажем так, кое кто другой. Но это был Кенни. А я тогда уже слишком завязла, чтобы отказать ему. Так что сложилось, как сложилось. Итак, voila! У меня есть парень.
Казалось бы, проблема решена, так?
Нет. Не совсем.
Дело не в том, что Кенни мне не нравится. Он мне нравится. Очень даже. У нас много общего. Например, мы оба считаем, что драгоценен не только сам человеческий род, но и все живое. Мы с ним отказываемся препарировать лягушек на уроках биологии. Вместо этого нас заставляют писать рефераты про жизненные циклы всяких там личинок или дождевых червей.
И еще нам обоим нравится научная фантастика. Кенни знает гораздо больше меня, но даже он поразился, узнав, как хорошо я осведомлена о работах Роберта Хайнлайна и Айзека Азимова. Обоих авторов нам задавали прочитать в школе. Но, похоже, Кенни этого не помнит.
Я не стала говорить ему, что на самом деле научная фантастика довольно скучна, потому что там редко пишут про девчонок.
Впрочем, и об этом я не сказала Кенни. Так что у нас прекрасные отношения. Нам бывает так весело вместе. Все таки иногда очень приятно, что есть бойфренд. Например, не стоит волноваться, что никто не пригласит тебя на Зимние Танцы школы имени Альберта Эйнштейна (официальное их название – «Рождественские Танцы средней школы имени Альберта Эйнштейна» – может оскорбить чувства кого нибудь из учеников, не празднующих Рождество).
А почему мне не надо волноваться, что меня не пригласят на главный праздник учебного года (не считая выпускного бала)?
Потому что я пойду с Кенни.
Ну, он пока не пригласил меня, но обязательно пригласит. Потому что он – мой парень.
Разве это не замечательно? Иногда мне кажется, что я самая счастливая на свете. Ну, вот посмотрим: может быть, я и не красавица, но у меня неплохая фигура; я живу в Нью Йорке, самом классном городе мира; я принцесса; у меня есть парень. Чего еще надо нормальной девочке?
О, Господи!
КОГО Я ПЫТАЮСЬ ОБМАНУТЬ???
Ну и что, что есть бойфренд? Мало ли у кого он есть? А у меня небольшая проблема:
ОН МНЕ СОВСЕМ НЕ НРАВИТСЯ.
Ну, не то чтобы я его видеть не могу. Но нет того, о чем я читала, или мечтала, или видела в фильмах. Ну, не знаю. Кенни классный парень, и он совсем не напрягает меня. Он, конечно, забавный, с ним не скучно. Он даже довольно симпатичный – высокий, стройный.
Но когда я вижу, как он идет по школьному коридору, мой пульс не учащается, как это происходит с девчонками в романах, которые читает Тина Хаким Баба.
И если он берет меня за руку, когда мы сидим в кино, да и просто так, – мою ладонь вовсе не начинает приятно покалывать, как должно было бы быть согласно информации, почерпнутой из тех же романов.
А когда он меня целует? Все эти фейерверки, про которые говорят? И не думайте! Никаких фейерверков. Ни огонечка.
Забавно, но когда у меня никого не было, я проводила уйму времени в размышлениях, как бы мне раздобыть кого нибудь. А даже если бы мне это удалось, то как потом сделать так, чтобы он меня поцеловал.
И вот теперь, когда у меня есть парень, я все время думаю, как бы избавиться от его поцелуев.
Один способ, который я изобрела, очень даже эффективен. Если я замечаю, что его губы устремлены ко мне, то просто в самый последний момент отворачиваю голову. Ему удается чмокнуть меня только в щеку или висок.
Но хуже всего – когда Кенни пристально смотрит мне в глаза (а такое бывает нередко) и спрашивает, о чем я сейчас думаю. Обычно я думаю об одном человеке.
И это не Кенни. Это старший брат Лилли, Майкл Московитц, которого я люблю, должно быть, ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ.
Только сейчас ситуация осложнилась.
Теперь все воспринимают меня и Кенни как единое целое. Ну, вы понимаете. Теперь мы Кенни и Миа. Субботние вечера, которые мы раньше проводили вдвоем с Лилли, теперь проходят в компании Лилли и Борис и Кенни и Миа. Иногда еще присоединяются моя подруга Тина Хаким Баба и ее парень, Дэйв Фарух Эль Абар, и еще одна моя подруга Шамика Тэйлор и ее парень, Дэрил Гарднер. Так что получаются Лилли и Борис, Кенни и Миа, Тина и Дэйв и Шамика и Дэрил.
И если мы с Кенни расстанемся, с кем я буду приходить на эти субботние тусовки? Нет, серьезно. Лилли и Борис, Тина и Дэйв и Шамика и Дэрил не пожелают общаться с просто Миа. Я буду вроде пятого колеса.
Кроме того, если мы расстанемся, с кем я пойду на Зимние Танцы? Кстати, а он то вообще сподобится меня пригласить?
Ну все, мне пора идти. Лилли и Борис, Тина и Дэйв и Кенни и Миа идут кататься на катке у Рокфеллер центра.
К чему я об этом? Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут вдруг взять и исполниться.

6 декабря, суббота, 11.00

Я думала, что мне конец, так как у меня есть парень, который мне не нравится, и поэтому придется его бросить, причем желательно не причиняя ему душевных страданий, а это, наверное, невозможно.
Оказывается, я и не представляла, насколько ужасно все закончится.
По крайней мере, не знала до сегодняшнего дня.
Сегодня к обществу «Лилли и Борис, Тина и Дэйв и Кенни и Миа» присоединилась еще одна пара – Майкл и Джудит.
Вот так: брат Лилли, Майкл, появился сегодня на катке в сопровождении президента своего компьютерного клуба Джудит Гершнер.
Джудит Гершнер, как и Майкл, учится в выпускном классе в школе Альберта Эйнштейна.
Джудит Гершнер, как и Майкл, одна из первых учениц в классе.
Джудит Гершнер, как и Майкл, скорее всего, поступит в любой колледж, в какой только захочет, ведь она, как и Майкл, блестящая ученица.
Джудит Гершнер, как и Майкл, получила в прошлом году первую премию на Выставке биологии и техники в школе Альберта Эйнштейна за то, что вывела новый вид фруктовой мошки.
ОНА ВЫВЕЛА НОВЫЙ ВИД МОШКИ. В домашних условиях. Прямо у себя в СПАЛЬНЕ.
Джудит Гершнер умеет клонировать мух у себя в спальне. А я? Я не способна даже перемножить дроби.
Гм. Ну, я не знаю. Если бы вы были Майклом Московитцем – круглым отличником, заранее принятым в университет округа Колумбия – кого бы вы предпочли? Девушку, которая клонирует мошек в своей спальне, или девушку, имеющую твердую двойку по алгебре, несмотря даже на то, что ее мать замужем за школьным учителем алгебры?
У меня нет абсолютно никаких шансов хотя бы на одно свидание с Майклом. Надо признать, что пару раз мне казалось, будто он приглашает меня на свидание. Но очевидно это просто разыгралось больное воображение. С чего бы это Майкл, такой умный, что, наверное, сделает блестящую карьеру в любой области, какую бы ни выбрал, стал приглашать меня? Ведь меня могли запросто исключить из школы за неуспеваемость, если бы не дополнительные занятия по алгебре с мистером Джанини и (ирония судьбы) с самим Майклом.
А вот Майкл и Джудит идеально подходят друг другу. Джудит даже чем то на него похожа. Ну, у них одинаковые черные кудрявые волосы и бледная кожа из за того, что они все время проводят в помещении, разыскивая последнюю информацию о геномах в Интернете.
Но если Майкл и Джудит такая идеальная пара, почему мне стало так неприятно, когда я увидела их вместе? Они шли нам навстречу с коньками, которые взяли напрокат.
Ведь я не имею никакого права ревновать из за того, что Майкл пригласил Джудит покататься на коньках. Вообще никакого права.
Меня удивил сам факт, что они оторвались от компьютеров и вышли на улицу. Майкл редко куда нибудь выбирается, так как много работает над своим интернет журналом «Крэк хэд». Никогда бы не подумала, что увижу его на катке у Рокфеллер центра в самый разгар рождественской суматохи.
Тем не менее он был там. И Джудит Гершнер тоже была там, в комбинезоне и курточке с капюшоном. Они мило болтали. Наверное, о чем нибудь заумном, вроде ДНК.
Я толкнула Лилли локтем в бок – она, как раз зашнуровывала свои коньки.
– Смотри, твой братец идет.
Лилли совсем не удивилась!
– Ну, да. Он говорил, что, может быть, тоже придет.
Придет на свидание?! Прямо так и говорил? Неужели было так трудно, дорогая Лилли, сообщить об этом заранее, чтобы у меня было время морально подготовиться?
Однако Лилли не в курсе моих страданий, связанных с Майклом, так что неудивительно, что она столь нетактична к моим чувствам.
Если тихо и вежливо выразить мое отношение к сложившейся ситуации, то получится нечто вроде спокойного «ТОЛЬКО НЕ ЭТО».
Пока Майкл и Джудит оглядывались в поисках свободного места, чтобы надеть коньки, произошел такой диалог:
Я (равнодушно – Лилли):  Я и не знала, что твой брат встречается с Джудит Гершнер.
Лилли (раздраженно):  Я тебя умоляю! Совсем они не встречаются. Просто она была у нас сегодня, они с Майклом работали над каким то дурацким проектом компьютерного клуба. Я сказала, что мы собираемся на каток. Ну, она и сказала, что тоже хочет пойти.
Я:  Похоже, они идут сюда.
Лилли:  Ну и пусть идут. Борис, тебе обязательно надо все время на меня дышать?
Я (Майклу и Джудит, когда они подошли):  Привет. Майкл, я и не знала, что ты умеешь кататься на коньках.
Майкл (пожимает плечами):  Одно время я занимался в хоккейной команде.
Лилли (фыркает):  Ну да, ну да. А потом он понял, что командный спорт – это ерунда, так как успех зависит от выступления всей команды в целом, а не от одного человека, как в теннисе или гольфе.
Майкл:  Лилли, может помолчишь?
Джудит:  Обожаю фигурное катание! Хотя сама не очень то хорошо катаюсь.

Джудит себе льстила, она вообще кататься не умеет, поэтому держала Майкла сразу за обе руки, а он ехал спиной вперед, стараясь не свалиться. Не знаю, что меня изумило больше: то, что Майкл умеет кататься задом наперед, или то, что он безропотно согласился катать Джудит. Может быть, я и не умею разводить фруктовых мошек, но зато в состоянии сама держаться на ногах, даже если на мне пара коньков.
Кенни, впрочем, решил, что кататься как Майкл с Джудит гораздо веселее, чем как все нормальные люди. Поэтому время от времени он пытался поймать меня за руку и протащить вокруг катка в стиле Майкла.
И хотя я несколько раз сказала, что прекрасно умею кататься сама, он возражал, утверждая, что дело не в этом. В конце концов, через полчаса я сдалась и позволила Кенни провезти меня по катку. Он взял меня за обе руки и покатился передо мной.
Однако выяснилось, что Кенни не умеет как следует кататься спиной вперед. Я же хорошо держусь на ногах, только если перед носом никто не маячит и не держит меня за руки. А если этот кто то еще и постоянно спотыкается, то я, оказывается, могу на него наткнуться… И если он еще и падает, а держать меня за руки продолжает, то результат может оказаться плачевным.
Разумеется, так и произошло: Кенни грохнулся на лед, и я свалилась вслед за ним. Подбородком ударилась о его коленку, прикусила язык, и кровь брызнула прямо на джинсы Кенни и на лед. Этим событием заинтересовалась толпа туристов. Они толкались за бортиком катка и фотографировали друг друга на фоне громадной елки и Рокфеллер центра. Но как только я упала, они все как по команде повернули головы, запричитали и принялись фотографировать девочку, истекающую кровью на льду. Типичная картина для Нью Йорка.
Мигом подоспел Ларс, скользя по льду прямо в ботинках – он настоящий чемпион конькобежец, спасибо его северному происхождению. А школу телохранителей он проходил в песках пустыни Гоби. Осмотрев мой язык, он достал носовой платок и велел прижать к ране. А потом резюмировал:
– Хватит, покатались.
И мы уехали. Теперь у меня отвратительный шрам на кончике языка, и мне больно говорить. И до чего обидно было терпеть унижение перед этой толпой туристов, которых зачем то принесло посмотреть на глупое новогоднее дерево и дурацкий Рокфеллер центр. Уж не говоря о том, что все это видели мои друзья, и что самое ужасное – Джудит Гершнер, которую, оказывается, тоже заранее приняли в университет Колумбии на медицинский факультет. Просто класс! Теперь она будет учиться с Майклом в одном университете. Она даже успела посоветовать мне обратиться в больницу потому что, по ее мнению, необходимо наложить швы. На мой ЯЗЫК. Хорошо, что она не посоветовала вовсе отрезать кончик языка.
Повезло!
Я расскажу, что это за везение: лежу тут в кровати, и компанию мне составляет только мой кот Толстый Луи, который любит меня исключительно за то, что я его кормлю. А тем временем парень, по которому я схожу с ума, гуляет где то в городе с девчонкой, которая умеет разводить мошек и знает, надо накладывать на рану швы или нет.
Мой раненый язык сослужил хоть какую то добрую службу: если Кенни и вздумает целовать меня по настоящему, то ему придется ждать, пока я полностью не поправлюсь. А период выздоровления может занять, – если верить доктору Фангу, которого мама вызвала, когда Ларс привез меня домой, – от трех до десяти дней.
УРА!

ГЛАВНЫЕ ПРИЧИНЫ, ПО КОТОРЫМ Я НЕНАВИЖУ РОЖДЕСТВО В НЬЮ ЙОРКЕ:
1. Туристы, приехавшие из маленьких городков на своих громадных машинах, обгоняют тебя на перекрестках, думая, что ездят как агрессивные настоящие ньюйоркцы. На самом деле они ездят как полные придурки. К тому же они еще больше загрязняют и так достаточно грязный воздух в нашем городе. Неужели нельзя пользоваться общественным транспортом, как все нормальные люди?
2. Дурацкая елка перед Рокфеллер центром. Мне предложили в этом году торжественно зажечь эту елку, потому что я теперь «собственная принцесса Нью Йорка», как меня называют в прессе. Но я произнесла целую речь о том, что, срубая живые ели, мы разрушаем озоновый слой Земли. После этого они предоставили честь поджога елки мэру.
3. Дурацкие рождественские песни, которые звучат на всех радиостанциях.
4. Глупое катание на коньках с глупыми мальчишками, которые воображают, что способны кататься спиной вперед, тогда как совершенно этого не умеют.
5. Обязанность покупать всем знакомым идиотские «многозначительные» подарки.
6. Итоговые зачеты.
7. Отвратительная нью йоркская погода. Никакого снега, только слякоть и противный дождь каждый божий день. Что случилось со снежным Рождеством? Скажу так: глобальное потепление. А почему? Потому что все ездят на фургонах и вырубают деревья.
8. Тупейшие телевизионные предрождественские шоу и представления.
9. Тупейшие предрождественские рекламные ролики по телевизору.

Ненавижу Рождество в Нью Йорке.

7 декабря, воскресенье

Я только что вернулась от бабушки. Все мои попытки избежать этого обеда были напрасны. Я даже попыталась сослаться на продырявленный язык, но и это не помогло.
Было еще хуже, чем всегда. Бабушка решила проверить, готова ли я к визиту в Дженовию. План визита излагаю ниже:

Воскресенье, 21 декабря

15.00  Прибытие в Дженовию
15.30–17.00  Приветственная встреча с придворными
17.00–19.00  Знакомство с дворцом
19.00–20.00  Подготовка к банкету
20.00–23.00  Ужин с высокопоставленными лицами Дженовии

Понедельник, 22 декабря

08.00–09.30  Завтрак с общественными деятелями Дженовии
10.00–11.30  Экскурсия по школам Дженовии
12.00–13.00  Встреча со школьниками Дженовии
13.30–15.00  Ланч с членами Ассоциации педагогов Дженовии
15.30–16.30  Экскурсия в порт Дженовии с посещением военного крейсера флота княжества Дженовия "Принц Филипп"
17.00–18.00  Посещение военного госпиталя Дженовии
18.00–19.00  Встреча с пациентами госпиталя
19.00–20.00  Подготовка к ужину
20.00–23.00  Торжественный ужин с вдовствующей принцессой, принцем и военачальниками

Вторник, 23 декабря

08.00–09.00  Завтрак с членами Ассоциации оливковых магнатов Дженовии
10.00–11.00  Торжественная церемония зажигания елки во внутреннем дворе дворца
11.30–13.00  Встреча с членами Исторического общества Дженовии
13.00–15.00  Ланч с членами Совета по туризму Дженовии
15.30–17.30  Посещение Музея национального искусства Дженовии
18.00–19.00  Посещение Мемориала ветеранам войны, возложение венка к могиле Неизвестного солдата
19.30–20.30  Подготовка к ужину
20.30–23.30  Торжественный ужин с членами королевской семьи княжества Монако

И остальное в том же духе.
Кульминация же всего – мое появление на традиционном Рождественском обращении моего отца к народу Дженовии. Там меня и представят соотечественникам. А мне еще следует подготовить речь о том, как я взволнована тем фактом, что являюсь наследницей своего отца. И что я обещаю сделать все возможное, чтобы править страной так же хорошо, как мой отец.
Нервничаю ли я? Хоть чуть чуть? Из за того, что мне надо выступить по телевидению перед пятьюдесятью тысячами человек и пообещать, что не приведу их родную страну в упадок?
Нет, отнюдь.
Меня просто тошнит, стоит вспомнить об этом, только и всего.
Я, конечно, не надеялась, что путешествие в Дженовию будет развлечением вроде поездки в Диснейленд, но все таки… Вы думаете, они предусмотрели в этом расписании время хоть на какой то отдых? Я же не прошу многого! Ну хотя бы разочек поплавать или прокатиться верхом.
Но, очевидно, в Дженовии не принято отдыхать.
Оказывается, просмотр программы моего официального визита в Дженовию – далеко не самое худшее. Еще пришлось знакомиться с кузеном Себастьяно. Себастьяно Гримальди – сын дочери сестры моего покойного дедушки. Видимо, он мой четвероюродный или пятиюродный брат, в общем, очень дальний родственник. Хотя, впрочем, как выяснилось, не настолько дальний, чтобы не претендовать на трон. Если бы не было меня, то принцем Дженовии стал бы он.
Правда, если бы мой папа умер бездетным, Себастьяно правил бы страной.
Наверное, именно из за этого папа так не любит Себастьяно и морщится, когда видит его.
Или он просто относится к Себастьяно так же, как я отношусь к своему кузену Хэнку: в принципе ничего против факта его существования не имею, но при личном контакте он меня страшно раздражает.
Бабушку, впрочем, Себастьяно совсем не раздражает. Можно даже подумать, что она его нежно любит. Это весьма странно, так как я всегда была уверена, что бабушка просто не способна на такие чувства к кому либо. Ну, может быть, за исключением Роммеля, ее карликового пуделька.
Но Себастьяно она просто боготворит. Когда нас представляли друг другу и он, исполнив театральный поклон, поцеловал воздух над моей рукой, ее лицо под розовым тюрбаном прямо таки расцвело сияющей улыбкой. Честно.
Никогда не видела, чтобы бабушка так сияла. Яростно сверкать глазами – сколько угодно. Но сиять – никогда.
Тут вдруг отец начал грызть лед из своего стакана с виски. Отвратительно громко. Когда бабушка услышала этот хруст, улыбка мгновенно исчезла с ее лица.
– Если тебе так нравится перемалывать зубами лед, Филипп, – холодно произнесла она, – можешь идти обедать в «Макдональдс» вместе с остальными пролетариями.
Папа перестал грызть лед.
Похоже, бабушка специально заставила Себастьяно приехать из Дженовии, чтобы он смоделировал платье для моего телевизионного представления соотечественникам. Себастьяно – молодой и подающий надежды кутюрье. По крайней мере, так считает бабушка. Она говорит, что очень важно поддерживать молодых художников Дженовии, чтобы они все не сбежали в Нью Йорк или, того хуже, в Лос Анджелес.
Но судя по внешнему виду Себастьяно, ему хотелось бы жить в Лос Анджелесе. Ему около тридцати, длинные черные волосы стянуты в конский хвост на затылке, он высокого роста и вообще весьма импозантный. На нем были синий вельветовый пиджак и кожаные штаны, а также широкий галстук.
Готова простить ему кожаные штаны, если сшитое им платье будет достаточно красиво. Оно должно быть таким, чтобы при взгляде на меня Майкл сразу выбросил из головы свою разводительницу мошек и стал думать исключительно обо мне, о Миа Термополис.
Только вот вероятность того, что Майкл вообще когда нибудь увидит меня в этом платье, очень мала, ведь мое обращение к народу Дженовии будет транслироваться только по дженовийскому телевидению, а не по CNN или вроде того.
Казалось, Себастьяно готов был принять вызов. После обеда он достал ручку и начал рисовать (прямо на белоснежной скатерти!) эскиз платья, которое лучшим образом подчеркнет мои, как он выразился, стройную талию и длинные ноги.
Только в отличие от моего отца, который родился и вырос в Дженовии, он владеет английским в совершенстве, Себастьяно не очень то силен в языке. Он говорит, смешно коверкая слова. Таким образом, «узкий» у него «ужкий», «чай» – «шай».
Увидел в вазе розы, и они ему понравились:
– Ах, какие красивые, – говорит, – «рожи»!
Я схватила салфетку и изо всех сил прикусила ее, чтобы громко не рассмеяться прямо ему в лицо.
Видимо, фокус не удался, и бабушка заметила мое неподобающее поведение.
– Амелия, – обратилась она ко мне, приподняв нарисованную бровь, – будь добра не смеяться над речевыми особенностями других людей. Твоя собственная речь отнюдь не безукоризненна.
На самом деле, это правда. К тому же со своим травмированным языком я не могу произнести по человечески ни одного слова, начинающегося с буквы «с».
Однако против того, что Себастьяно начал рисовать прямо на скатерти, бабушка не возражала. Попробовала бы я… Она взглянула на его чертежи с одобрением.
– Изумительно! Просто изумительно. Как, впрочем, и всегда.
Себастьяно даже порозовел от таких похвал.
– Вы и правда так шшитаете? – переспросил он.
Только вот я совсем не сочла его картинки изумительными. Платье, по моему, совершенно обычное. В нем не было ничего такого особенного.
– Слушайте, – сказала я, – а нельзя это платье сделать немного более… ну, не знаю… Открытым?
Себастьяно и бабушка обменялись взглядами.
– Открытым? – бабушка злорадно расхохоталась. – Как? Углубить вырез на груди? Да тебе же нечем там похвастаться!
Нет, ну честное слово! Я бы не удивилась, услышав подобное от болельщиц в школе, которые постоянно стараются унизить других (и особенно меня). Пора бы уже сделать это их занятие олимпийским видом спорта. Но кто бы мог подумать, что на такое способна моя собственная бабушка? Я то имела в виду какой нибудь разрез или там бахрому. Я и не просила о чем нибудь в стиле Дженнифер Лопес.
Но бабушке не составило труда представить все именно так. За что мне досталась прародительница, которая подбривает брови и говорит вслух при посторонних о моих недостатках? Почему у меня не может быть нормальной человеческой бабушки, которая печет пироги и хвалит подружкам сплетницам свою прекрасную внученьку?
Себастьяно с бабушкой все еще мило хихикали над «удачной» шуткой, а папа вдруг резко встал из за стола и вышел, бросив, что ему срочно надо позвонить. Так бы поступил каждый, кто хорошо знает мою бабушку, – неудивительно, что он не вступился за меня.
А я сидела и слушала, как бабушка болтает с Себастьяно о том, что я никогда не смогу надеть платье без бретелек, если, конечно, не произойдет вдруг какое то чудо, которое заставит меня сменить размер 32А на 34С. И еще я подумала, что было бы весьма интересно узнать, что Себастьяно приехал сюда не столько затем, чтобы сшить мне платье, сколько затем, чтобы убить меня и самому занять престол.
Серьезно. Такие истории все время показывают во всяких телевизионных сериалах. Например, в «Спасателях Малибу». Невозможно и вообразить, какое количество членов разных королевских семей спасал Митч от рук террористов.
Допустим, надену я платье, которое придумает Себастьяно. Выступлю по телевидению с обращением к народу Дженовии, а потом насмерть задохнусь из за сильно затянутого корсета. Так ведь и случилось с Белоснежкой в одной оригинальной версии сказки братьев Гримм. Эту часть в диснеевском мультике вырезали, посчитав, что для детей она слишком страшная.
Вот задушит меня это платье, и я буду лежать в гробу, бледная, но прекрасная. Прямо как настоящая королева! И Майкл придет на мои похороны, взглянет и вдруг поймет, что всю жизнь любил только меня одну.
Тогда то он обязательно бросит свою Джудит Гершнер.
А что? Это вполне возможно.
Ну, хорошо, может, это и невозможно, но все равно думать об этом гораздо приятнее, чем слушать болтовню бабушки и Себастьяно. Они обсуждали мою внешность так, как будто меня не было рядом. Наконец Себастьяно оторвал меня от приятных размышлений о пожизненных страданиях Майкла.
– Она с виду очень хрупкая, – глубокомысленно заметил он.
Когда я поняла, что речь идет обо мне, я сначала подумала, что это комплимент. Но оказалось, наоборот.
– Я загримирую ее, – говорит, – так, что она будет выглядеть, как топ модель.
Видимо, он имел в виду, что без косметики я и на человека то не похожа (что, конечно, правда).
Бабушка, естественно, и не подумала за меня заступиться. Она как раз кормила своего пуделя Роммеля, а он, как обычно, дрожал и поскуливал.
– Все бы хорошо, но ее отец не позволит, – отозвалась бабушка, – Филипп безнадежно старомоден.
Кто бы говорил! Сама верит в такие предрассудки, что порой просто диву даешься. Например, свято убеждена, что коты часто душат своих хозяев, пока те спят. Серьезно. Поэтому постоянно уговаривает меня избавиться от Толстого Луи.
Бабушка продолжала рассуждать о том, какой у нее старомодный сын, а я тем временем составила ему компанию на балконе.
Папа читал сообщения на своем мобильном. Завтра он должен играть в теннис с премьер министром Франции, который прилетел в Америку на тот же конгресс, что и японский император.
– Миа, – сказал он, увидев меня, – что ты тут делаешь? Тут холодно. Иди в комнату.
– Сейчас, сейчас, – отозвалась я, стоя рядом с ним и глядя сверху на город.
Действительно немного страшновато смотреть на Манхэттен из пентхауса отеля «Плаза». Смотришь на все эти огни, на все эти окна. Море огней, море окон… А за каждым окном есть хотя бы один человек, а может быть, больше, например, целых десять…
Я всю жизнь прожила на Манхэттене. И все равно каждый раз меня потрясает это зрелище.
Так вот. Пока я торчала на балконе и смотрела на огоньки, мне вдруг пришло в голову, что одно окно может принадлежать Джудит Гершнер. Наверное, она сидит сейчас в своей комнате и клонирует еще кого нибудь. Голубя, например. Я снова вспомнила, как они с Майклом смотрели на меня, когда я свалилась на катке. М да, вот смотрите: девушка, которая умеет размножать всякую нечисть, и девушка, которая укусила себя за собственный язык. Не знаю, кого бы вы выбрали?
Должно быть, папа заметил, что со мной что то не так, и поэтому сказал:
– Слушай, я понимаю, Себастьяно тот еще тип. Потерпи его общество пару недель, ладно? Ради меня. Пожалуйста, доченька.
– Да я вовсе и не думала о нем, – грустно откликнулась я.
Папа промычал себе под нос что то неопределенное, но в комнату не вернулся, хотя на улице было довольно холодно. Я заметила, что уши у папы уже покраснели, но он все не двигался с места. На нем не было пальто, а только костюм от Армани.
Я решила, что он ждет продолжения. Но мой отец – далеко не тот человек, которого я стану беспокоить своими проблемами. Дело не в том, близкие мы люди или нет. Просто у нас такие отношения.
С другой стороны, он весьма опытен во всяких там любовных делах. Так что я решила: он может подсказать мне некое решение моей дилеммы.
– Пап, – начала я, – что бы ты сделал, если бы тебе кто нибудь очень нравился, но тот человек об этом даже не подозревал?
– Ну, если Кенни до сих пор не догадался, то, я думаю, уже никогда не догадается. Вы же проводите вместе все выходные, начиная с Хэллоуина?
Вот почему так ужасно, когда телохранитель подчиняется папе. Вся личная жизнь обсуждается за твоей спиной.
– Да я не про Кенни говорю, папа. Это другой человек. Только, как я и сказала, он не в курсе, что так мне нравится.
– А чем тебя не устраивает Кенни? – удивился папа. – Лично мне он нравится.
Ну конечно, папе он нравится. Потому вероятность того, что у нас с Кенни все будет серьезно, практически равна нулю. Какому бы отцу не понравилось, что его несовершеннолетняя дочь встречается с таким парнем?
Но если мой папа хочет, чтобы трон Дженовии остался у семьи Ренальдо, а его не отхватил бы какой нибудь Себастьяно, то про Кенни лучше сразу же забыть. Потому что мы с ним ни за что не поженимся, и никаких наследников у нас не будет.
– Папа, при чем тут Кенни? Мы с ним просто друзья. А я говорю про другого.
Он смотрел через балконную решетку, как будто хотел плюнуть вниз. Но он бы никогда этого не сделал. Просто ему нравилось так стоять.
– А я его знаю? Этого твоего… другого?
Я колебалась, потому что еще ни разу никому не признавалась открыто, что влюбилась в Майкла. Ну да. Никогда и никому. А кому бы я, собственно, могла сказать об этом? Лилли бы просто высмеяла меня или, того хуже, рассказала бы все Майклу. А что касается мамы, так она и со своими то проблемами не может разобраться.
– Это старший брат Лилли, – быстро выпалила я, чтобы не передумать.
Папа встревожился.
– А он не в колледже учится?
– Пока нет. Поступает в этом году. Не волнуйся, папа. У меня нет никаких шансов. Майкл очень умный. Он никогда не влюбится в кого то вроде меня.
Тут папа вдруг обиделся. Он, похоже, не знал, что и делать: волноваться, что я влюбилась в выпускника, или сердиться, потому что тот не отвечает мне взаимностью.
– Это в каком таком смысле он никогда не влюбится в кого то вроде тебя? – требовательно спросил он. – Что с тобой не так?
– Ну как же, я всегда заваливаю алгебру, забыл? А Майкл собирается поступать в самый крутой колледж штата. Чего он может хотеть от такой девчонки, как я?
Тут папа действительно рассердился.
– Может быть, у тебя нет способностей к математике, так же, как у твоей матери, но зато от меня ты унаследовала многие положительные качества.
Я очень удивилась – все это прозвучало как то неожиданно. Стараясь осознать услышанное, я только тупо сказала:
– Ага.
– Мы с тобой, Миа, ребята с головой, – продолжал он тем временем. – И если тебе нужен этот парень, Майкл, тебе следует дать ему знать об этом.
– Думаешь, мне надо пойти к нему и сказать: «Знаешь, а ты мне нравишься»?
Папа раздраженно покачал головой.
– Нет, нет, нет. Ну конечно, надо быть более утонченной. Просто дай ему как то понять, что ты чувствуешь.
– А, – сказала я.
Может быть, я и унаследовала от моего отца все, кроме математических способностей, но теперь совершенно не понимала, о чем он говорит.
– Пора бы нам возвращаться, – сказал он, – а то еще твоя бабушка подумает, что мы тут заговор готовим.
Бабушка действительно считает, что кто то все время готовит на нее покушение. Она и прачек в отеле «Плаза» подозревает. Говорит, что они стирают белье мылом, от которого у Роммеля выпадает шерсть. Какое там – выпадает! Все уже давно выпало, и не из за мыла, а на нервной почве.
Вспомнив о заговорах, я спросила:
– А ты не думаешь, что Себастьяно вынашивает планы убить меня, чтобы самому занять престол Дженовии?
Папа странно хмыкнул, но громко смеяться не стал. Наверное, потому что хорошо воспитан.
– Нет, Миа. Не думаю.
Но мой папа не отличается живостью воображения. Я решила все же поглядывать за Себастьяно. На всякий случай.
Только что мама заглянула ко мне в комнату и сообщила, что звонит Кенни.
Думаю, он собирается пригласить меня на Зимние Танцы. Пора бы уже.

7 декабря, воскресенье, 11.00

О'кей. Я в шоке. Кенни НЕ пригласил меня на танцы. Вместо этого… В общем, вот какой состоялся у нас разговор.

Я:  Алло?
Кенни:  Привет, Миа. Это Кенни.
Я:  А, привет. Что случилось?

(Голос его звучал как то забавно, вот я и спросила.)

Кенни:  Ну, я просто хотел узнать, все ли у тебя в порядке. Как твой язык?
Я:  По моему, уже лучше.
Кенни:  Я сильно волновался. Вот. Я совсем не хотел…
Я:  Кенни, я понимаю. Просто несчастный случай.

(Тут я поняла, что я не о том спрашивала у папы. Надо было узнать, как можно избавиться от навязчивого парня, а не как дать кому то знать, что он тебе небезразличен. Ну ладно, вернемся к нашим «баранам».)

Кенни:  Я просто позвонил пожелать тебе спокойной ночи. И еще сказать, что я надеюсь, тебе лучше. И еще сказать тебе… в общем, Миа, я тебя люблю.
Я: …

Я не нашлась сразу что ответить, потому что просто ОБАЛДЕЛА!!! Хотя, в общем, это было не так уж неожиданно. Все к тому и шло.
Но все таки, какой нормальный парень будет звонить девушке по телефону и заявлять, что любит ее.
А я в ответ молчу! У меня шок. Но ведь надо срочно что то ответить, а то нехорошо получается. Ну, я и выдаю…

Я:  Ну, хорошо.

НУ, ХОРОШО.
Парень признается мне в любви, а я ему: «ну, хорошо». Да, мне светит прекрасное будущее в дипломатии. А бедный Кенни ждет еще чего то. Впрочем, любой на его месте ждал бы.
Но я просто не в состоянии сказать ему то, чего он ждет. Вместо этого я говорю: «Ну, увидимся завтра».
И ВЕШАЮ ТРУБКУ!!!!!
О, Господи, я самая злая, самая неблагодарная девчонка на свете! Когда Себастьяно убьет меня, я попаду прямиком в ад.
Точно.

СДЕЛАТЬ ДО ОТЪЕЗДА В ДЖЕНОВИЮ:
1. Написать подробную инструкцию для мамы и мистера Дж., как ухаживать за Толстым Луи, пока меня не будет.
2. Купить запас кошачьей еды, наполнитель для туалета.
3. Подарки к Новому году!
Мама – электрическая машинка для сцеживания? Спросить.
Мистер Дж. – новые барабанные палочки.
Папа – книжка по вегетарианской кулинарии. Ему надо есть здоровую пищу.
Лилли – как всегда. Пустые видеокассеты для шоу.
Ларс – узнать, есть ли в «Прадо» кобура для его пистолета.
Кенни – перчатки? Что нибудь другое, неромантичное.
Толстый Луи – кожаный мячик.
Бабушка – а что бы вы подарили женщине, у которой есть все? Даже сапфир в 89 карат, который ей преподнес султан Брунея.
4. Порвать с Кенни. Только как? Он меня ЛЮБИТ.

Правда, как выяснилось, не настолько, чтобы пригласить на Зимние Танцы.

8 декабря, понедельник домашняя комната

Лилли не верит, что Кенни позвонил мне и признался в любви. Я рассказала ей утром в машине. Слава Богу, Майкл на приеме у дантиста, и его не было сегодня вместе с нами. Я скорее бы умерла, чем обсуждала свои любовные дела в его присутствии. Мне и так приходится это делать в присутствии своего телохранителя.
Так вот, Лилли говорит:
Я категорически отказываюсь признать, что Кенни способен на нечто подобное.
– Лилли, – продолжаю я. Мне надо было говорить тихо, чтобы шофер не услышал. – Я серьезна как никогда. Он сказал, что любит меня. Я тебя люблю. Так и сказал. Это было совершенно неожиданно и странно.
– Может быть, он и не говорил этого. Сказал что нибудь другое, а ты просто плохо расслышала.
– Ну что тогда? Я убью тебя?
– Нет, конечно. С чего бы это?
– А что тогда? Что он мог ляпнуть такого, что звучало как я люблю тебя, но не означало я люблю тебя!
Лилли раздраженно заговорила:
– Знаешь, ты странно вела себя с Кенни весь последний месяц. Точнее, с того момента, как вы начали встречаться. Не понимаю, что с тобой случилось. Раньше ты все время твердила: «Почему у меня нет бойфренда? Как так получилось, что у каждой девочки, которую я знаю, есть парень, а у меня нет? И когда у меня будет бойфренд?» А вот теперь он у тебя появился, а ты совсем его не уважаешь.
Хотя все, что она говорила, было чистой правдой, я притворилась, что обиделась. Мне очень сложно не показывать виду, что мне не нравится вся эта история с Кенни.
– Все совсем не так. Я очень даже его уважаю.
– Да что ты? Думаю, все из за того, Миа, что ты еще не готова к отношениям с парнем.
Ну, тут уж я разозлилась.
– Я? Не готова к отношениям? Шутишь? Да я всю жизнь мечтала, чтобы у меня был парень.
– Если это так, – Лилли говорила как будто свысока, – тогда почему же ты не позволяешь ему поцеловать тебя в губы?
– А ты откуда знаешь? – спросила я.
– Кенни рассказал Борису, а тот поделился со мной.
– Замечательно! – воскликнула я, стараясь умерить бушевавший гнев. – Теперь наши бой френды обсуждают нас за нашими спинами. И ты готова с этим мириться?
– Конечно, нет, – сказала Лилли. – Но это весьма занимательно с психологической точки

0

2

зрения.
Вот почему так неприятно дружить с человеком, у которого родители психоаналитики. Все, что бы ты ни делала, им интересно с психологической точки зрения.
– Кому и куда я позволяю себя целовать, – взорвалась я, – это только мое дело. А не твое и не Бориса!
– Ну что ж, – сказала она, – я думаю, что Кенни мог сказать тебе это – ну это, на букву «л» – просто потому, что он никак по другому не может выразить глубину своих чувств. Ну, понимаешь? Только устно, вслух. По другому ты ему просто не позволяешь.
Выходит, мне еще очень повезло, что Кенни предпочел просто сказать «я люблю тебя», а не выразил это физически. А то ведь, не дай Бог, мог и начать целовать в губы. Боже, подумать и то страшно.

8 декабря, понедельник, домашняя комната

Только что нам раздали расписание экзаменов. Вот как выглядит мое.

РАСПИСАНИЕ ИТОГОВЫХ ЭКЗАМЕНОВ:
15 декабря  – День чтения.
16 декабря  – Первый и второй зачеты.

Это значит, что у меня алгебра и английский будут в один день. Но это ничего. С английским у меня неплохо. Ну, не считая разбора по составу. Можно подумать, мне это пригодится в будущем, как правительнице самой маленькой нации в Европе.
К сожалению, алгебра, как мне сообщили, все же может понадобиться. А ЖАЛЬ!

17 декабря  – Третий и четвертый зачеты.

Мировая цивилизация: легко. Бабушка рассказала мне столько историй про последствия Второй мировой войны в Европе, что мне этого хватит для любого теста. Я знаю, наверное, даже больше, чем наша учительница. А физкультура? Какой экзамен может быть по физкультуре? Мы уже сдавали основной Фитнесс Тест (у меня там все в порядке, кроме, может быть, подтягиваний из висячего положения).

18 декабря  – Пятый, шестой, седьмой зачеты.

Талантливые и Одаренные? Тут никаких зачетов. У нас не бывает зачетов по факультативам. Вряд ли их вдруг введут без предупреждения.
Потом французский. С устным у меня все хорошо. С письменным хуже. Хорошо, что Тина посещает ту же группу. Мы сможем готовиться вместе.
Но вот потом – биология. Это проблематично. Я неплохо успеваю по биологии только благодаря Кенни. Он подсказывает мне большинство ответов.
Но если мы с ним расстанемся, мне придется об этом забыть.

19 декабря  – Зимний Карнавал и Танцы.

На карнавале, наверное, будет весело. У каждого клуба или кружка своя секция, где будут проводиться презентации достижений. У нас такая традиция из года в год. Если Кенни пригласит меня, будем ходить вместе, а потом – на танцы.
Если нет, то я порву с ним, а то мне все уже изрядно надоело.
Но в таком случае я не смогу попасть на танцы, потому что туда надо обязательно приходить с кавалером.
Хотя бы уж Себастьяно поторопился и пристрелил меня.

8 декабря, понедельник, алгебра

ПОЧЕМУ???? ПОЧЕМУ я все время забываю свою тетрадь по алгебре????

ПЕРВОЕ: расставить порядок действий.
ВТОРОЕ: помножить и разделить по порядку слева направо.
ТРЕТЬЕ: сложить и вычесть по порядку слева направо.
ПРИМЕР: 2x3 15:5 = 6–3 = 3.

О, Боже. Лана Уайнбергер только что передала мне записку.
Что теперь? Это не к добру. От Ланы ничего хорошего не жди. Не знаю, чего она так на меня окрысилась. Последнее время вообще прохода не дает. Вполне могу понять, когда она негодовала из за того, что Джош Рихтер пригласил на Праздник многообразия культур меня, а не ее. Но ведь он пригласил меня только потому, что стало известно, что я принцесса, а потом они снова стали встречаться. Но все равно с тех пор Лана меня ненавидит.
Ну что, открываем записку. А там вот что:

Мне рассказали, что случилось с тобой на катке в эти выходные. Думаю, с поцелуями придется повременить до тех пор, пока твой язычок не будет способен действовать, а?

О, Господи! Что, вся школа в курсе, что мы с Кенни еще не целовались по настоящему?
Это, конечно, он виноват. Болтун.
Ей богу, если бы родители знали о том, что происходит на уроках в обычной американской школе, они бы перевели своих детей на домашнее обучение.

8 декабря, понедельник, мировая цивилизация

Наконец то знаю, что мне делать. Я и так то была в курсе, и если бы не эта история с танцами, то решилась бы гораздо раньше.
Но теперь совершенно очевидно, что нельзя ждать, пока мы благополучно сходим на танцы. Следовало бы действовать еще вчера вечером, когда он мне звонил, но такие дела по телефону не решаются. Ну, то есть, может быть, какая то Лана Уайнбергер так бы и поступила, но только не я.
Нет, не стоит откладывать на другой день: я должна порвать с Кенни. Я просто не могу больше жить в этой лжи.
К счастью, у меня будет хотя бы один доброжелатель – Тина Хаким Баба.
Я не хотела ей говорить. И вообще не собиралась кому нибудь рассказывать. Но как то само собой вырвалось, когда сегодня на перемене мы зашли в женский туалет и Тина начала там краситься. Отец не разрешает ей пользоваться косметикой, так что она может накладывать макияж только в школе, когда он ее не видит. У Тины соглашение с телохранителем Вахимом. Она не рассказывает родителям, что Вахим ухаживает за мадемуазель Кляйн, нашей учительницей французского, а он за это не рассказывает мистеру и миссис Хаким Баба про Тинину склонность к продукции фирмы «Мейбеллин».
Так вот, в один прекрасный момент я уже не могла удерживать все это в себе и рассказала Тине, что Кенни вчера вечером… и так далее.
Я пересказала всю первую часть нашего разговора, и Тина, в отличие от Лилли, мне поверила. Да и отнеслась она к этой истории иначе:
– О, Господи, Миа, какая же ты счастливая! – восторженно тараторила Тина. – Как бы я хотела, чтобы Дэйв признался мне в любви! У нас, конечно, и так прекрасные отношения, но он считает, что платить за меня в «Макдональдсе» – уже очень романтично.
От подруги я ждала несколько иной поддержки.
– Но, Тина, – прервала я ее. Я чувствовала, что Тина, которая так зачитывается любовными романами, поймет всю сложность моего положения. – Дело в том, что я то его не люблю.
Тина удивленно уставилась на меня своими подкрашенными глазами:
– Как?
– Он мне очень нравится как друг. Но я не влюблена. То есть я влюблена, но не в него.
– О, Боже. – Она повернулась ко мне и взяла за руку. – Есть кто то еще?
До звонка оставалось всего несколько минут. А мы должны были идти в разные классы.
Но почему то именно этот момент я выбрала для своего великого признания. Сама не понимаю почему. Может быть, после того как я рассказала все папе, мне было уже не так трудно открыться кому то еще, тем более Тине. К тому же у меня никак не выходили из головы папины слова. Ну, про то, что я должна как то намекнуть о своих чувствах. Мне казалось, Тина – единственный человек, который знает, как это сделать.
– Да, – ответила я.
От удивления Тина рассыпала по полу содержимое своей косметички.
– Я так и знала! – воскликнула она. – Я так и знала, что именно из за этого ты не даешь ему себя поцеловать!
У меня аж рот раскрылся от удивления:
– Как, и ты знаешь?
– Ну, – она пожала плечами. – Кенни сказал Дэйву, а Дэйв – мне.
Ужас! И с чего это те, кто пишет статьи в журналах, взяли, что мальчишки не болтают о своих чувствах и не сплетничают между собой? У меня такое впечатление, что Кенни старался наговориться о наших отношениях за все мужское население земного шара на несколько поколений вперед.
– Так кто же он? – нетерпеливо спросила Тина, собирая свои флакончики с тушью и помадой. – Этот парень, который тебе так нравится?
Я ответила:
– Это не так уж и важно. Кроме того, это все не имеет значения. У него вроде бы есть девушка. По моему.
Тина оглянулась, чтобы посмотреть мне в глаза, но так резко, что косой съездила себе по лицу.
– Это ведь Майкл, правда? – спросила она, снова схватив меня за руку и так крепко сжав ее, что мне стало больно.
Первой моей мыслью было, конечно, возразить Тине. Я уже даже открыла рот и готова была сказать «нет».
А потом я вдруг подумала, – а почему? Зачем мне разубеждать Тину? Она то никому не скажет. Но зато она может мне помочь.
Так что, вместо того чтобы дать отрицательный ответ, я набрала в грудь побольше воздуха и сказала примерно следующее.
– Если ты кому нибудь проболтаешься, я тебя убью. Понимаешь? Просто УБЬЮ.
После этого Тина меня немало удивила. Она отпустила мою руку и запрыгала на месте.
– Я так и знала, так и знала, так и знала! – повторяла она. Потом перестала прыгать и снова взяла меня за руку. – О, Миа, я всегда знала, что вы будете прекрасной парой. Нет, я ничего не имею против Кенни, но он… сама понимаешь… – она фыркнула, – совсем не то, что Майкл.
Если я вчера и чувствовала себя немного странно, когда открылась перед папой в своих чувствах к Майклу, то это было ничто – НИЧТО – по сравнению с тем, что я испытывала, говоря об этом со своей ровесницей. А то, что Тина не рассмеялась мне в лицо и не отмахнулась, мол, ладно, означало для меня даже больше, чем я сама ожидала. И то, что она прекрасно поняла и даже одобрила мои чувства к Майклу, едва не заставило меня кинуться ей на шею и расцеловать.
Только время было совсем неподходящее – вот вот должен был прозвенеть звонок.
Поэтому вместо столь активного выражения чувств я просто спросила:
– Правда? И ты не считаешь, что это глупо?
– Нет. Майкл очень даже привлекательный молодой человек. К тому же он выпускник. – Ее лицо вдруг опечалилось. – А как же Кенни? И Джудит?
– Сама понимаю, – сказала я. Мои плечи опустились. Если бы бабушка видела это, то немедленно хлопнула бы меня по спине, чтобы я выпрямилась. – Тина, я не знаю, как поступить.
Лицо подруги приняло сосредоточенное выражение.
– По моему, я читала одну книжку, где была описана подобная ситуация. «Прислушайся к моему сердцу» – кажется, так она называлась. Надо попробовать вспомнить, как они там решали свои проблемы.
Но пока она вспоминала, прозвенел звонок. Мы обе опоздали на уроки.
Но, по мне, жертва того стоила. Потому что теперь, по крайней мере, я не замыкаюсь в себе со своими проблемами. Теперь есть человек, который готов помочь мне их решить.

8 декабря, понедельник, ТО

Ланч прошел просто ужасно.
Казалось бы, мне уже не следует удивляться тому, что вся школа в курсе моей личной жизни и все знают о том, что произошло с моим языком. Но все оказалось гораздо хуже, чем можно было предположить.
А все потому, что в столовой я столкнулась с Майклом. Набирая себе овощей на ланч, я заметила его около стойки с гамбургерами (несмотря на все мои доводы и проповеди, и он, и Лилли продолжают есть мясо).
На его вопрос «как дела?» я смогла ответить только банальное «спасибо, нормально». И это при том, что когда последний раз он меня видел, я исходила кровью. Картина, должно быть, была просто великолепная. Я так рада, что сумела не уронить королевскую честь и достоинство в присутствии человека, которого люблю.
Так вот. Я его тоже спросила, просто из вежливости, как прошел его прием у дантиста. В том, что произошло потом, не было ни капли моей вины.
Майкл начал рассказывать, как ему сделали укол, и его губы омертвели от новокаина. Так как я знала, что испытываешь, когда твои ощущения притупляются, основываясь на собственном опыте с языком, я автоматически взглянула на его губы, чего раньше никогда не делала.
Не знаю, говорят ли так про мужские губы, но они показались мне очень мягкими, и я вдруг представила себе сцену нашего поцелуя. И у меня даже появилось то теплое чувство, про которое пишут в Тининых романах. И В ЭТОТ МОМЕНТ появился Кенни со своим подносиком, на котором стояло то, что он обычно ест на ланч, – кока кола и мороженое.
Я знаю, что Кенни не умеет читать чужие мысли. Если бы он умел это делать, он бы тут же, на месте, разорвал со мной всякие отношения. Но он, очевидно, как то догадался, о чем я думаю, так как не ответил, когда мы с Майклом с ним поздоровались.
Наверное, он почувствовал напряжение в окружавшем нас с Майклом воздухе и поэтому не сказал «привет». И еще, может быть, потому, что я выглядела виноватой в чем то. Да я и чувствовала себя виноватой. Все таки я стояла, смотрела на губы другого парня и мечтала о том, как буду целоваться с ним, когда мой бойфренд находился рядом.
Так что после смерти я точно попаду в ад.
Знаете, о чем я мечтаю? Чтобы кто нибудь сумел прочитать мои мысли. Возможно, тогда бы Кенни сам узнал, что я о нем думаю, и не захотел бы со мной встречаться. И Лилли не смеялась бы надо мной из за того, что я не разрешаю ему поцеловать себя. Она бы поняла, что я не могу допустить этого, потому что люблю другого.
Но тогда бы она узнала, кого именно.
И этот другой тогда бы никогда со мной больше не заговорил, потому что выпускнику совсем не интересно встречаться с первокурсницей, за которой к тому же повсюду таскается телохранитель.
В принципе я даже обрадовалась, когда Майкл, взяв свой гамбургер, сел за столик к Джудит Гершнер.
Случилось так, как случилось.
Ах, если бы в Дженовию надо было уезжать уже завтра, а не через целые две недели.

8 декабря, понедельник, французский

Если не считать этого кошмарного случая за ланчем, урок ТО прошел очень даже весело. Все вдруг стало так, как было раньше, еще до того, как все стали встречаться друг с другом и когда язык у меня еще не был продырявлен.
Миссис Хилл весь урок провела в учительской напротив класса. Она орала по телефону на кого то из «Американ Экспресс», а мы занимались тем, чем обычно занимаемся на ее уроках… То есть чем хотим. Те, кто, как Борис, хотели работать по своим индивидуальным планам, как и полагается на уроках Талантливых и Одаренных, занимались делом (Борис разучивал какую то новую сонату на скрипке).
Те же, кто, как мы с Лилли, предпочитал на время забыть о своих проектах (я должна была бы заниматься алгеброй, а Лилли что то придумывать для своего телешоу), просто сидели и болтали.
Все это было весьма кстати, потому что Лилли уже забыла про наши с Кенни поцелуи. Она злилась на миссис Спирс, учительницу английского, за то, что та не оценила ее сочинение.
Непонятно, почему миссис Спирс забраковала эту работу, ведь сочинение Лилли и в самом деле наводит на умные мысли, и вообще, оно очень творческое и продвинутое. Я даже сделала с него ксерокопию. Вот оно.

КАК ВЫЖИТЬ В СРЕДНЕЙ ШКОЛЕ Лилли Московитц

Я провела два месяца в учреждении среднего образования, известном в нашем американском обществе как средняя школа, и чувствую, что мне есть что сказать об этом.
Наблюдая жизнь школы, начиная с утренних объявлений на стенах и заканчивая работой совета, я следила за всеми событиями и изучила это учреждение во всем его разнообразии. Через четыре года я закончу школу, сброшу эту чудовищную ношу с плеч, отбуду эту тягостную повинность. И тогда, может быть, опубликую свои заметки под названием «Как выжить в средней школе».
Мои соученики и учителя не знали, даже не догадывались, что, проводя день за днем в школьной суете, они служили мне иллюстративным материалом для книги, которая станет учебником будущих поколений. Под моим чутким руководством будущие ученики смогут более плодотворно провести в средней школе положенные несколько лет. Они смогут с меньшим ущербом для психики проходить те стадии общения со сверстниками, которые необходимо пройти каждому. Отмечу, что все описанные в моей книге персонажи – реальные люди, которых все эти годы мучили те, кто сильнее. Словом, книга эта не триллер, не боевик, а правдивая история, тем не менее потрясающая воображение.
Здесь в качестве примеров представлены несколько тем, которые я намереваюсь исследовать в своей книге «Как выжить в средней школе».
1. Любовь в средней школе, или как я не могу пробиться к своему шкафчику, потому что двое старшеклассников вечно обнимаются, прислонившись к нему.
2. Еда в кафе: каким образом засушенный хот дог имеет наглость находиться в рубрике меню «Горячие мясные блюда»?
3. Как общаться со «сверхлюдьми», которые становятся любимчиками учителей и поэтому считают, что им все дозволено.

По моему, неплохо. Но миссис Спирс решила иначе.

«Лилли, прости, но, по видимому, придется тебе подобрать другую тему для контрольного сочинения, потому что, боюсь, ты настроена слишком негативно. За творчество, впрочем, 5, как обычно.
Миссис Спирс».

Я глазам своим не поверила. Лилли подверглась цензуре! Лилли раскритиковали!!! По закону, сказала она, теперь уж она покажет школьной администрации. Лилли обещает поставить их на колени. Ее приводит в смятение сумма, которую мы платим за обучение, и от учителей то мы вправе ждать какой нибудь поддержки. Ну, я напомнила ей про мистера Джанини, который после обязательных часов проводит каждый день дополнительные занятия для тех, кто, вроде меня, ничего не смыслит в алгебре.
Лилли, конечно, прошипела, что он начал оставаться в школе после уроков, чтобы снискать себе расположение моей мамы, а теперь не может остановиться, потому что если она об этом узнает, то это будет конец и она с ним разведется.
Но это просто ерунда. Мистер Джанини наверняка оставался бы и занимался со мной независимо от того, влюбился он в мою маму или нет. Такой уж он человек.
Как бы то ни было, в результате всего этого Лилли развернула еще одну кампанию века. Это, конечно, дело хорошее, тем более что в такие моменты своей жизни Лилли отвлекается от меня. А вот как все это началось.

Лилли:  Самая большая проблема этой школы – не учителя. Дело в равнодушии самих учеников. Ну, например, что вы скажете, если я предложу объявить забастовку?
Я:  Забастовку?
Лилли:  Ну да. Знаешь, что это такое? Все встают со своих мест и покидают школу. Одновременно.
Я:  Из за того что миссис Спирс забраковала тему твоего контрольного сочинения?
Лилли:  Нет, Миа. Дело в том, что она пытается подавить нашу индивидуальность, подвергает цензуре наши высказывания и критикует нас как раз в момент расцвета вдохновения, образно говоря. Знаешь, как это у психотерапевтов называется?
Борис (выглядывая из подсобки, куда его загнали, когда он начал разучивать очередную сонату):  Вдохновение? Кто то произнес – «в момент расцвета вдохновения»?
Лилли:  Исчезни, Борис. Майкл, ты не мог бы сегодня вечером отправить e mail на адреса всех всех наших учеников с объявлением о забастовке? Завтра в 11.00?
Майкл (не отрываясь от компьютера):  Могу. Но не буду.
Лилли:  КАК – НЕ БУДЕШЬ? ПОЧЕМУ?
Майкл:  Потому что вчера была твоя очередь разгружать посудомоечную машину, а тебя не было дома, так что заниматься этим пришлось мне.
Лилли:  Но я же сказала маме, что мне надо съездить на студию, чтобы внести последние исправления в шоу этой недели!

Шоу «Лилли рассказывает все, как есть» теперь одна из самых рейтинговых программ на кабельном телевидении Манхэттена. Конечно, канал этот общественный, и никаких денег на шоу не зарабатывает, но множество СМИ позаимствовали запись, которую она сделала как то ночью – болтала со мной о всяких пустяках, я что то бубнила в ответ, такого наговорила… До сих пор мороз по коже. Я тогда еще заснула под конец. Да уж, сказала Лилли все как есть.
Думаю, что ничего нельзя придумать глупее, но, по видимому, многим это показалось интересным, потому что от писем теперь отбоя нет. Раньше ей писал только сумасшедший Норман.

Майкл:  Слушай, если тебе твои мегапроекты не дают жить спокойно, то я то тут при чем? Оставь меня в покое. И не надейся, что я стану послушно выполнять все твои распоряжения. Особенно после вчерашнего.
Я:  Лилли, правда, без обид. Мне кажется, что для забастовки сейчас неудачный момент. Сама подумай, скоро зачеты.
Лилли:  Ну и?..
Я:  Ну, многим придется, просто придется остаться в классе. Я не смогу пропустить дополнительные занятия по алгебре. У меня ужасные оценки. Я не могу себе позволить бастовать сейчас.
Майкл:  Да ну? Я думал, дела налаживаются.
Я:  Ну да, конечно, если можно так сказать о тройке с плюсом.
Майкл:  Какая тройка с плюсом! Этого не может быть. Ведь твоя мама замужем за твоим учителем алгебры!
Я:  Ну и что? Это еще ничего не значит. Сам знаешь, мистер Джанини никого не выделяет.
Майкл:  Ну, для своей приемной дочери мог бы сделать исключение.
Лилли:  В КОНЦЕ КОНЦОВ, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ТО, ЧТО ШКОЛА ИСПЫТЫВАЕТ ЖИЗНЕННУЮ НЕОБХОДИМОСТЬ В ГЛОБАЛЬНЫХ РЕФОРМАХ!!!!

К счастью, в эту минуту прозвенел звонок, и насчет забастовки мы так и не успели договориться. Это очень хорошо, потому что мне совершенно необходимо заниматься.
Забавно, что миссис Спирс, отклонив тему полугодового сочинения Лилли, с диким энтузиазмом отнеслась к моей теме. Звучит она следующим образом: «Дело рождественских елок: почему необходимо бороться против языческого обычая вырубки лесов, если мы хотим восстановить озоновый слой».
А уровень моего IQ (коэффициент интеллекта) даже не приближается к уровню IQ Лилли.

8 декабря, понедельник, биология

Кенни только что прислал мне записочку следующего содержания:

Миа, надеюсь то, что я сказал вчера вечером, не расстроило тебя. Просто хочется знать, что ты чувствуешь.
Искренне твой, Кенни.

О, Господи. Теперь то мне что делать? Вот он сидит совсем рядом и ждет ответа. Наверное, он думает, что я пишу ответ.
Что я могу сказать?
Может, наступил самый подходящий момент, чтобы расстаться с ним? Сказать, что то вроде: «Извини, Кенни, но я не чувствую того, что чувствуешь ты, давай будем просто друзьями». Это, значит, мне надо выговорить?
Просто не хочу ранить его чувства. И все. Он мой напарник по биологии. И что бы ни случилось, мне придется сидеть с ним рядом еще две недели. И, конечно, лучше, если напарник по биологии любит тебя, а не ненавидит.
А как же танцы? Если я порву с Кенни сейчас, то с кем же мне идти на Зимние Танцы? Знаю, что думать о таких вещах ужасно, но это первые в моей жизни танцы, когда есть хоть кто то, кто мог бы меня на них пригласить. Только что то не заметно, чтобы Кенни бегал за мной и умолял пойти туда с ним.
Ну, это то ладно, чего уж там. А вот что делать с зачетом по биологии? Без конспектов Кенни я не произнесу ни слова. Провалюсь с позором. О том, чтобы сдавать биологию без Кенни, не может быть и речи.
Вот и все. Прощайте, Зимние Танцы. Привет, одиночество у телевизора…

Дорогой Кенни,
Только не думай, что я не считаю тебя своим близким другом. Просто дело в том, что…

8 декабря, понедельник, 15.00, дополнительные занятия по алгебре с мистером Джанини

Да уж, звонок прозвенел, а я так и не успела закончить свою записку.
Это совершенно не значит, что я не буду говорить Кенни о своих чувствах. Конечно, скажу обязательно. Сегодня же вечером, честное слово. Мне все равно, жестоко ли то, что я собираюсь сказать ему обо всем по телефону. Не могу больше этого вынести.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ:
Алгебра: повторить вопросы к главам 1–3.
Английский: сочинение.
Мировая цивилизация: повторить вопросы к главам 1–4.
ТО: ничего.
Французский: повторить вопросы к главам 1–3.
Биология: повторить вопросы к главам 1–5.

9 декабря, вторник, дома

Я с ним не рассталась.
Но, если честно, хотела.
Хотя и не воплотила свои желания в жизнь. Даже не потому, что невежливо бросать парня по телефону.
А из за того, что наговорила мне бабушка.
Сама то я и не думаю, что это правильно. Не в смысле, что неправильно расстаться с Кенни. Просто вчера после дополнительных занятий по алгебре мне пришлось идти в демонстрационный зал, где Себастьяно развесил свои последние творения и был готов выслушать слова восхищения.
Подошли худенькие девушки – помощницы Себастьяно и начали меня обмеривать со всех сторон. Бабушка, естественно, находилась тут же, не переставая твердить, что теперь мне следует носить одежду исключительно от кутюрье Дженовии, чтобы проявлять патриотизм или там что то еще… Ну, это мы еще посмотрим. Модельер в Дженовии один. Это Себастьяно. Он практически никогда не использует для платьев хлопчатобумажную ткань.
Однако у меня, наверное, есть дела и поважнее, чем в начале декабря заниматься весенним гардеробом.
Рассматривала я все эти платья, да так задумалась, что унеслась мыслями куда то совсем далеко.
– Амелия! – взорвалось вдруг у меня в мозгу.
Я аж подскочила. А, это бабушка.
– Амелия, что с тобой сегодня? Себастьяно спрашивает, что ты предпочитаешь: круглое декольте или квадратный вырез?
– Квадратный вырез чего? – спросила я.
Бабушка сделала страшные глаза. Она часто так делает. Поэтому папа никогда не заглядывает на мои уроки королевского этикета, хотя живет в соседних апартаментах.
– Себастьяно, – провозгласила бабушка грозным голосом, под стать взгляду. – Не могли бы вы оставить нас с принцессой наедине. На одну минуту.
Себастьяно почтительно поклонился и покинул помещение, девушки бросились за ним.
– Та ак, – бабушка буравила меня пристальным взглядом. – Тебя определенно что то беспокоит, Амелия. Что?
– Ничего, – пробормотала я и покраснела как рак.
Точно знаю, что страшно покраснела, потому что: а) я почувствовала это; б) я видела свое отражение в огромном трехстворчатом зеркале.
– Нет, не ничего, – как отрезала бабушка и достала сигарету, хотя я сто раз просила ее не курить в моем присутствии, потому что легкие пассивного курильщика страдают не меньше, чем легкие активного. Но бабушку проси не проси…
– Так что стряслось? Проблемы дома? Твоя мать уже скандалит с математиком? Я и не думала, что этот брак продержится долго. Твоя мать – ветреная и легкомысленная особа.
При этих словах я чуть не сорвалась. Бабушка всегда оскорбляет маму, хотя та вырастила меня в одиночку, и я, как мне кажется, выросла нормальным человеком.
– К твоему сведению, – ответила я, стараясь, чтобы голос звучал как можно более язвительно, – мама с мистером Джанини очень счастливы. И я вовсе не о них задумалась.
– Ну, а о чем тогда? – спросила бабушка со вздохом.
– Ни о чем! Просто я подумала, что сегодня вечером мне надо будет порвать со своим бойфрендом! Вот и все! И тебя это не касается!
И моя бабушка снова меня удивила.
Вместо того чтобы обидеться на мою грубость, как сделала бы любая уважающая себя бабушка, моя только отхлебнула виски, раздавила в пепельнице окурок и взглянула на меня с неожиданным интересом.
– Вот как? – произнесла она совершенно другим голосом (такой тембр ее голос обычно приобретает, когда бабушка получает конфиденциальную информацию о состоянии курсов акций на бирже). – Что еще за бойфренд?
Господи, за что Ты наказал меня такой бабушкой? Честно. Бабушка Лилли и Майкла помнит имена всех их друзей, все время готовит им пироги и обеды, всегда беспокоится, сыты ли они, причем их родители раз в неделю забивают продуктами холодильник и на этом успокаиваются.
Ну, иногда по вечерам заказывают на дом ужины из китайского ресторана.
А я? У моей бабушки есть лысый пудель и кольца с бриллиантами в девять карат каждый, а самое ее любимое развлечение в жизни – без конца мучить меня.
Ну почему так, почему? Я ей ничего плохого не сделала. Ну, разве что оказалась ее единственной внучкой.
И в лицо я ей тоже не говорю ничего такого, что может ее расстроить. Забочусь. Ни разу не сказала, что она вносит свой вклад в разрушение окружающей среды, потому что предпочитает натуральные меха и курит французские сигареты без фильтра.
– Бабушка, – процедила я сквозь зубы, стараясь сохранять спокойствие, – у меня есть только один бойфренд. Его зовут Кенни.
А про себя подумала, что рассказывала о нем уже тысячу раз.
– А я думала, что этот Кенни – твой напарник по лабораторным работам на уроке биологии, – произнесла бабушка и отправилась смешивать себе коктейль.
– Он и есть, – подтвердила я, даже немного удивившись.
Как? Моя бабушка помнит, кто мой напарник по лабораторным работам? Ничего себе…
– Он еще и мой бойфренд. Но вчера вечером у него съехала крыша и он признался мне в любви.
Бабушка потрепала Роммеля. Все это время он сидел у нее на коленях и, как всегда, в ужасе таращил глазенки.
– Так что же тебя не устраивает в молодом человеке, который утверждает, что любит тебя?
– Ну, понимаешь, – говорю, – я то его не люблю, вот в чем дело. Так что с моей стороны будет нечестно… ну, быть с ним.
Бабушкины брови поползли к основанию прически:
– Не вижу причины.
Как я позволила ей увлечь себя в этот разговор?
– Как, бабушка?! Люди ведь так не поступают. В наши дни, по крайней мере.
– Думаешь? Знаешь, мои наблюдения показали как раз обратное. Кроме тех редких случаев, конечно, когда любовь взаимна. Нет ничего страшного в том, что сейчас рядом с тобой поклонник, к которому ты равнодушна. Ведь при появлении подходящего тебе человека с ним в любой момент можно расстаться. Или тебе нужно расчистить путь для подходящего человека? – Бабушка пронзила меня взглядом. – Есть ли в твоей жизни некто подобный, а, Амелия? Кто нибудь, хм… Особенный для тебя?
– Нет, – машинально соврала я.
– Врешь, – спокойно констатировала бабушка.
– Нет, не вру, – соврала я снова.
– Точно врешь. Полагаю, тебе следует знать, что для будущего монарха привычка говорить неправду – одна из наиболее неподходящих. И еще. Во избежание какой нибудь неловкой ситуации, несовместимой с твоим статусом, я тебя предупреждаю: когда ты лжешь, твой нос краснеет как свекла.
Я схватилась за нос обеими руками.
– Нет! Ничего он не краснеет!
– Верь мне, – сказала бабушка, от души наслаждаясь произведенным эффектом. – Не веришь, взгляни в зеркало.
Я повернулась к зеркалам высотой до потолка, убрала руки от лица и всмотрелась в свое отражение. Нос не горел. Опять она смеется надо мной?
– А теперь я снова спрашиваю тебя, Амелия, – медленно проговорила бабушка из глубин мягкого кресла. – Ты влюблена в кого нибудь другого?
– Нет! – воскликнула я, как всегда, машинально.
И тут же мой нос загорелся как фонарь!
О, Господи! Все эти годы я упоенно врала, а теперь выясняется, что при каждом вранье мой нос становится как свекла! И выдает меня с головой! Окружающие только смотрят на мой нос и уже точно знают, вру я или нет.
Как могло случиться, что до сегодняшнего дня никто не озаботился сообщить мне об этой, хм, особенности организма.
И бабушка! Бабушка, единственная из всех, сказала мне об этом. Не мама, с которой я прожила все четырнадцать лет своей жизни. Не моя лучшая подруга, у которой IQ выше, чем у самого Эйнштейна.
Нет. Разъяснила бабушка.
– Отлично! – горестно воскликнула я и повернулась к бабушке лицом. – Да, хорошо, да. Да, я влюблена в кое кого другого. Довольна?
Бабушка приподняла рисованную бровь.
– Не надо кричать, Амелия, – спокойно заметила она. И по ее виду легко можно было заключить, что она ловит небывалый кайф от происходящего. – Ну и кто этот кое кто другой? Кто бы это мог быть?
– Ну уж нет, – ответила я, выставив ладони перед собой. – Этой информации ты от меня не получишь.
Бабушка изящным движением стряхнула пепел с очередной сигареты в специально для нее поставленную хрустальную пепельницу.
– Очень хорошо. Значит, как я понимаю, сей юный джентльмен не питает к тебе ответных чувств?
Все. Врать больше нет никакого смысла. Мой нос сразу показал бы, что к чему. Захотелось убежать и заплакать.
– Не питает. Ему нравится другая девочка. Она очень умная и знает, как клонировать фруктовых мошек.
Бабушка даже откинулась в кресле.
– Полезный талант. Ну да это не важно. Полагаю, Амелия, ты пока не знакома с выражением «лучше плохой, чем никакого».
Она многозначительно помолчала.
– Амелия, неужели не понятно. Не отталкивай этого Кенни, пока не обеспечишь себя чем нибудь получше.
Я в полном ужасе смотрела на нее. Бабушка, конечно, заворачивала иногда такое… но чтоб TAКОЕ!!!
– Обеспечу себя чем нибудь получше? – Я не могла поверить, что она говорит серьезно. – Ты говоришь, что мне не надо расставаться с Кенни, пока я не встречу кого нибудь другого?
– Разумеется, – ответила бабушка и щелкнула зажигалкой.
– БАБУШКА!
Клянусь, иногда я сомневаюсь, человек ли она, как все мы, или просто засланный инопланетянин, шпионящий за нами и замышляющий козни, призванные разрушить устои нашего общества.
– Бабушка, так же нельзя! Нельзя же привязать к себе парня, зная, что сама его не любишь так, как любит он!
Бабушка выдохнула огромный клуб сизого дыма.
– Почему?
– Потому что это неэтично! Безнравственно! Аморально, по моему. – Я покачала головой. – Нет. Я порываю с Кенни. Прямо сейчас. Сегодня вечером, и все.
Бабушка почесала Роммеля под подбородком, и он задрожал еще сильнее. Естественно, лысый пудель, а его – холодными кольцами, да еще и острыми камнями!
– Это твое право, твой выбор. Но позволь мне сказать, что если ты сейчас порвешь с этим молодым человеком, то зачет по биологии можно хоронить заранее.
Я испытала шок. По большей части оттого, что именно об этом я и сама думала днем. Удивительно, но иногда бабушка просто читает мои мысли.
– Бабушка!
– Да? – протянула она и раздавила в хрустальной пепельнице еще один окурок. – Что, я не права? Ты то сама едва на тройку биологию вытягиваешь? Так что если бы этот милый молодой человек не позволял тебе списывать у него все ответы…
– Бабушка! – Я снова чуть не плакала.
Теперь потому, что она оказалась права.
Бабушка закатила глаза и взглянула на потолок.
– Давай ка посмотрим, – сказала она. – 4 по алгебре, но 3 по биологии… Нехорошо.
– Бабушка! – в который раз воскликнула я.
Просто не верилось в то, что я слышала. Она знала о моих оценках! И она была права. Ах, как она была права!
– Нет, не стану откладывать разрыв с Кенни до конца зачетов. Это будет неправильно.
– Дело твое, – произнесла бабушка и глубоко вздохнула, – но я думаю, что тебе будет неловко сидеть рядом с ним – сколько там осталось до конца полугодия? А, целые две недели! Особенно принимая во внимание тот факт, что после разрыва он вдруг возьмет да и перестанет с тобой разговаривать.
Снова правда. И об этом я уже думала. Если Кенни разозлится настолько, что никогда больше не захочет разговаривать со мной, то веселья мало.
– Так, а что там с танцами? – бабушка опустила в коктейль кубик льда. – Рождественские Танцы?
– Не Рождественские, а Зимние…
Бабушка махнула рукой. Драгоценный браслет сверкнул сотней огней.
– Да какая разница. Если ты бросишь этого молодого человека, то с кем тогда пойдешь танцевать?
– Я вообще ни с кем туда не пойду, – твердо ответила я. Горло перехватило, но я продолжала: – Останусь дома.
– С чего это? Торчать дома, пока остальные веселятся? Амелия, это весьма неразумно. Ну ка, расскажи мне о другом молодом человеке.
– О каком другом молодом человеке?
– О том, в любви к которому ты с такой страстью признаешься. Он разве не пойдет на эти танцы со своей леди, разводящей навозных мух?
– Фруктовых. Не знаю. Может быть.
Мысль, что Майкл может пригласить на Зимние Танцы Джудит Гершнер, мне в голову не приходила. Но как только бабушка высказала это предположение, меня охватило такое же чувство, как тогда, когда я увидела их вместе в первый раз. Меня словно окатили ледяной водой, ну, примерно так же, как когда мы с Лилли переходили Бликер стрит, а на нас наехал китаец – развозчик заказов на дом. Он так больно ударил меня рулем велосипеда в солнечное сплетение, что я перестала дышать и какое то мгновение ощущала только панический ужас… Вот примерно так.
Но теперь у меня вдруг разболелся язык. Было уже намного лучше, но теперь он опять разболелся.
– Мне кажется, – сказала бабушка, – единственный способ привлечь внимание этого молодого человека – появиться на танцах под руку с другим молодым человеком. И на тебе должен непременно быть потрясающий наряд – оригинальное творение дженовийского дизайнера модной одежды Себастьяно Гримальди.
Я уставилась на бабушку с еще большим ужасом. Потому что она снова оказалась права. Как же она была права. Кроме…
– Бабушка, – сказала я, – какой еще такой молодой человек, который мне нравится? Ему то нравится девушка, которая умеет клонировать насекомых. Понятно? Я сильно сомневаюсь, что какое то платье произведет на него впечатление.
Разумеется, я не рассказала бабушке, что сама прошлой ночью мечтала именно об этом. Бабушка взглянула на меня так, будто прочитала мои мысли.
– Милая, – сказала она, – мне кажется, в это время года несколько жестоко бросать молодого человека.
– Почему?
Что за странная сентиментальность поразила бабушку? Раньше ее так не волновали чужие проблемы и чувства.
– Из за Рождества, что ли?
– Да нет, – ответила бабушка и посмотрела на меня так, будто усомнилась в моих умственных способностях. – Из за этих ваших зачетов. Если хочешь проявить милосердие, то подожди, по крайней мере, окончания зачетной недели, а там разбивай себе на здоровье сердце этого бедолаги.
Я набрала побольше воздуха, чтобы поспорить о том, что мне уже все равно – какой там сезон, жестоко или не жестоко бросать, а брошу в любом случае, но, вспомнив о зачетах, остановилась. Так и осталась стоять с открытым ртом. К тому же трижды отраженная в огромных зеркалах.
– Представить не могу, что тебе трудно подождать со своими признаниями до конца зачетов. Зачем усугублять стресс бедному мальчику? Но ты, разумеется, поступай, как сама считаешь нужным. Я полагаю, что этот, как его, Кенни, из тех людей, кто легко переносит отказ. Он, наверное, и с разбитым сердцем неплохо справится с зачетами.
О, Господи! До чего же мне стало плохо от этих ее слов! Мучительно как никогда.
Но, должна признать, некоторое облегчение я все таки испытала. Потому что, по крайней мере, ситуация хоть немного прояснилась. Конечно, я не могу сейчас ссориться с Кенни. Плевать на оценку по биологии и на танцы. Причина вот в чем: нельзя бросать кого нибудь накануне зачетной недели. Хуже не бывает.
Впрочем нет, Лана со своими кошмарными подружками все таки хуже. Противно терпеть ее насмешки. Какое ей до меня дело! Вечно в раздевалке пристанет как оса: «зачем ты носишь лифчик, он ведь тебе без надобности», «а ты со своим бойфрендом хоть целуешься?» Ненавижу.
Вот и все. Я ХОЧУ порвать с Кенни, но НЕ МОГУ!
Я ХОЧУ сказать Майклу о своих чувствах, но НЕ МОГУ!
Я даже не могу перестать грызть ногти.
Я – биологическая аномалия. Лилли сказала, что мне необходимо обрести внутреннюю гармонию между сознательным и бессознательным. Как всегда, ей виднее – у нее родители психоаналитики.

СДЕЛАТЬ ДО ОТЪЕЗДА В ДЖЕНОВИЮ:
1. Купить запас кошачьей еды и наполнитель для туалета Луи.
2. Прекратить обгрызать ногти.
3. Достичь самоактуализации.
4. Обрести внутреннюю гармонию между сознательным и бессознательным.
5. Порвать с Кенни – но не перед зачетами (и не перед Зимними Танцами).

9 декабря, вторник, английский

Что произошло сейчас в коридоре? Кенни Шоутер произнес то, что произнес? Мне не послышалось?
Да. Ох, Шамика, что мне делать? Меня так трясет, что я пишу с трудом.
Как это – что тебе делать? Просто парень сходит от тебя с ума, пользуйся этим.
Нельзя позволять людям говорить такие вещи. Тем более так громко. Его, наверное, все слышали. Думаешь, его все слышали?
Ну и что, что его все слышали. Надо было тебе видеть лицо Лилли в тот момент. Я думала, ей дурно станет.
Что? Тебе кажется, ВСЕ слышали? Ну, те, кто выходил в тот момент из химической лаборатории? Думаешь, они слышали?
С чего бы им не слышать? Они же не глухие.
Они смеялись? Ну, кто выходил из химлаборатории? Со смеху попадали?
Большинство, да, смеялись.
О, Господи! Зачем я родилась на свет?
Майкл, правда, не смеялся.
Майкл? МАЙКЛ НЕ СМЕЯЛСЯ? ЧЕСТНО? Врешь!
Мне нет смысла врать. Да тебе то какое дело, кто именно смеялся, а кто – нет?
Нельзя смеяться над несчастьем других. Вот и все.
Ну, знаешь, ничего себе несчастье. Парень любит тебя! Знаешь, многие девчонки только и мечтают, чтобы их бойфренд на весь коридор кричал о своей любви.
Да, но я тут при чем?

Используйте переходные глаголы, чтобы придумать короткие выразительные предложения.
Непереходный: скоро он пожалеет о том, что произнес те слова.
Переходный: Недолго ему осталось ждать того момента, когда он очень пожалеет о своих словах.

У меня получилось все наоборот.

9 декабря, вторник, биология

В классе Талантливых и Одаренных сегодня было скучно. Почти так же, как на биологии, особенно потому, что я сейчас сижу рядом с Кенни, который, к счастью, немного поостыл с утра.
Кстати, я считаю, что некоторым совсем незачем появляться в чужом классе. У Джудит Гершнер должен был быть другой урок, и я не понимаю, почему она целых пятьдесят минут торчала в классе ТО. Ведь ей нельзя покидать свой этаж. Думаю, у нее даже пропуска нет.
Я, конечно, закладывать ее не буду, но и поощрять такое нарушение правил тоже нельзя. Если Лилли будет настаивать на этой своей забастовке (а она, кажется, усиленно работает в этом направлении), то в ноту протеста необходимо внести и тот факт, что учителя выбирают себе любимчиков и смотрят на их вольности сквозь пальцы. Действительно, если девчонка умеет клонировать мушек, это еще не означает, что ей позволено шататься по школе где и когда ей заблагорассудится.
Однако когда я вошла в свой класс, Джудит находилась именно там. И нет ни тени сомнения: ее интересовал Майкл. Вместо обычных черных плотных колготок на ней были тонкие капроновые телесного цвета. Естественно, это что то означает. Такая девушка, как Джудит, никогда не наденет тонкие колготки, не имея на то достаточных оснований.
И даже если предположить, что они с Майклом работают над какой то компьютерной игрой к Зимнему Карнавалу, то Джудит все равно не имеет никакого права вести себя так, как сегодня. Из за нее он даже не помогал мне с домашней работой по алгебре, как это делал всегда. Сегодня он принадлежал Джудит.
К тому же Джудит не имеет никакого права вторгаться в мои личные разговоры, потому что мы едва знакомы.
Но когда она услышала, как Лилли извиняется передо мной за то, что не верила моим рассказам о странном звонке Кенни, она заявила, что ей, Джудит, видите ли, жаль парня! Какое ее дело? Мало ли что побудило сегодня Кенни кричать при всех о своей любви? Это ее совершенно не касается!
– Бедный мальчик, – сказала она. – Я слышала, что он говорил тебе сегодня в коридоре. Кажется: «Мне не важно, Миа, чувствуешь ли ты ко мне то же, что я к тебе, но знай, что я всегда буду тебя любить». Примерно так?
Я не ответила. Просто представила, как отреагирует Джудит, если я внезапно ткну ей карандашом прямо в лоб.
– Как трогательно, – продолжала она. – Сама подумай, парень с ума по тебе сходит.
В том то и проблема. Все думают, что Кенни такой… крутой. И никто не видит, что на самом деле никакой он не крутой. Как мне все это надоело! Похоже, еще ничто и никогда меня так сильно не раздражало, как сегодняшнее происшествие и все эти комментарии.
Подумать только, сколько ерунды произошло с тех пор, как началась вся эта история с принцессой.
И я, похоже, единственный человек в школе, кто считает, что Кенни поступил неправильно.
– Он очень эмоциональный человек. – Даже Лилли приняла его сторону. – В отличие от некоторых.
И это меня особенно разозлило, потому что с тех пор, как я стала записывать происходящие события и свои мысли в этот дневник, много раз убеждалась, что с эмоциями у меня полный порядок, их даже больше, чем хотелось бы. И, кстати, обычно я точно знаю, что чувствую. Ну, или почти точно.
Проблема в том, что я никому не могу рассказать о своих чувствах.
Не знаю, кто удивился больше: Лилли, Джудит или я, когда Майкл вдруг вступился за меня перед сестрой.
– То, что Миа не ходит по коридору третьего этажа и не кричит о своих чувствах, – сердито сказал Майкл, – вовсе не значит, что у нее их нет.
Как ему это удается? Как ему удается расставлять слова в таком порядке, что сразу все становится ясно? Ведь именно это я и чувствую, но сформулировать не могу… Нескладно получается. А он может, и за это я его и люблю. Как его не любить?
– Да! – радостно согласилась я.
– Тогда бы ответила ему что нибудь. – Лилли всегда раздражает, когда Майкл приходит мне на помощь, особенно в тот момент, когда она ругает меня за недостаток эмоциональности. – Ответила бы! А вместо этого ты повернулась и ушла, а он остался стоять там, как дурак.
– И что я должна была ему ответить? – требовательно спросила я.
– Ну… – Лилли даже замялась. – Например, что ты его тоже любишь.
НУ, ПОЧЕМУ? ПОЧЕМУ моя лучшая подруга не понимает: есть слова, которые нельзя произносить вслух перед всем классом Талантливых и Одаренных? ОСОБЕННО В ПРИСУТСТВИИ ЕЕ БРАТА!
Проблема в том, что Лилли невозможно ничем смутить. Она никогда в жизни не испытывала неловкости. Она даже не знает значения слова «смутиться».
– Слушай, – начала я, чувствуя, что щеки загораются багровым румянцем. Соврать я, конечно же, не могла.
Как я могла врать, зная особенности своего носа? Ладно, Лилли пока не вычислила этой закономерности, но если уж бабушка уловила…
– Так вот, я действительно высоко ценю Кенни как друга, – я выбирала слова как никогда осторожно, – но любить?.. Ты понимаешь, любить… Это совсем другое. Это нечто гораздо большее. И я это… Я не… Я хочу сказать, что я не…
Я понизила голос почти до шепота, но так, чтобы наш кружок, а особенно Майкл, услышали.
– А, понимаю, – громко, как всегда, заключила Лилли и сощурила глаза. – Страх признания.
– Да не страх признания, а я просто…
Но темные глаза Лилли уже сверкали недобрым пламенем. Ей не терпелось подвергнуть меня психоанализу, который был, к сожалению, одним из ее любимых увлечений.
– Давай еще раз рассмотрим ситуацию. Рядом с тобой в школьном коридоре стоит парень и кричит, как сильно он тебя любит, а ты просто таращишься на него как крыса, которую поймали за хвост и подняли в воздух. Что, по твоему, это означает?
– А ты не подумала, – закричала я, – что, может быть, причина, по которой я до сих пор не

0

3

сказала Кенни, что люблю его, состоит в том, что я…
Вот, пожалуйста. Чуть не объявила всему классу, что не люблю Кенни.
Но я так не могу. Если бы я все таки произнесла эти слова вслух, то кто нибудь обязательно доложил бы Кенни, а это еще хуже, чем открыто порвать с ним. Нет, так нельзя.
– Лилли, – я перевела дыхание, – ты прекрасно знаешь, что у меня нет страха признаний. Есть же куча парней, с которыми я…
– ДА А А А? – Лилли, казалось, развлекалась даже больше, чем обычно.
Как будто выступала перед публикой. А впрочем, публика была. В лице ее брата и его девушки. И, пожалуй, всего остального класса.
– Назови хоть одного.
– Кого одного?
– Назови имя парня, с которым ты могла бы быть абсолютно счастлива. С которым тебе было бы хорошо вместе.
– Может, еще и список составить?
– Можно и список.
Тогда я взяла листок бумаги и накатала:
1. Исполнитель главной роли в фильме «Гладиатор».
2. Уилл Смит.
3. Тарзан из диснеевского мультика.
4. Чудовище из мюзикла «Красавица и чудовище».
5. Солдат из мультика про Мулан.
6. Брендан Фрэзер (играл в фильме «Мумия»).
7. Ангел.
8. Джастин Баксендайл.
Но в результате все равно получилось плохо, потому что Лилли на полном серьезе начала тщательно изучать список. А половина людей там – персонажи из мультиков: один – вампир, а другой – мутант.
Фактически, кроме Уилла Смита и Джастина Баксендайла, все поименованные мною типы – фикции, не существующие в природе. На самом деле я не могу назвать ни одного реального парня, с которым мне было бы по настоящему хорошо. Этот факт о чем то говорит.
Не говорит он только о том, что парень, с которым я действительно хочу быть вместе, сидит здесь же, рядом со своей девушкой. Так что его я никак не могла внести в список.
Да и вообще не собираюсь я раскрывать свою страшную тайну.
Но в результате Лилли заявила, что отсутствие в списке живых, знакомых людей указывает на то, что у меня нереальные ожидания. Это доказывает мою неспособность к нормальному человеческому общению, и если я не снижу свои требования, то никогда не смогу найти себе парня.
Да я и без нее все знаю.
Кенни прислал записку:

Миа, прости за то, что случилось сегодня в коридоре. Я понимаю, как неловко ты себя почувствовала. Иногда я забываю, что, хотя ты и принцесса, по характеру ты интроверт. Обещаю никогда больше так не поступать. Можно пригласить тебя в четверг на ланч в «Биг Вонг»?
Кенни

Конечно, я согласилась. Не только потому, что мне нравится, как в «Биг Вонге» готовят стручковую фасоль, а еще и потому, что там, в клубах пара от зеленого чая, Кенни наконец сообразит пригласить меня на Зимние Танцы.
Я согласилась, потому что, несмотря ни на что, мне действительно нравится Кенни, и я не хочу ранить его чувства.
И я думала бы точно так же, даже если бы не была принцессой.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ:
Алгебра: повторить вопросы к главам 4–7.
Английский: сочинение.
Мировая цивилизация: повторить вопросы к главам 5–9.
ТО: Ничегошеньки.
Французский: повторить вопросы к главам 4–6.
Биология: повторить вопросы к главам 6–8.

9 декабря, вторник, 16.00, лимузин по дороге в «Плазу»

Вот разговор, который произошел у меня с мистером Джанини сразу после дополнительных занятий по алгебре.

М. Дж.:  Миа, с тобой все в порядке?
Я (удивленно):  Да, а что?
М. Дж.:  Знаешь, просто ты уже неплохо стала решать квадратные уравнения, а сегодня что то тормозила.
Я:  Может, просто голова не тем занята?
М. Дж.:  Думаешь о поездке в Дженовию?
Я:  Да, и еще про другое.
М. Дж:  Слушай, если вдруг захочешь поговорить о чем нибудь, ну мало ли… всегда обращайся ко мне. И к маме. Конечно, сейчас мы с ней заняты подготовкой к рождению ребенка, но твои заботы всегда на первом месте. Поняла?
Я:  Да. Но у меня ничего не случилось. Все в порядке.

Слава Богу, он не знает об особенностях моего носа.
А что мне надо было сказать? «Ай, мистер Джанини, знаете, мой бойфренд такая прелесть, но я все равно хочу с ним расстаться, потому что люблю старшего брата своей лучшей подруги».
Вряд ли он в таком случае предложил бы мне свою психологическую поддержку.

9 декабря, вторник, 19.00

Прямо не верю. Я уже дома, жду, когда начнутся «Спасатели Малибу».
Сегодня бабушка снова потрясла меня. Сначала она выглядела нормально (ну, насколько это для нее возможно). Я стояла перед ней и произносила торжественную клятву на верность народу Дженовии. Я должна была выучить эту клятву наизусть, чтобы не забыть слова и не опозориться перед всей страной. А кроме того, меня провезут по всем школам Дженовии, и в каждой я должна буду произнести эту самую клятву. Вот красиво получится, если я забуду хоть словечко, стоя перед своими маленькими подданными!
Вдруг бабушка прерывает меня и спрашивает, как я решила поступить с Кенни.
Забавно, ведь раньше она совсем не интересовалась моей личной жизнью. Правда, и никакой личной жизни не было…
Она вела длинную речь об изобретательности Кенни. О том, как он догадался посылать мне анонимные письма в октябре. Я тогда еще подумала на Майкла. Ну, не прямо подумала, а надеялась, что это он.
– Да в чем же его изобретательность? – спросила я.
– Разве ты не стала в результате его девушкой? – ответила бабушка.
Об этом я раньше не задумывалась. А теперь и правда вижу, что она права.
Мама очень удивилась, что я вернулась домой так рано. От радости она даже поручила мне выбрать ужин. Мы решили заказать пиццу.
Для меня – «Маргариту». Маме – пепперони. Я ей разрешила, хотя, конечно, количество нитратов и концентратов в колбасе запросто может нанести страшный вред малышу. Но уж очень мама просила – в честь того, что я ужинаю дома. Мистер Джанини заказал что то мудреное, с грибами и ананасом.
Конечно, хорошо, что я пришла домой рано, но в таком случае придется заняться уроками и подготовкой к зачетам. О, как раз продумаю полугодовое сочинение по английскому. Потом составлю список подарков к Рождеству. Все, пора приниматься, за работу.

9 декабря, вторник, 19.30

Перерыв в занятиях. Я кое что вдруг поняла. Из фильма «Спасатели Малибу» можно узнать очень многое. Честно честно.
Я даже список написала.

ЧТО Я УЗНАЛА ИЗ СЕРИАЛА «СПАСАТЕЛИ МАЛИБУ»:
1. Даже если у человека парализована нижняя часть тела, он встанет и побежит, если увидит, что какой нибудь убийца напал на ребенка.
2. Булимия  у женщин может случиться оттого, что ее одновременно любят двое мужчин. Ей достаточно сказать им обоим, что лучше всем остаться друзьями, и булимия сразу пройдет.
3. Около пляжа всегда можно найти место для парковки.
4. Мужчины спасатели, уходя с пляжа, всегда надевают футболки. Женщины не затрудняются.
5. Если ты встречаешь девушку – красивую, но чем то озабоченную, не надо приглашать ее на ужин. Скорее всего, она занимается контрабандой бриллиантов, или у нее раздвоение личности, или какое то другое расстройство психики.
6. Даже самый сильный и накачанный мужчина не всегда может справиться в одиночку с сильным бандитом, а тем более с двумя.
7. Если люди уходят купаться в море и пропадают, хотя про них известно, что они хорошие пловцы, то, скорее всего, их ударил током электрический скат.
8. Девушка, которая хочет бросить своего ребенка, должна оставить его на пляже. Тогда ребенка найдет спасатель и обязательно о нем позаботится. Не исключено, что сам и воспитает.
9. От акулы уплыть очень трудно.
10. Тюленей можно приручить, их легко дрессировать и содержать.

9 декабря, вторник, 20.30

Только что получила послание от Лилли. И не только я. Она нашла способ разослать письма всем ученикам нашей школы.
Удивляться тут нечему. Она же гений. Впрочем, прочитав письмо, я подумала, что Лилли немного перезанималась. Вот что она написала:

ВНИМАНИЕ! ВСЕМ УЧЕНИКАМ
СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ ИМЕНИ
АЛЬБЕРТА ЭЙНШТЕЙНА
Стресс от зачетов, полугодовых сочинений и финальных проектов? Не стоит молчаливо взваливать на себя тот гигантский объем работы, который установила администрация! Завтра объявляется молчаливая забастовка. Ровно в 10 утра присоединяйтесь к нам! Нас не устраивает громоздкое расписание зачетов, давящий контроль над всем и вся! Одного дня, который они нам выделили, недостаточно! Мы не успеем подготовиться к зачетам как следует! Собираемся на Семьдесят пятой улице между Мэдисон авеню и Парк авеню. Если возможно, пользуйтесь дверями главного административного офиса! Директриса Гупта и ее подчиненные должны понять, что мы не шутим! Пусть твой голос будет услышан!

Ни при каких условиях я не смогу завтра выйти на забастовку в 10 утра. Ага, прямо посреди алгебры. Не могу же я поступить так с мистером Джанини. Прямо встали всем классом и вышли посреди урока. Ха!
Но если я скажу, что не собираюсь бастовать, Лилли придет в ярость.
А если буду бастовать, то что скажут мои родители?..
А вдруг всю нашу команду возьмут и арестуют? А вдруг на нас наедет грузовик, сколько таких случаев уже было на Семьдесят пятой улице в это время суток.
Почему? Ну почему все это устраивает моя лучшая подруга?

9 декабря, вторник, 20.45

Только что получила от Майкла сообщение.

КрэкКинг:  Ты получила сейчас безумное письмо от моей сестры?
ТлстЛуи : Да.
КрэкКинг:  Я надеюсь, не пойдешь на эту забастовку?
ТлстЛуи:  Не знаю пока. Она страшно рассердится, если я не пойду.
КрэкКинг:  Слушай, ты не обязана делать то, что она хочет.
ТлстЛуи:  Я думаю, что лучший способ обращения с твоей сестрой – идти по пути наименьшего сопротивления.
КрэкКинг:  А я не пойду на забастовку.
ТлстЛуи:  Тебе легче, ты ее брат, и вы быстро помиритесь, потому что живете вместе.
КрэкКинг:  Недолго осталось, слава Богу.

Ах да, он же скоро поступит в колледж. Правда, недалеко отсюда. Примерно в ста кварталах.

ТлстЛуи:  Ну да. Тебя же приняли в Колумбийский колледж. Классно. Поздравляю.
КрэкКинг:  Спасибо.
ТлстЛуи:  Тебе повезло, что там будут учиться другие ребята из нашей школы. Например, Джудит Гершнер.
КрэкКинг:  Да, действительно. Слушай, 19 декабря Зимний Карнавал? До этого ты еще не уедешь в Дженовию?

Я подумала: «Почему он спрашивает? Он же не собирается приглашать меня на танцы. Он же знает, что я иду с Кенни. В том случае, правда, если Кенни меня пригласит. Но и Майкл не свободен. Он же придет с Джудит». ВЕДЬ ТАК?

ТлстЛуи:  Я уезжаю в Дженовию 20 декабря.
КрэкКинг:  Тогда 19 го заходи в компьютерный клуб, посмотришь программу, над которой я сейчас работаю. Думаю, тебе понравится.

Ну, естественно, Майкл и не собирался приглашать меня ни на какие танцы. Могла бы сама догадаться, что он просто хочет всем продемонстрировать свою новую игру. Какие нибудь дурацкие привидения будут выскакивать из за углов, стрелять в меня, а я должна буду отстреливаться. Очень интересно. Я уверена, Джудит придумала.
Как мне тогда хотелось написать:
«Послушай, ты что, совсем не догадываешься, через какие адские муки я должна проходить ежеминутно? Совсем не понимаешь, что я переживаю? Знаешь, что единственный человек во всей Вселенной, с кем мне будет хорошо, с кем я захочу поделиться всеми своими чувствами и тайнами, это ТЫ? И ты до сих пор об этом НЕ ДОГАДЫВАЛСЯ???»
Но вместо этого я написала:

ТлстЛуи:  Обязательно приду. Все, мне пора. Пока.

Иногда я сама себя ненавижу.

10 декабря, среда, 3 часа ночи

Никто не поверит, да мне и самой верится с трудом. Иногда из за бабушки я даже спать не могу.
Честно. Я спала мертвым сном, рядом разлегся Толстый Луи и тоже спал мертвым сном, как вдруг меня словно током ударило и в голове прозвучали бабушкины слова: «Разве ты в результате не стала его девушкой?»
И ВЕДЬ ОНА ПРАВА!!!
Анонимные письма Кенни сработали. И я стала его девушкой.
Ну, так и что теперь мешает мне написать несколько анонимных писем парню, которого я люблю? Даже невзирая на тот факт, что у меня уже есть бойфренд, а у него – подружка.
А вдруг действительно что нибудь получится? Надо все хорошенько обдумать, чтобы не свалять дурака, но ведь если долго мучиться – что нибудь получится. Теперь засыпаю. Но мысль отличная.

10 декабря, среда, дома

Думала об этом всю ночь во сне и, кажется, придумала. Хоть я и сижу здесь, мой план уже работает, спасибо Тине Хаким Баба и посещению «Хо Дели» перед школой.
В «Хо» не оказалось того, что я искала. Мне нужна была открытка, чистая изнутри и с симпатичной и нейтральной картинкой. Но с такими в «Хо» была напряженка. Либо пошлость какая нибудь, либо котята в корзинках, либо фрукты в шоколадном сиропе. Пришлось выбрать клубнику – вроде ничего. Тине она не очень понравилась, да ладно, что делать, и такая сойдет.
На этой открытке Тина печатными буквами напишет стихотворение, которое я сочинила. Нельзя, чтобы Майкл, узнал мой почерк. А вот и оно:

Прекрасные розы алеют в саду.
Теряют они лепестки на ветру.
Ты не знаешь того, что давно знаю я:
Никто так сильно не любит тебя.

Определенно, не Байрон, но ночью во сне больше ничего в голову не пришло. Я сначала сомневалась, надо ли упоминать слово «любовь». Может, достаточно просто написать, что он мне нравится. Но, во первых, это трудно уложить в рифму, а во вторых, не хочу, чтобы Майкл подумал, будто по нему сохнет какая то сумасшедшая фанатка. И потом Тина сказала, что раз я его люблю, то значит, так и надо писать. И еще я подумала, что раз письмо анонимное, то можно не бояться раскрывать душу.
Перед физкультурой Тина пройдет мимо шкафчика Майкла и бросит туда мою открытку.
Я сама не верю тому, что делаю. Но, как говорит папа, скромность – кратчайший путь к забвению. Наверное, он прав.

10 декабря, среда, дома

Ларс только что заметил, что я довольно сильно рискую, хотя и не подписала открытку. Сказал, что я зря посвятила в эти дела подругу и даже попросила ее написать стихотворение, а потом положить в шкафчик Майкла. Он то сам узнал обо всем этом только потому, что мы ехали в школу вместе и, естественно, вместе заходили в «Хо Дели», а значит, Ларс видел, как мы выбирали открытку, а потом обсуждали все прочие детали. Я бы предпочла, чтобы он не вмешивался… Что он понимает? Он уже взрослый мужчина, четыре раза женился и уже забыл, что такое любовь и романтика.

10 декабря, среда, алгебра, 9.30

Только что встретила Лилли в коридоре возле класса.
– Не забудь! В десять часов! Не подведи! – прошептала она страшным голосом и сделала не менее страшные глаза.
А я и вправду забыла! Забастовка! Идиотская забастовка! Черт!
Бедный мистер Джанини толкует что то из пятой главы и ничего не подозревает. Он то не виноват, что миссис Спирс не понравилась тема полугодового сочинения Лилли. Не может же Лилли наказывать всех педагогов школы за поступок одной учительницы?
Уже без двадцати пяти десять. ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?

10 декабря, среда, алгебра, 9.45

Лана, бессовестная, в своем репертуаре. Откинулась на спинку стула, повернулась ко мне и шепчет:
– Эй, ты идешь бастовать вместе со своей толстой подружкой?
Вот ведь вредина! Лилли совсем не толстая. Она пухленькая.

10 декабря, среда, алгебра, 9.50

Все, не могу. До забастовки 10 минут. Выхожу.

10 декабря, среда, алгебра, 9.55

Смешнее не придумаешь. Попросила у мистера Дж. разрешения выйти из класса. И теперь стою в коридоре на втором этаже около питьевого фонтанчика и кнопки пожарной тревоги.
Ларс здесь же, рядом, естественно. Хотелось бы, чтобы он перестал смеяться. Он, видимо, не понимает всей серьезности ситуации. Да еще и Джастин Баксендайл только что прошел мимо и взглянул на нас как на дикарей.
Да, наверное, я выгляжу дико, болтаясь в коридоре вместе с телохранителем, которого трясет от смеха. Но все же это не причина, чтобы Джастин Баксендайл так удивленно на меня смотрел.
У него длиннющие ресницы, и поэтому такой взгляд…
О БОЖЕ! О ЧЕМ Я ДУМАЮ! НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ, ЧТО ДУМАЮ ПРО РЕСНИЦЫ ДЖАСТИНА БАКСЕНДАЙЛА В ТАКОЙ МОМЕНТ!

А проблема вот в чем:
– если не пойду на забастовку, потеряю лучшую подругу;
– если пойду, то подставлю отчима.

Так что выбор прост. Куда уж проще. Ларс предложил пойти к Лилли вместо меня, но я не согласилась. Если это обнаружится, он пострадает. Он ни на секунду не должен выпускать меня из виду.
Все. Я принцесса. Я знаю что делать и я приняла решение.
Я сказала Ларсу, чтобы был готов быстро бежать. В первый раз в жизни непропорционально длинные ноги сослужат мне хорошую службу. Можно делать широкие шаги.
Все, вперед.

10 декабря, среда, 10.00, семьдесят пятая улица

Не понимаю, почему она так злится. Одно дело, когда людей эвакуируют из за пожарной тревоги, а совсем другое – когда все ученики школы вдруг встают и выходят из классов в знак протеста против воспитательных методов некоторых учителей.
Вот мы и стоим посреди улицы под дождем без верхней одежды, плащей и зонтов, потому что ни у кого не было времени забрать куртки из шкафчиков, – теперь все замерзнут, простудятся и умрут.
Разве этого она хотела?
Нет, не этого.
– Нас кто то выдал! – кричит Лилли. – Кто то проболтался! Таких совпадений не бывает! Не может быть, чтобы учебную пожарную тревогу случайно назначили на то же самое время, когда у нас начинается забастовка! Но эти бюрократы не удержат нас от демонстрации протеста против них! Никогда! Они даже заставляют нас стоять на этом холоде специально, чтобы ослабить нашу иммунную систему и не оставить сил бороться против них! Я лично отказываюсь простужаться! Отказываюсь терпеть их жалкие оскорбления!
Я сказала, что Лилли надо писать полугодовое сочинение на тему о суфражистках, потому что они тоже, как и мы, боролись за свои права.
Лилли ответила, что ей не до шуток.
Да уж, быть лучшей подругой гения – тяжелый труд.

10 декабря, среда, ТО

Интересно, Майкл получил уже мою открытку?!
Джудит Гершнер СНОВА ТОРЧИТ ЗДЕСЬ! Шла бы она на свой урок. И не возвращалась бы никогда. И почему она все время тут? У нас все хорошо, пока она не появляется.
Моя жизнь – череда сплошных неудач.
Надо бы сходить к миссис Хилл и спросить ее о чем нибудь, все равно о чем. Например, почему слесари сняли дверь в подсобку, и теперь мы не можем запирать там Бориса? Тогда она, может быть, зашла бы в класс и увидела бы Джудит.
Но я не могла так поступить, и все из за Майкла. Ведь он же хочет, чтобы Джудит приходила к нам на ТО, иначе попросил бы ее уйти.
ПРАВИЛЬНО???
Так что я не пойду к миссис Хилл.
А раз уж Майкл так безумно занят с мисс Гершнер, то мне, думаю, самое время заняться алгеброй. И одна заниматься могу, и не нужен мне никто.
Так. А, В, С –

Отличненько. Все понятно. Кому здесь нужна помощь Майкла? Точно – не мне, прекрасно и сама справляюсь с этими функциями.
ПРЕКРАСНО СПРАВЛЯЮСЬ САМА.

10 декабря, среда, французский

Ого, вот что я только что поняла! Если Майкл обо всем узнает, бросит свою Джудит, а я расстанусь наконец с Кенни, и (что уж совсем фантастично) мы с Майклом признаемся друг другу в любви, то я совсем не буду знать, что же делать дальше.
Я серьезно.
Ну, например, можно поцеловаться. До этого я целовалась только с одним человеком – с Кенни и это было не так классно, как показывают по телевизору.
Наверное, перед тем, как снова начать целоваться, мне необходимо с кем то посоветоваться. Желательно, со специалистом в этом деле.
Первой на ум пришла Тина Хаким Баба. Она целуется со своим бойфрендом уже почти три месяца, и ей это нравится, так что можно сделать вывод, что у нее достаточно опыта в данном вопросе.
Поэтому я написала именно ей.

Тина,
Мне необходима твоя консультация по поводу поцелуев. Ты не могла бы ответить на мои вопросы?
И ни в коем случае никому не показывай мою записку!
Миа

Чувствует ли парень, что девчонка, с которой он целуется, совершенно неопытна в этом? И какие ошибки делает человек, который не умеет целоваться? Как мне их избежать?

Парень может почувствовать, что ты нервничаешь или напряжена, но все нервничают, когда целуются с кем нибудь в первый раз! Это же естественно! Но научиться целоваться легко – уж поверь мне. Неопытный человек может сначала отшатнуться, потому что вдруг испугается, и это нормально. Но в принципе целоваться очень приятно! Поэтому все так любят это делать.

Как ведет себя человек, который умеет целоваться?

Он очень внимательный, заботливый, терпеливый и нетребовательный.

Как вести себя в ответ на его поцелуи?

Ни в коем случае не стой как бревно! Поцелуй его тоже! Но всегда целуй так, как ты бы хотела, чтобы он целовал тебя. Таким образом твой парень узнает, что тебе нравится.

Думает ли парень о том, умеешь ты целоваться или нет?

Если ты парню нравишься и уж тем более, если он тебя любит, ему совершенно безразлично, умеешь ли ты целоваться. Даже если ты не умеешь целоваться, ему может показаться, что ты делаешь это прекрасно. Ведь ты нравишься ему такой, какая ты есть.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ:
Алгебра: повторить вопросы к главам 8–10.
Английский: английский дневник, «Книги, которые я читала».
Мировая цивилизация: повторить вопросы к главам 10–12.
ТО: ха ха!
Французский: повторить вопросы к главам 7–9.
Биология: повторить вопросы к главам 9–12.

10 декабря, среда, 21.00, лимузин, по дороге домой от бабушки из «Плазы»

Я так измотана, что даже пишу с трудом. Бабушка заставила меня перемерить все до единого платья из демонстрационной коллекции Себастьяно. Невозможно поверить, сколько нарядов я сегодня сменила. Короткие, длинные, с прямой юбкой, с пышной юбкой, белые, розовые, синие, даже попалось одно кислотно зеленое. Себастьяно сказал, что оно оттеняет румянец на моих щеках.
И все это для того, чтобы выбрать платье, которое я надену на Рождество, во время моего первого официального обращения к дженовийскому народу. Мне надо выглядеть строго, но не очень. Красиво, но не вызывающе. Изысканно, но не слишком.
Это, прямо скажем, был настоящий кошмар. Девушки из команды Себастьяно наперебой застегивали и расстегивали пуговицы, молнии, какие то крючочки. Снимали и надевали бесконечные платья. То через голову, то через ноги. Теперь я знаю, что чувствуют модели, совершенно им не завидую.
Среди этого многообразия оказалось довольно трудно выбрать подходящий столь важному событию наряд. Но Себастьяно, как выяснилось, на удивление хороший дизайнер. В некоторых из тех платьев я бы даже согласилась умереть.
Ха! А кстати, хочет ли Себастьяно убить меня? Кажется, ему действительно очень нравится работа модельера, а он не сможет ею заниматься, если станет принцем Дженовии.
Хотя он бы, наверное, не отказался поносить корону. Впрочем, папа никогда корону не надевает. И кстати, носит только обычные костюмы. И шорты с футболками, когда играет в большой теннис.
Интересно, научусь ли я когда нибудь играть в большой теннис так же здорово, как он?
Но если бы Себастьяно стал принцем Дженовии, он бы точно все время носил корону. Не снимая. Он сам мне сказал, что ничто так не пускает пыль в глаза, как пара бриллиантов, каждый размером со сливу. Он предпочитает бриллианты от Тиффани.
Что то я с ним вообще разоткровенничалась. Рассказала Себастьяно о Зимних Танцах и о том, что мне нечего на них надеть. Себастьяно, кажется, расстроился, когда узнал, что тиару на школьный вечер танцев надеть невозможно, но потом начал расспрашивать, с кем я иду на танцы да как тот парень выглядит.
Понятия не имею, что со мной произошло, но я вдруг взяла и рассказала Себастьяно все про свою несчастную любовную жизнь. Дикость какая то. Против моей воли информация просто таки изливалась из меня потоками. Слава Богу, бабушки рядом не было… Она как раз куда то вышла.
Я болтала про Кенни, и как он любит меня, а я не люблю его, и как я сама люблю кое кого другого, а он об этом и не подозревает.
Себастьяно внимательно слушал. Не знаю, что он понял из того, о чем я говорила, но он не отрывал взгляда от моего отражения в зеркале.
– Почему ты думаешь, что не нравишься этому мальчику? – спросил он наконец.
– Потому, – говорю, – что ему нравится другая девушка.
Себастьяно нетерпеливо всплеснул руками. Прямо драматический театр, мелькнула у меня мысль, потому что рукава его пиджака были расклешены, как на старинных кафтанах.
– Нет! – протестующе воскликнул он. – Он помогать тебе с домашней математикой. Он любить тебя, иначе не делать этого. Почему он помогать, если не любить?
Это у Себастьяно такой язык своеобразный. С домашней математикой… Хм. Впрочем, мне бы так по французски заговорить, как он чирикает по английски.
Но его слова заставили меня задуматься над тем, отчего же в самом деле Майкл так охотно и с готовностью помогал мне с алгеброй? Может, просто потому, что его совесть не допускает, чтобы лучшая подруга его младшей сестры вылетела из средней школы из за двойки по алгебре?
И тут я, конечно, вспомнила, как, объясняя мне какие то задачи, Майкл иногда под партой касался меня коленками. И как он близко наклонялся, чтобы исправить что нибудь, написанное мной, и как хорошо от него пахло чистотой и мылом… Или как Майкл, рассказывая что нибудь смешное, запрокидывает назад голову и хохочет…
Улыбаясь, Майкл становится еще красивее, еще милее, чем обычно.
– Скажи, Миа, – продолжал Себастьяно, – почему мальчик помогать тебе, если не любить тебя.
Я тяжело вздохнула:
– Потому что я лучшая подруга его младшей сестры.
Нет, а правда, что может быть печальнее?
В ответ Себастьяно загадочно улыбнулся и потянул меня за рукав.
– Ты не бойся. Я сшить такое платье для танца, что этот мальчик не думать ты как подруга младшей сестренки.
Ага. Разумеется. Странные у меня все же родственники!
В конце концов мы подобрали наряд, в котором я буду выступать по национальному дженовийскому TV. Белое платье с синей окантовкой и пышной юбкой. Ассистент Себастьяно все время фотографировал меня, чтобы я смогла взглянуть на себя со стороны и сделать свой

0

4

выбор. Довольно профессиональное решение, хочу заметить.
Впрочем, это не главное. Хочу рассказать о том, что произошло сегодня после дополнительных занятий по алгебре.
Все уже вышли из класса, только я замешкалась. Так вот, мистер Джанини подходит ко мне с вопросом:
– Миа, тут у нас слух прошел, что сегодня намечалась какая то забастовка учеников? Ты не в курсе?
Я:  Нет.
М. Дж.:  А… Наверное, ты не знаешь и о том, что кто то, возможно, с целью сорвать забастовку, включил сигнал пожарной тревоги? Ну, на втором этаже, около питьевого фонтанчика?
Я:  Нет, не знаю.

(Ларс на заднем плане как закашлял! Надо будет припомнить это ему, балбесу!)

М. Дж.:  Так я почему то и думал. Ты ведь и сама прекрасно знаешь, что бывает за беспричинное включение пожарной тревоги, не правда ли? Исключение из учебного заведения, да?
Я:  Да, конечно, знаю.
М. Дж.:  Ну так вот, я и подумал, может, ты и видела кого нибудь, кто мог это сделать. Помнится, ты вышла из класса за пару минут до сигнала.
Я:  Нет, нет. Я никого не видела.

Кроме Джастина Баксендайла, красавчика нашего. Но, понятное дело, этого я мистеру Джанини не сказала.

М. Дж.:  Не уверен, ну да ладно! Если узнаешь, кто это был, передай ей, чтобы никогда больше так не поступала.
Я:  Мгм. Хорошо.
М. Дж.:  И еще передай от меня личную благодарность. Самое «лучшее», самое «подходящее» сейчас, перед зачетной неделей, – забастовка учеников. Ладно. Увидимся дома.

И он мне подмигнул. ПОДМИГНУЛ, как будто знал, что это я включила пожарную тревогу. Но он же не мог знать наверняка. Он же не знает про мой проклятый нос, который буквально горел, я чувствовала, даже, кажется, видела! Ужас какой.

11 декабря, четверг, домашняя комната

Лилли сведет меня с ума.
Серьезно. Как будто мне мало бешеной подготовки к зачетам и приближающегося официального визита в Дженовию со всеми вытекающими отсюда последствиями, да еще и путаницы с любовью. Теперь мне еще предстоит выслушивать жалобы Лилли о том, как ее замучила администрация средней школы имени Альберта Эйнштейна. Всю дорогу до школы она твердила и твердила, что все происходящее – это «заговор молчания» против нее, потому что она, Лилли, однажды выступила против автомата с кока колой, который стоит у нас возле физкультурного зала. Ведь очевидно, что этот автомат поставлен администрацией именно для того, чтобы превратить нас в тупых потребителей кока кольной продукции. Потому что те, кто пьет много кока колы, по мнению Лилли, привыкают к ней и зависят от нее, прямо как от никотина.
Да при чем тут вообще этот автомат и попытки администрации превратить нас во что то там? Просто Лилли до сих пор не успокоилась из за того, что не может использовать одну из глав своей книги о выживании в средней школе в своем полугодовом сочинении.
Я напомнила Лилли, что если она не представит новую тему, то получит двойку за сочинение. Принимая во внимание, что у нее до того стоят сплошь пятерки, в полугодии выйдет тройка, но эта тройка все равно испортит картину. Лилли мечтает поступать в колледж Беркли, но с такими оценками есть риск туда не попасть. И ей придется подавать документы в колледж Браун, что для Лилли равносильно поражению.
Но она меня не слушает, только твердит, что в субботу будет митинг, который организовала группа «Ученики против приватизации средней школы имени Альберта Эйнштейна». Я тоже должна там быть, потому что являюсь секретарем этой группы (председателем, естественно, является Лилли!). Конечно же, я услышала об этой группе впервые. Всегда так. Ну что за жизнь такая?
Лилли сказала, что мне надо будет только подробно все записывать, а больше ничего. И на том спасибо.
Надеюсь, Майкл тоже там будет. Может, он заступится за меня перед сестрой? Но… Как и всю эту неделю, он поехал на метро, чтобы добраться в школу пораньше и поработать над компьютерной программой к Зимнему Карнавалу.
Не сомневаюсь, что Джудит Гершнер на этой неделе тоже приходит в школу пораньше.
Между прочим, я приготовила новую открытку. Еще вчера купила ее в «Плазе». Эта гораздо лучше, чем та с клубникой в шоколадном сиропе. На ней девушка поднесла пальчик к губам, как будто произносит: «Шшшшшш»…
Тина написала на ней печатными буквами:

Красные розы алеют багрово,
Встречая зарю.
Она размножает мошек фруктовых,
А я тебя больше люблю.

Тина сказала, что стихотворение потрясающее, должно подействовать.
Еще бы, я его сочиняла всю ночь.

11 декабря, четверг, четвертый урок

УРА!!! Сегодня отменили физкультуру.
Вместо нее – общее собрание на школьном стадионе.
И не потому, что там проходят соревнования и надо всей школой болеть за наших. Команды поддержки не было. Болельщики сидели вместе с остальными. Ну, не с остальными, а на лучших местах – в самой середине. Каждая старалась подсесть поближе к Джастину Баксендайлу, который побил рекорд Джоша Рихтера по популярности. Джош больше не самый крутой парень в школе. Но это не важно.
А оказалось вот что. В нашей школе имени Альберта Эйнштейна произошло неслыханное нарушение дисциплины. Акт чудовищного вандализма потряс нашу администрацию. И теперь всю школу собрали на стадионе, чтобы донести до каждого (это мне прошептала в ухо Лилли), как преподаватели потрясены и разочарованы в нас, недостойных.
И что же это за акт, из за которого директриса Гупта из кожи вон лезет?
Ну как же, ведь кто то вчера нажал кнопку пожарной тревоги, а пожара – вот неприятность то – и не было совсем.
Ха!
Лично я в своей жизни ничего по настоящему плохого еще не совершила. Ну, выкинула баклажан с шестнадцатого этажа, но никто же не пострадал, и было очень весело. Хотя, конечно, так поступать нехорошо. Но сознательно я бы никогда никому не навредила и не причинила бы боль.
Но я чувствовала себя просто великолепно, наблюдая, как директриса, завучи и учителя по очереди подходят к микрофону и клеймят меня позором. Осуждают мое поведение. Уничтожают морально. Сравнивают с землей.
Да уж, если бы меня кто поймал в тот момент, то сейчас веселиться мне бы не пришлось. Страшно представить, что бы со мной было.
Пишу все это тут же, на стадионе. Пришлось наклониться и закрыть дневник своим телом. А то, не дай Бог, прочитают, и тогда все. Некоторым только дай повод…
Тогда, наверное, последствия были бы пренеприятнейшие. Они преследовали бы меня до окончания школы, и даже потом, когда мне исполнится двадцать лет, а может быть, и больше…
Впрочем, наверное, когда мне будет двадцать лет, средняя школа останется далеким смутным воспоминанием. Надеюсь. Я буду работать в «Гринписе», спасать китов и белых медведей и вряд ли вспомню о какой то пожарной кнопке, нажатой в девятом классе.
Администрация обещает награду за информацию о негодяе, который совершил это нечеловеческое преступление. Награду!!! Интересно, какую? Ха! Бесплатный билет в кино. Вот и все, чего я стою. Жалкого билета в кино…
Единственный человек, кто может по идее заложить меня, это Джастин Баксендайл. Ведь это же элементарно – он видел меня в коридоре за минуту до того, как сработала пожарная сигнализация. Может, мне повезет?
Ну, и мистер Джанини. Хотя он, конечно, другое дело. Я его тоже видела на стадионе. Он стоял и говорил с миссис Хилл. Он то уж точно не выдаст.
Может, он даже меня и не подозревает. Может, считает, что нажала на кнопку Лилли, а я знаю об этом и покрываю ее. Да, это мысль. Кстати, наверное, Лилли страшно сожалеет, что это не она придумала включить сигнализацию, потому что весь день сегодня бубнит, что если вычислит, кто это сделал, убьет на месте.
Да она просто завидует. Потому что теперь этот инцидент выглядит как политическое выступление, хотя на самом деле был всего лишь препятствием для ее забастовки.
Директриса Гупта ужасно строго смотрит на нас. Буквально испепелила взглядом каждого. Говорит, что, конечно, совершенно нормально устраивать переполох перед зачетной неделей, но она надеется, что мы образумимся и используем свою энергию в мирных учебных целях.
Что бы она ни говорила, я в восторге. Моя выходка удалась, и все даже гораздо лучше, чем мне бы хотелось. Целый стадион!

11 декабря, четверг, ТО

Сегодня ходили с Кенни на ланч в «Биг Вонг».
Мне нечего сказать, кроме того, что он так и не пригласил меня на вечер Зимних Танцев.
Да и не только это. Вообще мне кажется, что страсть Кенни, достигшая своего пика во вторник, стремительно угаснет.
Начала подозревать это, когда он перестал звонить и присылать мне сообщения. Говорит, что совсем замучился с учебой и вообще, но я подозреваю другое.
Он знает. Про Майкла.
Хотя – откуда? Невозможно.
С другой стороны, он, может, и не знает конкретно про Майкла, но в принципе должен понимать, что есть другой человек, который зажигает огонь в моем сердце.
Если в нем может гореть огонь, то так оно и есть. Его может зажечь только Майкл.
А Кенни просто милый парень.
И ведет себя соответственно.
Пока меня это вполне устраивает, но я бы предпочла, чтобы он взял да и высказал мне все, что у него на уме. Мне от его доброты и предупредительности только хуже. Иногда даже страшно становится при мысли: «Как я могу? Что я делаю?»
Как я могла согласиться стать его девушкой, зная, что люблю другого? Вообще то Кенни имеет право пойти в любой журнал и дать интервью. «Принцесса предательница». И если бы он так сделал, я бы его по человечески поняла.
Но он не пойдет. Потому что слишком хороший для этого.
Вместо того чтобы наорать на меня и оставить одну, Кенни заказал тушеные овощи для меня и свиные ребрышки для себя. Еще одно приятное свидетельство того, что Кенни уже не любит меня так сильно, как утверждает: он снова начал есть мясо. Он болтал про биологию и про общешкольное собрание. Я ему не сказала, кто нажал на пожарную кнопку, а он и не спрашивал, знаю ли я, иначе опять воспламенился бы мой нос.
Кенни снова выразил мне сочувствие по поводу прикушенного языка, поинтересовался, как у меня с алгеброй, предложил помощь. Я отказалась под тем предлогом, что живу под одной крышей с учителем алгебры. И Кенни все время очень старался быть милым и любезным.
Это меня только еще больше терзает. Из за того, что я собираюсь совершить, когда сдадим последний зачет.
А на танцы он меня так и не пригласил.
Не знаю, что это означает. То ли мы вообще туда не идем, то ли само собой подразумевается, что идем вместе.
Не понимаю этих парней!
Ланч был так себе, а ТО еще тоскливее. Джудит Гершнер, впрочем, сегодня здесь нет. Так ведь и Майкла нет тоже! Пропал. И никто не знает, где он. Лилли сказала миссис Хилл, когда та случайно заглянула в класс, что Майкл только что вышел на минуту.
А мне вот интересно, где он на самом деле находится. Лилли сказала, что сама редко видит Майкла с тех пор, как он стал готовить эту новую программу к Зимнему Карнавалу.
Ей это практически безразлично, потому что Майкл редко покидает свою комнату, но все равно. Можно хотя бы иногда заходить домой, например, чтобы готовиться к зачетам.
Но, с другой стороны, в колледж его уже приняли, и теперь оценки не будут иметь большого значения.
Да, Майкл ведь тоже гений, как и Лилли. Так зачем же ему готовиться к каким то зачетам? Он и так все знает.
В отличие от нас, от всех остальных.
Очень хочется, чтобы снова повесили дверь в подсобку. Невозможно сосредоточиться, когда Борис выводит на своей скрипке немыслимые рулады. Взять бы и запереть его там, пусть бы он сидел в подсобке, пока ночной сторож не услышит мольбы о помощи.
А Лилли говорит, что это еще один наглый способ ослабить наше сопротивление, происки администрации.
Но я так не думаю.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ:
Алгебра: предзачетная контрольная, подготовиться.
Английский: полугодовое сочинение.
Мировая цивилизация: повторить ВСЕ.
ТО: ничего.
Французский: l'examen pratique.
Биология: готовиться к предзачетной контрольной.

11 декабря, четверг, 21.00

Бабушку невозможно остановить. Сегодня вечером начала гонять меня по именам и должностям папиных кабинет министров. Я должна, оказывается, точно знать не только как их зовут и чем они занимаются по службе, но также семейное положение, имена и возраст детей, если они есть, конечно. Всех этих детей я увижу на Рождественском балу во дворце, и мне придется с ними разговаривать. Наверное, они возненавидят меня так же, если не больше, как и племянники мистера Джанини, с которыми я встречалась в День Благодарения.
Теперь все праздники я должна буду проводить в окружении детей, которые меня ненавидят.
Но я же не виновата в том, что я принцесса. Они не имеют права так ко мне относиться, ведь я делаю все, что в моих силах, чтобы вести обычную жизнь. Я же отвергла предложения от «Космополитена», «Юма» и «Мы, девчонки». Я отклонила приглашения всех фотоагентств, не согласилась сниматься в рекламных роликах, и когда мэр Нью Йорка предложил мне постоять рядом, пока он будет зачитывать новогоднее поздравление жителям города, я тоже отказалась. Ну, во первых, во время празднования Нового года я уже буду в Дженовии, а во вторых, я против кампании, которую развернул наш мэр. Он хочет при помощи пестицидов уничтожить комаров, которые, возможно, приносят с берегов Западного Нила какой то вирус. Этот вирус заразил местную колонию крабов вдоль всего восточного побережья. Какой то компонент крови этих крабов используется для того, чтобы определять чистоту каждой таблетки и вакцины, производимой в Соединенных Штатах. Крабов собирают, откачивают из них треть крови, после чего выпускают обратно в море, где они очень быстро погибают, потому что ослаблены, а огромное количество пестицидов (используемых для истребления египетских комаров) добивает несчастных крабов, а вместе с ними и лобстеров, и рыбу, и китов. И прочих животных.
Короче, я хочу сказать, что никогда не стремилась быть в центре внимания.
Но бабушка выбора не оставляет.
И Себастьяно был там же. Сидел, пил что то из бокала и слушал, как я выдаю имя за именем. Бабушка изготовила настоящую картотеку – на карточке фотография министра и вся необходимая информация. Прямо как календарики с бейсболистами.
Бабушку позвали к телефону, звонил ее старинный приятель – генерал, а Себастьяно начал расспрашивать меня об одежде, и особенно о том, что носят мои подруги и я сама в обычные дни. Что я думаю о вельветовых брюках стрейч? А как мне понравится кожаный фиолетовый топ? Юбка, с подола которой свисают цепочки?
Я ответила, что все это здорово подойдет для Хэллоуина или какого то костюмированного бала, а на каждый день я предпочитаю что нибудь попроще, и желательно из хлопка. Себастьяно явно огорчился. Тогда я стала описывать, во что одеваются мои подруги, а он выхватил блокнот и исписал кучу страниц. Семейное это, что ли, у нас, таскать с собой все время блокноты и записывать что ни попадя?
Бабушка закончила наконец телефонный разговор и вернулась к нам. Я проинформировала ее, используя всю свою дипломатию, что, последние три месяца моего обучения на настоящую принцессу дали ощутимые результаты – я чувствую себя более чем подготовленной к приближающемуся представлению меня народу Дженовии, потому не вижу настоятельной необходимости заниматься еще и на следующей неделе; к тому же у меня будет ПЯТЬ зачетов, к которым надо готовиться.
Бабушка чуть не взорвалась.
– С чего ты взяла, что академическое обучение важнее уроков королевского этикета? А, твой отец подсказал тебе! Так ему тоже еще необходимо учиться, учиться и учиться. Он не понимает, что манеры не менее важны, чем образование.
– Бабушка, – говорю я, – образование мне необходимо, чтобы в будущем как следует управлять Дженовией.
Особенно если я собираюсь превратить дворец в огромный приют для животных. Этого я сделать не смогу, пока бабушка жива, поэтому пока нечего ей об этом и сообщать… Да и вообще, не стоит ей об этом рассказывать. Еще расстроится.
В комнату вошел папа. Он искал медаль Дженовийских воздушных сил, потому что собирался на какой то официальный прием в посольстве.
Я сказала ему, что на следующей неделе у меня зачеты, и мне будет некогда приезжать сюда на уроки королевского этикета.
– Да, конечно, – сразу согласился папа.
Бабушка попробовала было возражать, но он сказал:
– Если она не сдаст зачеты, тебе же, мама, будет хуже. А если Миа до сих пор не усвоила твоих уроков, то одна неделя ничего не решит.
Бабушка поджала губы и не произнесла больше ни звука.

12 декабря, пятница, дома

СРОЧНЫЕ ДЕЛА:
1. Перестать думать о Майкле, особенно во время занятий.
2. Прекратить рассказывать бабушке о личной жизни.
3. Стать более: взрослой, ответственной, уравновешенной.
4. Никогда больше не грызть ногти!!!
5. Написать инструкцию для мамы и мистера Дж., как ухаживать за Толстым Луи, пока я в отъезде.
6. ПОДАРКИ К РОЖДЕСТВУ!
7. Не смотреть «Спасатели Малибу» вместо подготовки к зачетам.
8. Не играть в «Pod Racer» вместо подготовки к зачетам.
9. Не включать музыку во время подготовки к зачетам.
10. Расстаться с Кенни.

12 декабря, пятница, кабинет директрисы Гупты

Официальная информация из достоверных источников: я, Миа Термополис, малолетняя преступница.
Честно. И ложная пожарная тревога была только началом.
Не знаю, что это со мной было… Как будто нарочно – чем ближе поездка в Дженовию и принятие первых официальных обязанностей принцессы этой страны, тем хуже я себя веду. И сама себе уже не кажусь принцессой.
Интересно, исключат меня из школы?
Если да, то это с их стороны будет натуральное свинство. Лана первая начала. А я просто сидела и внимательно слушала мистера Джанини, который толковал о Картезианской школе. Я изо всех сил вникала, даже что то вроде бы понимала, записывала как сумасшедшая. И вдруг Лана оборачивается ко мне и сует лист из газеты «США сегодня». Посередине страницы огромными буквами заголовок: «Сегодняшний рейтинг».
Да вот эта статья, я ее вклеила в дневник.

СЕГОДНЯШНИЙ РЕЙТИНГ

Рейтинг популярности молодых престолонаследников.

Пятьдесят семь процентов читателей признают принца Уильяма Английского самым любимым и популярным. За ним идет его младший брат Гарри, который получил двадцать восемь процентов голосов. Американская принцесса Миа Ренальдо Дженовийская занимает третье место, ей досталось тринадцать процентов голосов читателей. Дочери принца Эндрю и принцессы Сары Фергюссон – Беатрис и Евгения, собрали по одному проценту каждая.
Отчего же принцесса Миа занимает лишь третье место и не смогла собрать более тринадцати процентов голосов? «Она не выходит в свет» – вот самый простой ответ на этот вопрос. Принцесса Миа оказалась столь же застенчивой, как и принцесса Диана (мать принцев Уильяма и Гарри), когда впервые вступила в яркий круг света прожекторов СМИ.
Принцесса Миа совсем недавно узнала, что является наследницей престола Дженовии, маленького княжества на Лазурном Берегу, и вскоре ей предстоит первый официальный визит в свою страну. Это произойдет уже на следующей неделе. Представитель принцессы поведал нам, что она ожидает поездку с «превеликим нетерпением». Принцесса Миа продолжит свое образование в Америке, а пребывание в Дженовии ограничит летними месяцами.

Я прочла эту дурацкую статью и вернула газету Лане.
– Ну и что? – прошипела я.
– Ну и то, – прошипела Лана в ответ, – просто интересно, насколько поднимется твой рейтинг, особенно среди жителей этой твоей Дженовии, когда все узнают, как ты включила пожарную тревогу. Когда и пожара то не было.

0

5

Конечно, она блефовала. Она меня там не видела. Разве что…
Разве что Джастин Баксендайл догадался, что к чему. Увидел меня в коридоре, услышал сразу после этого пожарную тревогу, а потом рассказал Лане…
Нет. Невозможно. Не может быть, что он такой негодяй, взял и выдал меня. Зная Лану, я поняла, чем кончится дело. Она то не преминет рассказать обо всем учителям. Или хотя бы косвенно даст им понять, чтобы самой не мараться. Не говорил Джастин ей ничего. Лана, наверное, как и мистер Джанини, просто сопоставила очевидные факты. Я ухожу из класса, а через две минуты раздается сирена. А в этот день моя лучшая подруга искала для себя больших неприятностей.
Однако, хотя Лана может только предполагать, она ведет себя так, будто точно обо всем знает.
И вот тут я на секунду утратила контроль над собой. Просто не знаю, как могло случиться то, что произошло дальше. В результате я теперь сижу в кабинете директора.
Не знаю, заключалась ли причина:
в нервозности перед зачетами;
в приближающейся поездке в Дженовию;
во всей этой истории с Кенни;
в моей любви к человеку, который встречается с разводительницей фруктовых мошек;
в еще не угасшем удивлении тем, что моя мама вышла замуж за моего учителя алгебры и скоро родит от него ребенка;
в том, что Лана мне просто надоела и надоела давно;
во всем вышеперечисленном, вместе взятом.
Короче, какова бы ни была причина, но я сорвалась. Взяла и сорвалась: в бешенстве вскочила, схватила с парты Ланин мобильник и грохнула его об пол.
Аппарат разлетелся на тысячу маленьких осколков. Я добила его ботинком. А ботинки у меня армейские, 39 го размера. От телефона осталось, естественно, мокрое место.
Ну, и после этого я не могу упрекать мистера Джанини в том, что он отправил меня в кабинет директора.
Хотя от собственного отчима можно было ожидать некоторого снисхождения. Ан нет…
Ой ой ой. Гупта идет.

12 декабря, пятница, 17.00, моя комната

Ну вот, пожалуйста. Меня временно отстранили от занятий.
Отстранили. Я не могу поверить. МЕНЯ!!! Миа Термополис! Что же это происходит? Я всегда была такой примерной ученицей, таким тихим, беспроблемным ребенком!
Ладно, отстранили то всего на один день, но тем не менее! Это же будет записано в моем личном деле! Пятно на всю оставшуюся жизнь!
Что скажет дженовийский кабинет министров?
Нет, конечно, я прекрасно поступлю в колледж, никто не откажется принять меня только из за того, что я была отстранена от занятий на один день в первом семестре первого курса средней школы, но все равно, позор то какой. Директриса Гупта смотрела на меня как на чудовище.
А психологи вот что говорят: если обращаться с человеком как с преступником, он им и станет, причем в довольно сжатые сроки. И они правы. И если директриса и учителя будут продолжать в том же духе, возьму и приду в школу в каком нибудь безумном наряде от Себастьяно (есть у него такие платья, что ого го). Ой, нет, мы же форму носим. Ладно, тогда ограничусь колготками из рыболовной сети, он и такие производит. Выкрашу волосы в черный цвет, а лучше в фиолетовый. Может, даже начну курить и вставлю в нос серьгу. А в уши – по четыре. По восемь.
Вот журналисты обрадуются! Снимут быстренько документальный фильм со мной в главной роли и назовут его «Скандал в королевском семействе». И тогда процентов у меня точно станет больше, чем у Уильяма Английского. Приеду в Англию (а что, мне уже будет все равно), зайду в Букингемский дворец (и пусть только попробуют меня не пустить), найду Уильяма…
– Ну, – спрошу, – и кто из нас двоих теперь круче?
И дам ему в лоб.
Вообще то, когда мне в первый раз прокалывали уши (по одной дырке), я чуть в обморок не упала, курение вредно для здоровья, а давать кому нибудь в лоб некрасиво, да и больно.
Скорее всего, из меня не получится убедительного малолетнего преступника.
Папа тоже так считает и рвется натравить на Гупту всех наших адвокатов. И я бы, наверное, не возражала, чтобы натравил, да вот беда – ни в коем случае нельзя признаваться, что именно послужило причиной того, что я грохнула телефон Ланы. Трудно доказать, что нападение было спровоцировано, если нападающий не хочет говорить, что его спровоцировало.
Папа очень хотел выведать, что же случилось на самом деле, даже поругался для вида. Он примчался в школу забирать меня, после того как ему позвонила сама директриса Гупта. Но я ему не рассказала. Стоящий рядом Ларс сделал каменное лицо, и папа сдался. Махнул рукой, сказал «ну, ладно», и его губы сжались в точности как у бабушки, когда она сердится.
Но как я могла передать ему слова Ланы? Если бы рассказала, то все бы узнали, что я повинна не в одном проступке, а сразу в двух!
Ну, а сейчас то я уже дома. Посмотрели с мамой телевизор. Она почти не рисует с тех пор, как забеременела. Ее тошнит от запаха краски. И трудно долго стоять, все время хочется прилечь. А лежа рисовать неудобно.
Теперь она постоянно сидит в своей кровати и иногда рисует портреты Толстого Луи. Ему нравится, что наконец он не торчит дома один. Так что ночует он у меня, а на день переселяется к маме в спальню, и то спит, то подставляет уши, чтобы она их почесала, то наблюдает за голубями, которые топчутся на пожарной лестнице за окном.
А сегодня мама решила разнообразить галерею образов и, так как я оказалась дома пораньше, рисует меня. Уже несколько портретов готовы. Мне кажется, рот получается слишком большой, но я ничего не говорю, так как мы с мистером Джанини договорились постараться ничем не огорчать маму, ей и так сейчас нелегко. Теперь даже такой невинный вопрос, зачем она положила счет за телефон в овощной ящик холодильника, может привести к слезам и жалобам, которые иногда продолжаются чуть ли не час.
Пока она рисовала меня, я смотрела фильм «Мама, помоги мне» с Тони Спеллинг в главной роли. Тони играет девушку, которую постоянно обижает ее парень. Вообще то я не понимаю, как можно оставаться с человеком, который бьет тебя, но мама сказала, что тут дело в самооценке и в отношениях с отцом. Сама она, правда, не очень то ладит с дедулей, но если какой нибудь мужчина попытался бы хоть пальцем ее тронуть, то, гарантирую, он уже через пять минут звонил бы в травмопункт.
Мама изо всех сил пыталась выведать, что же такого особенного сказала Лана, если это подвигло меня на столь неблаговидный поступок. Она действовала так же, как все мамы в фильмах – спрашивала, спрашивала…
Видимо, в результате способ сработал – вдруг я взяла да и рассказала ей все: про Кенни и как мне не нравится с ним целоваться, и про то, как он признался мне в любви перед всей школой, и про то, как я хочу расстаться с ним сразу после сдачи последнего зачета.
Ну, и попутно я упомянула про Майкла с Джудит Гершнер, про Тину с открытками; и про Зимний Карнавал все маме рассказала, и про Лилли с ее забастовкой, и вообще обо всем, кроме пожарной тревоги.
Еще в самом начале моего рассказа мама бросила рисовать и завороженно смотрела на меня.
Наконец я выговорилась и замолчала.
– Знаешь, – говорит мама, – что тебе сейчас необходимо?
– Что? – спрашиваю.
– Отдых, – отвечает.
И мы устроили отдых, прямо на ее кровати. Она не пустила меня заниматься, а вместо этого заставила заказать пиццу, и мы долго долго смотрели телевизор. После фильма «Мама, помоги мне», который закончился хеппи эндом, совершенно невероятным, но утешительным, начался классный фильм «Наваждение на Среднем Западе». Кортни Торн Смит с огромными кольцами в ушах ездит на розовом кадиллаке и убивает всех подряд девушек, которые кокетничают с ее парнем. Самое интересное, что этот фильм основан на реальных событиях.
И я думала о том, что мы сидим вот так, прямо как в старые времена, когда мама еще не встречалась с мистером Джанини, а я не знала, что я принцесса.
Теперь она замужем и ждет ребенка, а я отстранена от занятий в школе.
Жизнь кипит.

12 декабря, пятница, 20.00, мансарда

О Господи, только что проверила ящик. Он переполнен выражениями сочувствия и поддержки от моих друзей!
Все поздравляют меня с тем, как я расправилась с Ланой Уайнбергер. Все сочувствуют из за того, что меня временно отстранили от занятий. Призывают не терять самообладания, чтобы вернуться и продолжать борьбу против школьной администрации.
Боже мой, кто это тут борется против администрации? Я просто разбила чужой мобильный телефон. Администрация тут совершенно ни при чем.
Лилли дошла до того, что сравнила меня с королевой Шотландии, которую Елизавета I посадила в тюрьму, а потом обезглавила.
Интересно, пришла бы Лилли в такой же восторг, если бы узнала, что причина, по которой я грохнула телефон, состояла в том, что Лана угрожала растрепать всем, кто на самом деле включил пожарную сигнализацию.
Лилли утверждает, что тут дело в принципе: меня вышибли из школы за отказ отступиться от своих убеждений. На самом то деле меня вышибли из школы за поломку чужой личной собственности. А сделала я это, чтобы покрыть предыдущее свое преступление.
Впрочем, об этом еще никто, кроме меня, не знает. Ну, за исключением Ланы. И даже она до конца не уверена, что это я нажала на кнопку.
К моему удивлению, не только Лилли убеждена, что мой поступок продиктован политическими соображениями. И завтра на первом митинге учеников против приватизации средней школы имени Альберта Эйнштейна мое дело будет представлено в качестве одного из примеров деспотической политики администрации во главе с Гуптой.
Может, изобразить внезапную простуду на все выходные?
Я написала всем общий ответ, что, мол, «спасибо за поддержку, как она мне помогла», и призвала не делать из мухи слона. В том смысле, что я вовсе не горжусь тем, что совершила. Я бы скорее предпочла НЕ разбивать телефон и остаться в школе.
Отличная новость от Тины: Майкл точно получает мои открытки. Тина проходила сегодня после физкультуры по коридору мимо шкафчиков и видела, как он берет открытку и кладет в свой рюкзак!!! К сожалению, прибавила Тина, не похоже было, что он воспылал при этом страстью. Ни малейшей нежности не отразилось в его глазах. Это буквально Тинины слова. Он даже не потрудился уложить открытку в рюкзаке аккуратно, чтобы не помять. Следом за открыткой Майкл запихал в рюкзак свой ноутбук, так что она наверняка стала как жеваная.
Но, добавила Тина, он обошелся бы с ней почтительнее, если бы знал, что она от тебя. Если бы ты подписала ее…
Конечно, если бы я подписала ее, то он бы узнал, что нравится мне! Более того, он бы узнал, что я люблю его!!! А если он ничего ко мне не чувствует? Вот был бы ужас. Еще хуже, чем отстранение от занятий.
Нет, нет, нет.
Ой! Пока я все это записывала в дневник, пришло сообщение. ОГО!!! От самого Майкла! Я аж подскочила и вскрикнула, даже Толстый Луи испугался. Он спал у меня на коленях, и когда я подскочила, то вцепился в меня всеми когтями, так, что даже царапины остались.
Вот, распечатываю наш диалог.

КрэкКинг:  Хэй, Термополис, что там с тобой происходит? Говорят, отстранили от занятий? Ну дела!
ТлстЛуи:  Да ведь только на один день.
КрэкКинг:  А что ты учудила?
ТлстЛуи:  Разбила мобильник некоей болельщицы.
КрэкКинг:  Твои родители, должно быть, гордятся тобой.
ТлстЛуи:  Да уж…
КрэкКинг:  Мучаешься теперь? Совесть мучает?
ТлстЛуи:  Ты знаешь, на удивление, нет. Нападение на мобильный телефон было спровоцировано.
КрэкКинг:  А ты не передумала идти на Зимний Карнавал на следующей неделе?
ТлстЛуи:  В качестве секретаря банды Учеников против корпоратизации средней школы имени А. Э. мне просто придется. Мое присутствие обязательно. Твоя сестра планирует провести презентацию.
КрэкКинг:  О, Лилли. Идеалистка.
ТлстЛуи:  Уж какая есть.

Мы бы, наверное, и дальше болтали, но мама крикнула, чтобы я вышла из Сети и освободила телефон, потому что ей надо позвонить мистеру Джанини, которого, как ни странно, еще нет дома, хотя давно пора. И я отключилась.
Странно, уже второй раз Майкл спрашивает, иду ли я на Зимний Карнавал. К чему бы это?

12 декабря, пятница, 20.00, мансарда

Ах, вот почему мистер Джанини так задержался: покупал рождественскую елку.
И не просто елку, а высотой под потолок и чуть ли не два метра в диаметре на уровне нижних веток.
Я, конечно, ничего плохого не сказала, потому что мама ужасно обрадовалась, просто пришла в дикий восторг от елки. Тут же полезла на антресоли за елочными украшениями. Украшения у нас своеобразные, потому что мама в отличие от всех нормальных людей никогда не покупает обычные стеклянные шары и мишуру. Вместо этого она вырезает круги из консервных банок и на нераскрашенной стороне рисует портреты тех, кто умер в прошедшем году. Ну, и вешает на елку. По этой причине у нас самая оригинальная елка в Северной Америке. На ней болтаются изображения Ричарда и Пэт Никсонов, Элвиса Пресли, Одри Хепберн, Курта Кобейна, Джима Хенсона, Джона Белуши, Рока Хадсона, Алека Гиннесса, Джона Леннона, Джона Кеннеди и многих многих других.
Мистер Джанини все время посматривал, радуюсь ли и я елке. Он сказал, что поехал за ней, зная, какой неудачный у меня сегодня выдался день. Хотел немного меня порадовать, чтобы я не чувствовала себя отверженной.
Мистер Дж., значит, до сих пор не имеет понятия, о чем я пишу в своем полугодовом сочинении по английскому.
Ну, что мне следовало сказать? Он ведь уже купил ее, и елка таких размеров стоит кучу денег. Он же хотел как лучше. Очень хотел.
Кто бы мне посоветовал, как вести себя в подобных ситуациях? Если бы мистер Джанини заранее поинтересовался, чего я хочу, я бы посоветовала ему пойти в «Биг Кмарт» на Астор Плейс и купить отличную искусственную елку. В этом случае мы бы не внесли вклад в разрушение естественной среды обитания полярных медведей. Вот как все было бы хорошо, спроси он меня заранее.
Но он же не спросил.
По правде говоря, даже если бы и спросил, мама отвергла бы все мои разумные советы. Ее самое любимое занятие на Рождество – лежать на полу головой под ветками, смотреть наверх сквозь иголки и вдыхать аромат хвои. Она говорит, что это единственное хорошее воспоминание из всего ее детства в Индиане.
Когда твоя мама говорит такое, на полярных медведей хочется махнуть рукой. Пусть справляются сами как хотят.

13 декабря, суббота, 14.00, квартира Лилли

Ну что ж, первый митинг учеников против приватизации средней школы имени Альберта Эйнштейна с позором провалился.
А все потому, что, кроме меня и Бориса Пелковски, ни одна душа не явилась. Странно, что не было даже Кенни. Теоретически я представляю себе это так: если человек так сильно меня любит, то должен использовать любую возможность побыть рядом со мной, пусть даже это какой то дурацкий митинг студентов.
Следовательно, его любовь не столь сильна, как он утверждает. Во первых, сужу по его поведению, а во вторых, до Зимних Танцев остается ровно шесть дней, а Кенни ДО СИХ ПОР МЕНЯ НЕ ПРИГЛАСИЛ!!!
Конечно, я не то чтобы очень беспокоюсь и места себе не нахожу, вот еще! Я включила пожарную тревогу и грохнула мобильник Ланы Уайнбергер, и после этого меня волнует какое то там приглашение на какие то танцы? Ну да. Хм. Еще как волнует… Лилли просто трясло оттого, что, кроме нас с Борисом, на митинге больше никого не было. Я объясняла ей, что люди слишком заняты, усиленно готовятся к зачетам и у них просто нет времени, чтобы посещать такого рода мероприятия. Но мои доводы ее не убеждают. Вот и сейчас – сидит себе на диване и страдает, а Борис ее утешает. Он все так же упорно заправляет свитер в брюки, и пластинка на зубах его совсем не украшает, но видно, как он по настоящему любит Лилли. Смотрит на нее так нежно, пока она нудит о том, что должна за всех отдуваться.
Мое сердце разрывается, когда я вижу, как Борис смотрит на Лилли.
Наверное, я даже немного завидую. Мне ведь тоже хочется, чтобы у меня был парень, который вот так на меня смотрел бы. Я не Кенни имею в виду. Я имею в виду парня, который мне тоже нравился бы, чтобы он был больше, чем друг.
Нет, не могу больше этого выносить. Пойду на кухню, посмотрю, что делает Майя, их домработница. Помогу ей с уборкой, и то, наверное, легче станет.

13 декабря, суббота, 14.30, квартира Лилли

Майи не было на кухне, она возилась в комнате Майкла – вешала в шкаф его школьную форму, которую только что выгладила. Майя ходит по комнате Майкла, убирает его вещи и попутно рассказывает мне о своем сыне Мануэле, который остался в Доминиканской Республике. Доктор Московитц недавно помог вызволить Мануэля из тюрьмы, куда тот попал по ошибочному подозрению в совершении каких то преступлений против правительства. Мануэль собирается основать собственную политическую партию, чем Майя очень гордится. Ее радость омрачает лишь мысль о том, что ее сына снова могут упечь за решетку, если он не сбавит обороты в нападках на правительство.
У Лилли и Мануэля много общего.
Рассказы Майи о Мануэле всегда интересно слушать. Но гораздо интереснее находиться в комнате Майкла. Я, естественно, и раньше здесь бывала, но в его отсутствие – никогда. Несмотря на субботу, он сейчас в школе. Работает в своем компьютерном клубе над проектом к карнавалу. Думаю потому, что школьный модем быстрее, чем его домашний. А также полагаю, хоть мне и нелегко признаваться себе в этом, что в клубе у Майкла гораздо больше возможностей общаться с Джудит Гершнер. Здесь их в любой момент могут застукать родители.
Я присела на кровать Майкла, пока Майя ходила туда сюда, складывая футболки, бормоча что то, напевая под нос, рассказывая о политической платформе Мануэля, о главных статьях экспорта и импорта в ее родной стране… А Павлов сидит рядом со мной и дышит мне в лицо. А в голове стучит: «Вот что значит быть Майклом; вот что он видит, когда открывает утром глаза, смотрит на потолок по ночам (он развесил на потолке фосфоресцирующие звездочки в виде созвездия Андромеды)… Вот как Майкл пахнет (весенней свежестью, спасибо ополаскивателю, который использует при стирке Майя)… Вот как выглядит стол Майкла, если смотреть на него с кровати»…
И тут, задумчиво глядя на его стол, я краем глаза заметила нечто. Моя открытка!!! С клубникой!!!!
Он не приклеил ее на стену, она просто валяется на столе. Но она там все таки есть! Майкл не сунул ее в ящик, не завалил компьютерными справочниками и литературой про Microsoft. Можно сделать лишь один вывод – она что то значит для Майкла! Да что я говорю – завалил или запихал! Вообще не выбросил, хотя мог бы. Ой, мое сердце стучит как сумасшедшее!
О! Слышу, открывается входная дверь. Мама и папа Московитцы? Майкл??? Мне лучше исчезнуть. Недаром с той стороны двери у Майкла висят плакаты типа «Не входи – убьет», «Вход строго запрещен». Удаляюсь.

13 декабря, суббота, 15.00, у бабушки

Кому бы рассказать, как я уходила от Московитцев… И как это вообще физически возможно – проделать такой путь за полчаса?
А вот как.
У катастрофы есть лицо, и это лицо – Себастьяно.
Я всегда подозревала, что Себастьяно не такой милый и приятный, каким прикидывается.
Теперь все выяснилось. Негодяй снял маску. И если мой папа доберется до него, то все, считай, на свете будет одним модельером меньше.
Рассматривая ситуацию объективно, могу лишь заметить, что тому, что случилось, я предпочла бы смерть. Иначе говоря, если бы Себастьяно меня убил, это, конечно, было бы очень грустно, тем более я не успела написать инструкции по уходу за Толстым Луи. Но, по крайней мере, не пришлось бы идти в понедельник в школу.
Но теперь мне не просто придется идти в школу. Мне теперь придется идти, зная, что все мои одноклассники видели приложение к «Санди таймс», битком набитое МОИМИ фотографиями, под заголовком «Наряды для принцессы» по всей ширине разворота, где я стою на фоне зеркал в платьях от Себастьяно.
Да, я не шучу, так оно все и будет. «Наряды для принцессы», Боже мой!
Я даже упрекать его не могу. Ну что с него, Себастьяно, возьмешь? Он просто не мог отказаться от такого предложения. Он, помимо всего прочего, бизнесмен, и заполучить себе в модели принцессу… Заманчиво, наверное.
А все остальные газеты подхватят историю. О о о ох, типа «Принцесса Дженовии дебютирует в роли топ модели». Замечательно.
При помощи этих фотографий Себастьяно собирается продвигать свою продукцию по всему миру, рекламировать новое направление в дизайне одежды.
Бабушка не понимает, почему мы с папой так расстроились. Нет, почему расстроился папа, она, в общем то, понимает. Она считает, что его терзает мысль типа «мою дочь использовали». Но почему мне так плохо, она никак не поймет.
– Ты прекрасно получилась, настоящая красавица на фото! – не устает повторять бабушка.
Ага. Можно подумать, мне от этого легче.
Бабушка считает, что я преувеличиваю. Но здравствуйте, я что, когда нибудь смогу ходить, как Клаудиа Шиффер? Вот уж не думаю. И вообще, мода – такая сфера, которая меня ну совершенно не интересует. Вот окружающая среда – другое дело. Охрана прав животных. Курение и наркотики! Но только не мода!
Люди не поверят, что я не позировала специально для этих фотографий. Все подумают, что я продалась. А сама я – просто бездарная выскочка.
Когда я сбегала из комнаты Майкла, я и не подозревала, что узнаю такие страшные новости. Родители Лилли вернулись из тренажерного зала, где занимались с персональными инструкторами. После занятий фитнесом они зашли выпить по чашечке кофе и купили воскресное приложение к «Таймс».
Представляю, как они удивились, когда раскрыли газету и увидели там принцессу Дженовии, демонстрирующую весеннюю коллекцию высокой моды, да какую…
А я то как изумилась, когда Московитцы поздравили меня с началом карьеры топ модели. Ничего не понимая, я спросила, что они имеют в виду.
Пришли Борис и Лилли и проявили повышенный интерес ко всему происходящему. Мама Лилли развернула газету, и передо мной открылось…
Во всей своей красе…
Не буду врать и говорить, что я получилась плохо. Я получилась нормально. Я не улыбаюсь на этих фотографиях, а стою, спокойно глядя на себя в зеркало, и думаю примерно следующее: «Ну, точно – ходячая зубочистка».
Не зная меня и не понимая, ПОЧЕМУ я примеряла все эти платья, можно подумать, что я какая то дикая дура, которая понятия не имеет об артистизме, а думает только о том, КАК она выглядит во всех этих нарядах.
Надо признать, что меня все это сильно задело. Я то думала, что, когда Себастьяно начал спрашивать меня о Майкле, между нами установились дружеские отношения. Но теперь я подозреваю, что сильно ошибалась. Если он смог сделать то, что сделал.
Папа уже позвонил в «Таймс» и потребовал, чтобы они изъяли все приложения из непроданных газет. Потом он позвонил консьержу «Плазы» и распорядился записать Себастьяно в число персон non grata, чтобы закрыть ему доступ в отель. Кузен принца Дженовии теперь не имеет права ступать на территорию гостиницы.
Я подумала, что это слишком жестко, но у папы в запасе были и другие меры. Он хотел подать в полицию Нью Йорка заявление, в котором намеривался обвинить Себастьяно в том, что тот использовал несовершеннолетнего ребенка в качестве модели без согласия родителей. Благодарение Богу, бабушка отговорила его от этого. Она сказала, что ажиотажа и так будет по горло, поэтому дополнительный скандал с последующим арестом одного из членов королевской семьи ни к чему.
Папа так злится, что не может усидеть на месте, бегает по гостиной из угла в угол. Роммель следит за ним, вцепившись всеми четырьмя лапами в бабушкино манто. Голова собаки мотается туда сюда, туда сюда, а его взгляд не отрывается от бегающего папы.
Клянусь, что если бы Себастьяно вдруг оказался здесь, папа просто размазал бы его по стенке.

13 декабря, суббота, 17.00, мансарда

Н да.
Все, что я могу сказать, – бабушке, кажется, на этот раз конец. Да, честно, честно.
Не думаю, что папа когда нибудь снова будет с ней разговаривать.
И уж точно знаю, что я не буду. Никогда. Ни единого словечка.
Я знаю, что она уже старенькая и порой не ведает, что творит. Мне надо быть более снисходительной.
Но то, что она сделала сейчас! Можно даже не принимать во внимание мои чувства, просто я всерьез думаю, что больше никогда не буду иметь с ней дела. И не знаю, смогу ли когда нибудь простить ее.
Что, собственно, случилось? Как раз перед тем, как я собралась уходить из отеля, позвонил Себастьяно. Он никак не мог взять в толк, что он такого наделал, отчего теперь папа так страшно злится. Себастьяно хотел подняться к нам наверх, в пентхаус, но охрана его не пустила.
Папа по телефону объяснил Себастьяно, почему его не пускают: потому что он, Себастьяно, теперь персона non grata. А почему? А потому… И когда Себастьяно наконец то уяснил себе, что именно папа имеет в виду, то чуть не заплакал. Даже мне было слышно, как он кричал.
– Да есть у меня твое разрешение, Филипп, да очнись ты!
– ЧТО??? У тебя есть мое разрешение на использование фотографий моей дочери для демонстрации твоего тряпья? Нет у тебя ничего! Бессовестный!
Но Себастьяно утверждал, что разрешение у него есть и он не бессовестный.
И постепенно до папы начало доходить, что у Себастьяно есть разрешение. Но не от меня. И не от папы. А тогда угадайте с трех раз, от кого???
– Да, – сказала бабушка, поднимаясь со своего места с видом оскорбленной невинности, – я дала разрешение, Филипп. Потому что Амелия, как ты сам прекрасно знаешь, страдает от собственной замкнутости, и ей необходимо раскрыться.
Папа сначала потерял дар речи и только хватал ртом воздух. А потом как началось…
– А… а… И чтобы «раскрыть» Амелию, ты за ее спиной выдаешь этому идиоту разрешение на фотографирование для рекламы женской одежды?
Бабушка не нашлась что ответить. Она стояла и неопределенно хмыкала.
Было ясно, что даже если у бабушки есть серьезный повод для такого поведения, папа не собирается его выслушивать, а уж я то и подавно. Он подлетел ко мне, схватил меня за руку и потащил вон из бабушкиного номера. Я бегом за ним.
Я думала, сейчас будет душещипательная сцена, прямо как в телевизионных сериалах: папа расскажет мне, что бабушка – старая больная женщина, и что он как можно скорее выберет местечко подальше и поспокойнее и отправит ее отдохнуть, но…
– Быстро домой, – только и сказал он вместо всего этого.
Потом передал меня Ларсу, предварительно грохнув дверью бабушкиного пентхауса ТАК СИЛЬНО, что отель, наверное, покачнулся. И после этого как вихрь умчался в свои апартаменты.
Да а а…
Отличный сюжет для ток шоу, а?
Например, для шоу Рикки Лейк очень даже подойдет.

Рикки:  Кларисса, скажите, почему вы позволили Себастьяно поместить фотографии своей внучки в то злосчастное воскресное приложение к «Таймс»?
Бабушка:  Вам, мисс Лейк, следует называть ее Ее Королевское Высочество. Я сделала это, чтобы повысить у Амелии самооценку.

Теперь я точно знаю, что, когда заявлюсь в понедельник в школу, народ сразу все мне выскажет. Все будут толкать друг друга локтями и говорить: «Смотрите, вот идет Миа, большая ДУРА, вегетарианка и активистка, защитница прав животных, скромница наша. Но для снимков в газете, оказывается, принципами можно и поступиться!»
Будто у меня и раньше не было неприятностей в школе. Теперь, правда, все намного хуже. Теперь от меня отвернутся даже близкие друзья.
Сижу дома и пытаюсь делать вид, что ничего не произошло. Что довольно трудно, учитывая следующее: когда я вернулась домой, мама как раз закончила пририсовывать к каждому моему портрету рожки, а потом завернула что то в эту газету и запихала сверток в морозилку.
Маме, конечно, весело. Ее то совсем не беспокоит то, что несколько ближайших недель мне нигде нельзя будет показаться, потому что в этом городе, а может, и во всем штате, на каждом столбе расклеены эти приложения с изображением моей персоны. Ой, что в школе будет… Это вам не интервью с Беверли Белльрив, это позор еще покруче…
Хотя во всей этой кошмарной истории можно все таки найти кое что хорошее: теперь я точно знаю, что больше всего мне к лицу белое шелковое платье с синим кантом. Папа сказал, что он ни за что не позволит мне надеть это платье, что, впрочем, касается любого произведения от Себастьяно. Но в Дженовии нет другого дизайнера такого уровня, и никто там больше не сможет сшить мне что нибудь подобное, не говоря уже о том, чтобы успеть в срок.
Так что завтра с утра мне в мансарду доставят платье от Себастьяно. И все таки жизнь не так уж плоха, как может показаться с первого взгляда.
Так мне думается.

13 декабря, суббота, 20.00, мансарда

Ну вот, началось. Пришло семнадцать посланий, прозвучало шесть телефонных звонков и пришел один гость (Лилли) – и все в связи с демонстрацией моделей. Лилли говорит, что все не так плохо, как мне кажется, и многие люди выбрасывают приложения, даже не заглядывая в них.
Ну да, говорю, поэтому все эти люди пишут и звонят мне, не переставая.
Лилли тут же предположила, что они интересуются результатами митинга против приватизации нашей школы, но это бред, конечно. Они хотят знать, о чем я думала, когда сотворила то, что сотворила.
Ну, как мне теперь объяснить всем окружающим, что я тут совершенно ни при чем, что я не позировала, а фотографа едва замечала, думая, что снимки предназначены только для меня? Никто мне не поверит, все будут утверждать, что я вру. Или просто

0

6

будут так думать, что тоже весьма неприятно. И вообще – как это все таки противно! И ведь не доказать никак, что я ни при чем! Доказательство как раз вот оно: стою я во всей своей красе и позирую.
Моя репутация окончательно подорвана, чем бы я сейчас себя ни успокаивала. Завтра утром миллионы подписчиков «Нью Йорк таймс» развернут свои газеты и – ага:
«О, смотрите, принцесса Миа. Уже продалась. Интересно, сколько заработала? А говорят, королевским особам деньги не нужны».
Ой ой ой ой ой…
Наконец я попросила Лилли уйти домой, потому что у меня невыносимо разболелась голова. Она попыталась сделать мне какой то массаж, которым ее родители иногда облегчают страдания своих пациентов, но мне это не помогло. Наоборот, массируя мне место между большим и указательным пальцами руки, она нажала на какую то болевую точку, да так, что у меня слезы из глаз брызнули.
После этого Лилли наконец ушла.
И теперь я решила разгрести свои дела с учебой, да и в голове порядок навести… Несмотря на то что сейчас субботний вечер и все мои сверстники развлекаются кто где.
А я – как всегда. Принцессы, между прочим, не могут развлекаться, как все, – им не положено.

СПИСОК ВСЕХ ДЕЛ:
Алгебра: повторить главы с 1 й по 10.
Английский: полугодовое сочинение на 10 листах: использовать соответствующие словари; повторить главы 1–7.
Мировая цивилизация: повторить главы 1–12.
ТО: ничего.
Французский: revue Chapitres Un – Neuf.
Биология: повторить главы 1–12.
Написать инструкции по уходу за Толстым Луи.

Подарки на Рождество:
Мама – книга «Мать и дитя».
Папа – книга по управлению своим гневом.
Мистер Дж. – швейцарский армейский нож.
Лилли – блок кассет для ее видеокамеры.
Тина Хаким Баба – какой нибудь свежий любовный роман.
Кенни – футболка с надписью TV/VCR. (Не очень оригинально, но сойдет. Тем более, он такую хочет.)
Бабушка – НИЧЕГО!!!
Накрасить ногти (может, хоть тогда перестану их грызть).
Порвать с Кенни.
Заштопать носки.

Начну с носков, потому что сейчас это самое важное. Ни на чем невозможно сосредоточиться, когда у тебя из дырки торчит палец.
Потом – алгебра, потому что это мой самый нелюбимый предмет. И зачет по ней самый первый. Если оставлю алгебру на потом, то точно уже больше ничего не буду делать. НИЧТО теперь не отвлечет меня. Все. Не думаю ни о чем. Ни о бабушке. Ни о том, что четыре из тех семнадцати писем были от Майкла, а два – от Кенни. Ни о том, что я в конце следующей недели еду в Европу. Ни о том, что мама с мистером Дж. в соседней комнате смотрят «Крепкий орешек», между прочим, мой любимый фильм. ВСЕ. Меня нет.
Я СДАМ АЛГЕБРУ ЗА ЭТОТ СЕМЕСТР, И НИЧТО НЕ ОТВЛЕЧЕТ МЕНЯ ОТ ПОДГОТОВКИ К ЗАЧЕТАМ!!!

13 декабря, суббота, 21.00, мансарда

Сбегала в гостиную, посмотрела ту сцену, где Брюс Уиллис бросает бомбу в шахту лифта, и теперь уже снова занимаюсь.

13 декабря, суббота, 21.30, мансарда

Мне было так интересно, о чем написал мне Майкл, что я прочитала только его послание, а больше ничьи. Один – про воскресное приложение (ему обо всем рассказала Лили, а он спрашивал меня, не собираюсь ли я подавать на газету в суд, ха ха ха), а другие – просто всякие приколы, целью которых было поднять мне настроение. Не очень смешные, по правде говоря, но я все равно посмеялась.
Уверена, что Джудит Гершнер не смеется над шутками Майкла. Ее интересуют только проблемы клонирования.

13 декабря, суббота, 22.00, мансарда

КАК УХАЖИВАТЬ ЗА ТОЛСТЫМ ЛУИ, ПОКА МЕНЯ НЕТ:

УТРО
Утром положить в миску Луи сухого корма. Даже если у него что нибудь осталось с вечера, он все равно любит, когда ему кладут добавку. Тогда он будет чувствовать, что о нем позаботились, и сможет позавтракать прямо как человек, в смысле как все остальные.
В моей ванной под раковиной стоит ГОЛУБАЯ ПЛАСТИКОВАЯ МИСОЧКА. Каждое утро наполнять ее холодной водой. Берите воду в ванной, а не на кухне, там она недостаточно холодная. И наливайте воду именно в ГОЛУБУЮ МИСОЧКУ, потому что Луи привык пить из нее по утрам, пока я чищу зубы.
В коридоре около двери в мою комнату стоит еще одна миска с его водой. Ополаскивайте ее и наполняйте водой из фильтра, который стоит в холодильнике. Хотя считается что в Нью Йорке вода хорошо очищена, лучше налить из фильтра – Луи необходимо пить совершенно чистую воду. Кошкам надо много пить для профилактики кишечных и каких то там еще заболеваний и вообще для промывания организма. Обязательно следите за тем, чтобы у него в мисках всегда была вода. Много воды. Не давайте ему пить из ведра с новогодней елкой, это может ему навредить.
По утрам Луи любит сидеть на подоконнике в моей комнате и смотреть на голубей. НИКОГДА НЕ ОТКРЫВАЙТЕ ОКНО!!! Но следите за тем, чтобы занавески были раздвинуты.
Если Луи вдруг начнет жалобно мяукать, это значит, что его надо погладить и поиграть с ним. Ему требуется внимание. Можно иногда говорить: «Луи – умный кот, Луи – хороший кот». Он это любит.

ВЕЧЕР
На ужин давать Толстому Луи консервы из банок. Он любит только три вида: «Цыпленок с тунцом», «Креветки и рыбное ассорти» и «Океанская рыба». Он не будет есть ничего содержащего говядину или свинину. Содержимое банки класть в НАЧИСТО ОТМЫТУЮ МИСКУ, иначе он есть не будет. Он также не будет есть, если еда развалится и потеряет форму банки. Так что не перемешивайте и не крошите его еду.
После ужина (консервами) Луи любит лежать на коврике перед входной дверью. При этом его надо поглаживать. Когда Луи растянется во всю длину, надо чесать грудку между передними лапками, пока он не сложит их, как зайчик. Затем переходите к шее и обеими руками чешите за ушками. Если все правильно, то он будет мурлыкать. Если неправильно, то укусит и оцарапает.
Толстый Луи может заскучать, а когда он скучает, то ходит по дому и плачет. Вот список игр, в которые он любит играть.
Взять его меховую мышку и тащить по комнате за веревочку. Он будет гнаться за ней и пытаться разодрать.
Посадить Луи на мой стул, а самому спрятаться за шкафом и выставить одну ногу. Иногда ею пошевеливать. Луи будет бросаться и кусать, но не больно.
Соорудить крепость из подушек, посадить в нее Толстого Луи и сунуть между подушками руку. Для этой игры надо надевать толстую рукавицу – Луи кусается очень сильно.
Напихать какой нибудь ваты в старый носок, а в самую середину – немного сухого корма, накрепко завязать носок и бросить его в Луи. Четыре пять часов покоя обеспечены. Все это время он будет занят добыванием корма и скучать не будет.

КОШАЧИЙ ТУАЛЕТ
Мистер Джанини, это для вас. Мама не должна прикасаться к чему бы то ни было, потому что она не умеет этого делать, а тут еще ей и плохо станет! Выбрасывайте из тазика гигиенический наполнитель, потом ополаскивайте посудину, но не очень тщательно. Запах Луи должен оставаться на тазике. После этого всегда обязательно мойте руки с мылом, даже если вам кажется, что вы не запачкались.
Наполнитель для туалета Луи надо менять ЕЖЕДНЕВНО. Просто вытряхивайте его и наполняйте снова. Нет ничего проще. А то такой запах пойдет…

САМОЕ ВАЖНОЕ
Ни в коем случае не трогайте ОСОБОЕ МЕСТО под моей ванной, где Луи хранит свою коллекцию блестящих предметов. Если он стащит у вас какую нибудь блестящую вещь, а вы обнаружите ее там, не забирайте у Луи на глазах. Иначе потом несколько недель Луи будет бросаться на вас и кусать при первой возможности. Я спрашивала об этом ветеринара, а она предложила показать его специалисту по поведению животных, один сеанс у которого стоит 70 долларов. Так что делать нечего. Приходится приспосабливаться к странностям Луи.
Да, САМОЕ ГЛАВНОЕ – не забывайте как можно чаще брать Луи на руки, обнимать и гладить его. И прижимать к себе изо всех сил. Он это любит!

13 декабря, суббота, полночь, мансарда

ААААА!!! Уже полночь, а я все еще на первой главе «Введения в алгебру»!!!
Эта книга непостижима. Искренне надеюсь, что ее автор не много заработал.
Да что я заморачиваюсь – надо будет подойти к мистеру Джанини и выспросить, что будет на зачете.
Нет, нельзя, это будет жульничество.

14 декабря, воскресенье, 10.00, мансарда

До зачета по алгебре осталось 48 часов, а я все еще на первой главе.

14 декабря, воскресенье, 10.30, мансарда

Только что пришла Лилли. Она хочет вместе готовиться к зачету по мировой цивилизации. Я сказала, что мне плевать на мировую цивилизацию, так как я застряла на первой главе введения в алгебру и зачета не сдам, опять будет двойка и опять эти дополнительные занятия. Я близка к отчаянию. Тогда Лилли предложила альтернативу: она час занимается со мной алгеброй, а я с ней час – мировой цивилизацией. Я, конечно, согласилась, но мне кажется, это нечестно: у нее то по алгебре пять с плюсом, так что, помогая мне, она не занимается вовсе, а я, рассказывая ей про мировую цивилизацию, готовлюсь и сама.
Вот что значит настоящий друг.

14 декабря, воскресенье, 11.00, мансарда

Только что позвонила Тина. Младшие сестры и брат ужасно надоели ей и довели ее до бешенства. Она спрашивает, нельзя ли прийти и позаниматься у меня. Ответила, что да, конечно.
А что еще мне оставалось? Она пообещала зайти в кондитерскую и купить пирожных и сказала, что фотографии в приложении кажутся ей очень симпатичными, и если всякие дураки начнут обзывать меня выскочкой, то это просто зависть, а я выгляжу классно.

14 декабря, воскресенье, полдень, мансарда

Майкл сообщил Борису, где Лилли, и он, естественно, тоже здесь.
Да, Лилли права. Борис и вправду слишком шумно дышит, это очень раздражает.
И убрал бы он ноги с моей кровати. По крайней мере, мог бы ботинки снять. Я хотела сказать ему об этом, но Лилли меня отговорила.
Фи. Не знаю, почему Лилли терпит парня, который шумно дышит, заправляет свитер в штаны, а теперь оказывается, что ему и ботинки лучше не снимать.
Борис, может, и музыкально одаренный гений, но уж за гигиеной то следить надо, несмотря ни на что. Я так считаю.

14 декабря, воскресенье, 12.30, мансарда

…и Кенни. Не знаю, как это возможно – заниматься при таком скоплении народа. Плюс мистер Джанини решил постучать на барабанах.

14 декабря, воскресенье, 20.00, мансарда

Я сказала Лилли, и она согласилась, что уж если пришли Борис с Кенни, то позаниматься не получается. Да и барабанный стук не очень способствует наукам. Так что мы решили устроить перерыв в занятиях и отправились в Чайна Таун греться на солнышке.
Завалились в «Великий Шанхай», пообедали вегетарианскими блюдами. Запомнилась стручковая фасоль в чесночном соусе. Мы с Борисом оказались рядом, и он здорово смешил меня.
Только сейчас я поняла, что, несмотря на заправленный в брюки свитер и шумное дыхание через рот, Борис очень милый и забавный человек. И умный. Лилли такая счастливая! Ну, в том, что она любит парня, который тоже ее любит. Ах, если бы я смогла полюбить Кенни так, как Лилли любит Бориса!
Но, по моему, я не контролирую, в кого влюбляюсь. Если бы я была в состоянии контролировать свои чувства, то никогда бы не полюбила Майкла. С одной стороны, он старший брат моей лучшей подруги, и если Лилли обнаружит, что он мне очень нравится, то она НЕ ПОЙМЕТ. К тому же он старше и скоро закончит школу.
У него еще и девушка есть.
А мне то что делать? Я не могу заставить себя влюбиться в Кенни, не могу заставить его поменьше любить меня.
Хотя он до сих пор не пригласил меня на танцы. Даже не упомянул ни разу, что они скоро состоятся. Лилли говорит, что мне надо не заморачиваться, а позвонить ему и спросить: «Ну, так идем мы или нет?»
При этом она все время напоминает, как я грохнула Ланин мобильник. Хватило храбрости. А теперь что, не хватает храбрости позвонить своему бойфренду и спросить, идем ли мы на школьный вечер танцев?
Но Ланин телефон я разбила в порыве гнева. В моем отношении к Кенни нет ничего даже отдаленно напоминающего страсть. Какая то часть во мне очень не хочет идти с ним на танцы, и эта часть очень радуется своей потаенной радостью, что он меня до сих пор не пригласил.
Очень очень маленькая часть, но она все же имеется, как ни крути.
Так что, хотя мы так здорово посидели в кафе с Борисом, я в глубине души грустила из за всей этой ерунды с Кенни.
А теперь стало еще более грустно. Просто душераздирающе. А все потому, что какая то девочка – американка китайского происхождения подошла ко мне в тот момент, когда я вынимала печенье из обертки, на обратной стороне которой написана какая то китайская мудрость или предсказание… Так вот, подходит ко мне этот ребенок и просит автограф. И одной рукой протягивает мне фломастер, а другой – проклятущую «Санди таймс» с моими фотографиями. И просит подписать!
В тот момент я всерьез задумалась о самоубийстве. Правда, техническую сторону не успела всесторонне рассмотреть. Может, заколоться? Прямо здесь и сейчас? Вилкой. Пластиковой.
Но вместо этого накарябала что то там и попыталась изобразить на лице улыбку. Как странно! Эта девчонка была так счастлива, что встретила меня. Да почему? Она знает обо мне не по работам по охране полярных медведей, спасению китов и поддержке голодающих детей. Хотя я эти работы еще, разумеется, не написала, но когда нибудь точно напишу.
Так вот, она была счастлива видеть меня только потому, что нашла в дурацкой газете кучку моих фоток в красивых платьях, подчеркивающих, какая я длинная и тощая, как жердь.
Ну и что???
Тут у меня снова жутко разболелась голова, и я сказала, что хочу домой.
Никто особенно не возражал. Наверное, все вдруг поняли, сколько времени потеряли и сколько еще осталось учить. И мы ушли из кафе. Теперь я снова дома, и мама сказала, что пока меня не было, Себастьяно четыре раза звонил и прислал еще одно платье.
И не просто платье. Это платье Себастьяно смоделировал специально для меня, чтобы я надела его на Зимние Танцы.
Ну и платьице! Темно зеленое какое то, вельветовое, с длинными рукавами и широким квадратным вырезом.
Но когда я натянула его и взглянула на свое отражение в зеркале, то не узнала ни себя, ни платье: ух ты, как здорово! Очень здорово.
К платью была приложена записка:

Пожалуйста, прости меня.
Уверен, этот наряд поможет ему увидеть в тебе не только подружку своей младшей сестренки.
С.

Очень даже мило. Грустно, но мило, душевно так. Себастьяно, конечно, не знает, насколько безнадежно все у нас с Майклом – никакой наряд тут не поможет. И уже не важно, как я хорошо в нем выгляжу…
Но каков Себастьяно – он принес свои извинения. Бабушка даже этого не сделала.
Конечно, я прощаю Себастьяно. Не его же была вина.
Думаю, когда нибудь я смогу простить и бабушку, так как она слишком старая и порой уже плохо соображает, что к чему. Что можно делать, а что – нельзя.
Но самая большая вина лежит, конечно же, на мне самой. Я должна была предвидеть, догадаться, сопоставить, предусмотреть. Я должна была попросить Себастьяно не фотографировать меня вообще. Я просто была в тот момент в такой эйфории, что забыла главное: чтобы быть принцессой, недостаточно научиться носить красивые платья, а уметь стать примером для множества людей… Людей, которых даже не знаешь и, скорее всего, никогда в жизни не встретишь и не узнаешь.
Вот поэтому, если я не сдам этот треклятый зачет по алгебре, то все, я труп.

15 декабря, понедельник, дома

Количество учеников средней школы им. Альберта Эйнштейна, высказавших мне в лицо свои мысли по поводу разбитого мобильного телефона Ланы Уайнбергер в пятницу, составляет 37 человек.
Количество учеников средней школы им. Альберта Эйнштейна, высказавших мне в лицо свои мысли по поводу моего выступления на митинге в пятницу, составляет 59 человек.
Количество учеников средней школы им. Альберта Эйнштейна, высказавших мне в лицо свои мысли по поводу моего дебюта в качестве топ модели на страницах «Санди таймс», – 74 человека.
Общее число комментариев, услышанных мною в свой адрес от учеников средней школы им. Альберта Эйнштейна, – 170.

Когда я утром подошла к своему шкафчику, оттуда торчала огромная желтая роза.
Ну и что, спрашивается, она означает?
Неужели в этой школе еще остался кто то, кто не презирает меня всем сердцем? Оглянулась вокруг в надежде обнаружить неизвестного утешителя, но увидела только Джастина Баксендайла, которого, как всегда, окружала толпа девчонок.
Наверное, сей анонимный розодаритель – Кенни, который таким образом пытается поднять мне настроение. Он никогда не сознается, но кто бы еще это мог быть?
Сегодня День чтения, а значит, нам придется весь учебный день (за исключением ланча) готовиться к зачетам, которые начинаются уже завтра.
Для меня это просто отлично, по крайней мере сегодня. Хоть гарантированно не нарвусь на Лану. Их класс вообще на другом этаже.
Жаль только, что Кенни здесь. Нам надо сидеть по алфавиту, и он где то в другом конце другого ряда, но он шлет и шлет мне записки, типа «Улыбнись, детка!», «Хвост пистолетом!» Меня от этих посланий уже тошнит.
Кстати, количество обращений от Майкла Московитца исчисляется цифрой ОДИН.
Да и то это было вовсе не послание. В вестибюле школы перед раздевалкой, проходя мимо, он сказал, что у меня развязался шнурок.
И правда развязался… На этот раз моя жизнь кончена. До Зимних Танцев осталось четыре дня, и никто меня еще на них не пригласил.

R = 10
T = 2
D = 10 + (10) (2) = 10 + 20 = 30

Алгебра, алгебра… За что человеку такое наказание?

Плюс, минус… икс какой то в квадрате почему то. Пятью пять. Закон… ну, короче, какой то там закон.
Спать охота. Тихо в классе, все что то в тетрадях пишут, формулы выводят.
Зачем человеку алгебра?..
Система координат делит плоскость на четыре квадранта. Ну и что? Тоже мне, открытие. Какая то путаница в отрицательных и положительных.
Бред какой то.

О: найти значение икса.
Какого еще икса? А, этого вот. А зачем? Ну, найду значение, а дальше? Кому это надо? Мистеру Джанини? Министерству образования США? Мне? Мне то уж точно не надо.

4х + 2у = 6
2у =  4х + 6
у =  2х + 3

Так, а что у нас по английскому? Грамматика у нас по английскому.
Активный залог указывает на то, что предмет производит некое действие. Ага. А пассивный залог указывает на то, что с предметом производится некое действие. Все понятно. Ясно как день. Это вам не алгебра.

16 декабря, вторник

Все, алгебра с английским позади.
Впереди еще три зачета, да еще и полугодовое сочинение, это чтобы жизнь медом не казалась.
Сегодня было 76 комментариев, 53 из них оскорбляющие:
«Продалась за деньги»
«Думаешь, самая красивая нашлась?»
– Да кому какая разница, что люди болтают? – говорит Лилли. – Ты знаешь, как все было на самом деле, вот и все. Думай об этом, а на этих идиотов внимания не обращай.
Да, ей то легко говорить. Про Лилли то не говорят гадостей в глаза и за глаза. Про МЕНЯ говорят.
Еще одна желтая роза в моем шкафчике. Что за мистика? Я снова спросила Кенни, не он ли стал такой щедрый, но он отрицает. При этом весь покраснел. Может, конечно, потому, что Джастин Баксендайл, проходя мимо, наступил ему на ногу. У Кенни огромные ступни, больше даже, чем мои.
Всего три дня до праздника, а никто до сих пор меня не пригласил…

17 декабря, среда

Разделалась с мировой цивилизацией. Осталось два, и еще полугодовое сочинение, будь оно неладно.
Сегодня 62 комментария, 34 обидных.
«Смотри, не потеряй выгодную работу» .
«Если бы у меня была такая же плоская грудь, как у тебя, Миа, я бы тоже пошла в модели»  (Ну, это уже нечестно. Это самое обидное из всех. С цепи она сорвалась, что ли?)
И снова роза, снова желтая, и снова никаких признаков того, кто ее оставляет. Может, мой шкафчик с Ланиным путают. Но третий день подряд! Она, кстати, частенько тут же крутится, ждет своего Джоша.
Ежу понятно, что ни один человек из нашей школы не будет дарить мне розы. Ну, разве что, если бы я умерла, а они пришли на похороны и положили букетик на мою могилку со словами: «Спи спокойно, наша дурочка».
Два дня до танцев. Глухо.

18 декабря, четверг, час ночи

До меня только сейчас дошло: а вдруг это все таки Кенни розы в шкаф кладет, хочет, чтобы я сама пригласила его на танцы сегодня ночью.
Вообще то это как то странно. Ждать так долго, надеясь, что я соображу первая. К его сведению, меня мог пригласить кто угодно, и я могла бы согласиться.
ЕСЛИ бы кто нибудь пригласил, начнем с того… Ха!

18 декабря, четверг, 16.00, лимузин, по дороге в «Плазу»

ЙЙЙЙЕЕЕЕСССССССП!!!
УРРРРРАААА!!!
Я закончила!!!!! Сдавать зачеты!!!!! Это гениально!!!!!
Я практически уверена, что все сдала нормально. Даже алгебру. Оценок еще нет, их вывесят завтра, но я приставала к мистеру Джанини до тех пор, пока он не вышел из себя и не гаркнул:
– Миа, да все у тебя нормально. Хорошо написала. Оставь меня ради всего святого в покое.
Так что вот!!! Он сказал как? Что я ХОРОШО НАПИСАЛА!!! Значит, это и есть хорошо!!!
ТО ЕСТЬ Я ВСЕ СДАЛА!
Слава Богу, кошмар позади. Теперь могу сосредоточиться на том, что действительно важно в этой жизни: на моей социальной жизни.
Все, пора положить конец издевательствам надо мной. Все (кроме моих друзей) уверены, что я придурок какой то.
Все, я им теперь всем покажу. Вчера после мировой цивилизации меня словно озарило. Как будто на меня тонна кирпичей упала, и я поняла. Я наконец поняла, что делать. Так бы, наверное, и бабушка поступила.
Ну ладно, не в точности так, как бабушка, но то, что я придумала, разом решит все мои проблемы. Правда, Себастьяно эта идея не сильно вдохновит, а что ему остается делать! Но он вообще то должен был спрашивать МЕНЯ, а не бабушку, можно ли меня фотографировать, верно? Верно.
Это, наверное, самое что ни на есть принцессное дело, самый принцессный поступок, который я могу совершить на данный момент. Страшно волнуюсь. Вспотела вся.
Так продолжаться не может, пора брать ситуацию под контроль. Надоели мне эти оскорбления, а я, словно овца, даже ответить достойно не могу! Могу! И даже, кажется, знаю как.
Самое гениальное в моем плане – что я проделаю все сама, без чьей бы то ни было помощи.
Ладно, чего уж там, почти сама. Консьерж в «Плазе» помог мне получить комнату, Ларс помог тем, что звонил по моим указаниям.
Лилли помогла мне написать речь, которую я собираюсь произнести, а Тина только что сделала мне макияж и прическу.
Но все остальное зависит только от меня одной!
Ну вот, все готово.
И ничего не происходит.

18 декабря, четверг, 19.00

Только что смотрела саму себя по всем – ВСЕМ каналам – четырем основным, плюс «Нью Йорк 1», «CNN», «Главные новости» и «Канал новостей». А еще они покажут сюжет в вечерних выпусках!!!
Короче, могу вот что сказать: для человека, у которого занижена самооценка, я считаю, что все сделала просто отлично. Я не мямлила, не растерялась, не запнулась ни единого разика. Даже несмотря на то, что я говорила довольно быстро, понять мои слова было можно. Разве что кто нибудь по английски вообще ни в зуб ногой.
И выглядела я хорошо. Может, надо было переодеть школьную форму, но голубой цвет – королевский цвет, и на экране неплохо смотрится.
Так вот. Как только пресс конференция вышла в эфир, наш домашний телефон раскалился добела. Первым позвонил Себастьяно. Мама сняла трубку, и он вопил так, что ей пришлось вытянуть руку на всю длину. И то было слышно даже, наверное, на лестничной клетке.
Он, от нервов переставляя буквы в словах, вопил, что я его уничтожила. Невозможно дословно передать его дикие крики.
Мне стало стыдно. Не хотела я его уничтожать. Особенно после его трогательного письма. И платья для Зимних Танцев…
Ну, а что МНЕ оставалось делать? Я то пострадала тоже, и первая, и из за него. Совесть загрызла меня, и я взяла у мамы трубку.
– Себастьяно, – кричала я, пытаясь перекрыть его децибелы, – я не уничтожила вас! Правда. Дело в том, что выручка от продажи платьев, которые были на мне на тех фотографиях, пойдет в «Гринпис».
Но Себастьяно совершенно не желал ничего слушать и продолжал свои причитания.
– Погиб! Я погиб! Что ты наделала! О, как мне быть! В бизнесе я умер! Умер!!! Все кончено!
Замучилась, пока разъяснила ему… Ничего, говорю, вы не умерли, просто выручка от продажи платьев пойдет в фонд «Гринпис». И только. От продажи тех самых платьев, что были на мне в газете. В воскресном приложении. Очень это умно придумано. А «Гринпис» вложит эти средства в какие нибудь программы по охране природы. Это же гениальный, говорю, маркетинговый ход, а почему? А потому, что многие девочки вроде меня, которые любят красиво одеваться, помимо этого еще и об окружающей среде думают. И платья те разойдутся влет, и вот какая получается реклама. И нечего кричать о смерти. Не умер он, а наоборот.
Видимо, я хорошо усвоила некоторые бабушкины уроки, так что под конец я говорила уже одна, а он только слушал. И я его убедила! В результате Себастьяно поверил, что вся идея принадлежала ему самому.
Потом позвонил папа. Думаю, не буду я покупать ему книгу, как справляться со стрессами. Сначала он хохотал как сумасшедший. Отхохотавшись, спросил, не мама ли подкинула мне идею моего выступления.
– Не, – говорю, – все сама.
– Миа, ты поступила как настоящая принцесса, дорогая моя девочка, – с нежностью сказал папа.
И у меня появилось необыкновенное чувство, что я сдала сейчас самый трудный экзамен.
Но с бабушкой я по прежнему не разговариваю. Она, кстати, и не звонила. Куча народа позвонила мне сегодня: и Лилли, и Тина, и бабуля с дедулей из Индианы (у них там антенна), а бабушка – нет.
Вообще то я считаю, что она должна извиниться первая, потому что это она начала всю эту историю. Это ее поступок ни в какие ворота не лезет.
Мама сказала, что моя выходка переплюнула все экстравагантные выходки бабушки.
Впрочем, чего уж тут удивляться, у меня это, видимо, от нее. По наследству передалось, вместе с генами.
Так что я на седьмом небе.
О! Наконец то я дома, время есть, посмотрю ка я «Спасателей» как человек. Давно мне это не удавалось, вечно все дела, дела…

18 декабря, четверг, 21.00

Только что звонила Тина. И не насчет пресс конференции. Она спросила, что я получила от тайного дарителя. Я сначала подумала, что она бредит.
– О чем ты говоришь? – спросила я, изумившись ее вопросу. – От какого еще тайного дарителя?
– Ну как же, – говорит, – ты что, не помнишь? Да помнишь, Миа. С месяц назад мы писали свои имена на бумажках, да ты что? Совсем заучилась? И кто вытащит бумажку с твоим именем, должен сделать тебе какой нибудь сюрприз во время зачетной недели. Ну, в качестве моральной поддержки. В утешение, так сказать. Да Миа же!
Вспомнила. Действительно, это же надо было забыть. И вправду, перезанималась. Перед Днем Благодарения мы сидели в каком то кафе, и Тина заставила всех на кусочках салфетки написать свои имена, потом сложила их в корзинку, перемешала, а потом мы тянули их по очереди.
– О, Боже! – закричала я.
Со всеми этими зачетами и прочими неприятностями совсем забыла эту историю!
И, что намного хуже, забыла, что вытащила Тину. Какой из меня друг, если я способна забыть такое!
А потом я еще кое что сообразила. Розы то желтые были не по ошибке в моем шкафчике, и не от Кенни! А оказывается, от моего тайного дарителя!
Это катастрофа. Значит, видимо, Кенни так и не собирается приглашать меня на танцы, которые состоятся уже сегодня вечером…
– Поверить не могу, что ты забыла, – грустно сказала Тина, – ты то сама получала таинственные подарки?

0

7

На меня обрушилось чувство вины. О, бедная Тина!
– Да, конечно, – сказала я, лихорадочно соображая, где бы достать ей подарок к завтрашнему утру, в последний день, когда договор о тайном дарении еще действует.
– Меня, наверное, никто не вытащил, – сказала она и вздохнула, – потому что я ничего не получала.
– Ну, это как сказать, – говорю, – думаю, еще получишь. Наверное, твой тайный даритель ждет последнего дня, чтобы преподнести тебе что нибудь особенное.
– Думаешь?
– Точно, точно.
– А, ну тогда теперь, когда экзамены позади…
Тина перешла на деловой тон.
– Ну и что?
– А то. Когда ты скажешь Майклу, что это ты посылала ему открытки?
«Во дает», – подумала я.
– А может, вообще не говорить?
– Миа, – сказала Тина твердо, – если ты ему не собираешься этого говорить, то зачем посылала?
– Чтобы он знал, что, кроме Джудит Гершнер, в мире есть другие девчонки, которым он нравится.
– Миа, – сказала Тина еще тверже, – этого мало. Ты должна сказать ему, что это ты. Как ты собираешься заполучить его, если он не знает, что ты чувствуешь по отношению к нему?
У Тины Хаким Баба, как ни странно, есть много общего с моим папой.
– Помнишь Кенни? Как он заполучил тебя? Он посылал тебе анонимные письма, а потом признался в этом.
– Да уж, – саркастически ответила я, – и смотри, чем все кончилось.
– С Майклом у тебя все будет иначе. Потому что вы созданы друг для друга. Вы люди одного плана. Я это просто чувствую. Ты должна сказать ему, сделай это завтра, ведь послезавтра ты улетаешь в Дженовию.
О о о й!!! От восторга, который обуял меня после самостоятельно организованной пресс конференции я совсем забыла, что еду в Дженовию. Что за амнезия, честное слово? Послезавтра уже еду! Вместе с бабушкой! С которой я так и не разговариваю!
Я сказала Тине, что согласна признаться ему завтра. Она просияла – и мы разъединились.
Хорошо, что она меня не видела. Когда я нагло вру, у меня страшно краснеет нос. Очень неудобно.
Конечно, я никогда не скажу Майклу в лицо, что он мне нравится. И не важно, что говорит мой папа. Я не могу.
Ни за что.
Никогда в жизни, и гори все огнем.

19 декабря, пятница, домашняя комната

Нас тут заперли, пока не станут известны оценки за зачеты. Потом будет Зимний Карнавал в физкультурном зале, а вечером – Танцы.
Все. Уроков больше не будет. Одно сплошное веселье.
Ага, как же. Для всех остальных. Мне одной не суждено больше веселиться. Никогда.
А все потому, что у меня накопилась куча проблем. Во первых, я не люблю своего бойфренда, который, как выясняется, меня тоже не очень то любит. Если бы любил, пригласил бы на Зимние Танцы. А люблю я старшего брата своей подруги, который даже приблизительно не представляет, что я к нему чувствую, кроме обычных дружеских чувств. И вот теперь я еще начинаю догадываться, кто был мой таинственный даритель.
Другого объяснения нет. А то зачем Джастин Баксендайл (несмотря на то, что он еще считается новеньким в школе, хотя и достаточно популярен) так часто толкался в районе моего шкафчика? Ну, в общем, так оно и есть. На этой неделе я его уже раза три там застукала. Ну и зачем, спрашивается, ему там толкаться, если он не собирается незаметно подбрасывать розы? И как это будет выглядеть, когда придется признаваться (это, оказывается, правило такое – сегодня надо будет признаться тому, чье имя ты вытащил, в том, что его даритель – ты)? То есть, он подойдет ко мне, посмотрит своими прекрасными глазами с длинными ресницами, скажет, что это он дарил мне желтые розы, и придется изображать улыбку и умиленно говорить: «Ой, Джастин, надо же, это был ты! Вот спасибо!»
Н да. Ну да ладно, это лишь сотая часть моих проблем. Это пережить можно.
А вот что делать с тем, что, похоже, из всех наших девчонок только меня никто не пригласил на вечер танцев? А завтра я улетаю в страну, принцессой которой являюсь, вместе со своей ненормальной бабушкой, которая не разговаривает с папой и курит в самолете.
Ох, лететь куда нибудь в одном самолете с бабушкой, это я вам скажу, на всю жизнь запоминается.
А мама с мистером Джанини? Они так себя ведут, будто не возражают и даже рады тому, что я проведу рождественские каникулы не дома, а в другой стране. Мы, конечно, сами отпразднуем свое собственное Рождество – до моего отъезда, но мне кажется, что все таки они рады. И очень сильно.
А какая у меня оценка по алгебре? Мистер Джанини, конечно, сказал, что у меня все хорошо, но что это значит на самом деле? Тройбан? Мало. Учитывая количество часов, убитых на улучшение этой оценки, тройка не подходит в качестве «все хорошо».
Господи, что же мне делать с Кенни?
Ну, по крайней мере, хоть разобралась с подарком Тине. Вчера вечером вышла в Интернет и сделала ей ежемесячную подписку на получение молодежных любовных романов, а также записала ее в Клуб любителей таких романов. И потом распечатала сертификат, удостоверяющий ее членство, который отдам, когда зазвенит колокольчик.
Ну, и когда зазвенит колокольчик, мне придется предстать перед Джастином Баксендайлом.
Все было бы не так плохо, если бы он не был так красив. У него совершенно невероятные глаза. И почему этот красавчик выбрал именно меня? Красивые люди, такие как Лана и Джастин, не могут позволять заслонять свое сияние таким обычным девчонкам первокурсницам, как я.
А может, он даже не мое имя вытащил из корзинки. Скорее всего, это была Лана, и он клал розы в мой шкафчик просто по ошибке, путая со шкафчиком Ланы. Она то не болтается никогда рядом со своим шкафчиком.
Но что хуже всего, Тина сказала, что желтые розы означают вечную любовь.
Вот поэтому я и думала, что цветы дарил Кенни.
О! Идут с оценками. А я не хочу смотреть. МНЕ НАПЛЕВАТЬ НА СВОИ ОЦЕНКИ.
И звонок звенит. Слава Богу, я могу тихо смотаться отсюда. Не глядя на оценки, уйти по своим делам, какими бы обычными они ни были.
Подхожу к шкафчику, а там Джастин высматривает кого то. И Лана там же ждет своего Джоша.
Не надо мне этого. Чтобы Джастин сказал мне перед Ланой, что он и есть мой тайный даритель. Неизвестно, что она выкинет тогда, ведь не постесняется. Она может такое сказать… Например, что я в лифчик поролон подкладываю, чтобы там хоть что нибудь было, а на самом деле ничего там и нет. К тому же она, естественно, злится на меня из за телефона. Наверняка придумала уже для меня кучу новых гадостей…
– Эй, приятель! – сказал Джастин.
Приятель – такого он мне сказать не мог. Оглядываюсь. Рядом с Ланой стоит Джош.
– Приятель, ищу тебя всю неделю, – говорит Джастин Джошу, – есть конспекты по литературе? Мне через час экзамен сдавать.
Джош что то отвечает, но я уже не слышу. Я вообще уже ничего не слышу, потому что в голове у меня поднимается невообразимый гул. Грохот, рев и завывания. За спиной Джастина стоит Майкл. Майкл Московитц!!!
С желтой розой в руке.

19 декабря, пятница, Зимний Карнавал

У меня проблемы!
Снова.
И на этот раз моей вины нет ни капельки. Я ничего не могла сделать. Это взяло и просто случилось. Независимо ни от чего.
Майкл протянул мне розу.
– Возьми, вот выпала из твоего шкафчика.
Беру ее, находясь в полной прострации. Мое сердце билось так, что я думала, сейчас разорвется.
Потому что я вправду подумала, что на самом деле розы были от него. Целую минуту я думала, что это Майкл дарил мне розы…
К розе прикреплена записка:

«Счастливого пути! Привет Дженовии! Увидимся, когда вернешься!
Твой тайный даритель Борис Пелковски»

Борис Пелковски. Значит, это Борис Пелковски клал в шкафчик розы. Борис Пелковски – мой тайный даритель.
Разумеется, Борис понятия не имеет, что желтые розы означают любовь навсегда. Борис понятия не имеет, что свитер в брюки не заправляют. Так откуда же ему знать о языке цветов?
Трудно сказать, какое чувство было сильнее – облегчение от того, что тайный даритель был не Джастин…
Или горькое разочарование от того, что им не был Майкл.
– Ну, – спросил Майкл, – какой приговор?
Я уставилась на него в отчаянии. О чем он? Я еще ничего не соображала. Эти несколько секунд, что я только что пережила, были самыми длинными в моей жизни… Да еще когда я думала, что розы от него, когда я верила, что Майкл любит меня… А потом внезапное разочарование. Все это совершенно выбило меня из колеи и временно лишило рассудка.
– Так что у тебя по алгебре? – выговорил он почти по слогам.
Очевидно, заметил, что я как то не в себе.
А я и впрямь была не в себе. Это же надо – сама не знала, как сильно люблю его, пока Джудит Гершнер не умыкнула Майкла прямо у меня из под носа.
Словно в трансе, я развернула распечатку с оценками и глазам своим не поверила. По алгебре у меня стояло четыре с минусом!
Надо же, мои титанические усилия не пропали даром, а, наоборот, были вознаграждены сполна. И наплевать на минус.
Настроение мое необыкновенно улучшилось, неприятности чуть подзабылись. Все вроде хорошо, кроме того, что я не приглашена на танцы вечером.
Все таки тяжело быть несчастной. И, что самое главное, четверку я получила вовсе не потому, что учитель – мой отчим. Ничего нет общего между этими двумя обстоятельствами. Здесь нет ничего субъективного, это вам не английский. Нельзя подтасовать факты. Ты либо правильно решил уравнение, либо нет.
А я решила правильно! На целых 80 процентов!
Да еще я, конечно, знала ответ на последний, шуточный дополнительный вопрос: «На каком инструменте играл Ринго Старр и в каком ансамбле?» Но это принесло мне только два очка, так что основную задачу – с уравнениями – я выполнила, умница.
И тут я навлекла на себя еще порцию проблем. Сама, хотя вины моей в том не было.
Я была так счастлива из за четверки с минусом, что забыла на минуту, как я влюблена в Майкла. И вообще забыла обо всем на свете. Про свою застенчивость, скромность и хорошие манеры. И произвела совершенно не свойственное мне действие.
Я заключила Майкла в бурные объятия.
Ага, честно. Я обняла его за шею и как заору…
– УРААААААААААА!!!
И долго не могла остановиться. Я была так счастлива, как, наверное, никогда раньше. История с розами, конечно, сбила меня с толку, но четверка по алгебре восполнила все. Ну, почти все.
Просто невинное объятие. И все! От радости из за хорошей оценки по этой проклятущей алгебре. И больше ничего! Майкл, между прочим, занимался со мной почти весь семестр, поэтому в моей четверке есть и его вклад.
И надо же было, чтобы именно в этот момент из за угла вышел Кенни. Он увидел, как я страстно обнимаюсь с Майклом, и подумал, наверное, не то. Тина сказала потом, что, по мнению Кенни, между мной и Майклом что то происходит.
Ах, если бы! Я только об этом и мечтаю!!!
Но на самом деле все не так. И поэтому мне надо бежать искать Кенни, чтобы сказать ему, что я обнимала Майкла чисто по дружески.
– Ну почему? – пристает ко мне Тина. – Почему ты не хочешь сказать ему правду, что ты не чувствуешь по отношению к нему то же, что он к тебе. Это же такая возможность!
Но нельзя же бросать парня посреди Зимнего Карнавала! Это нехорошо. Непорядочно.
Почему жизнь меня так бьет все время?

19 декабря, пятница, все еще Зимний Карнавал

Кенни я так до сих пор и не нашла, но надо отдать должное администраторам: они знают, как устраивать праздники. Даже Лилли понравилось.
Конечно, повсюду видны признаки приватизации: на каждом этаже школы продают напитки из «Макдональдса», на стенах висят какие то рекламные плакаты…
И наши тоже постарались. Каждый клуб демонстрирует свои достижения и проводит мастер классы: в спортзале учат танцевать, в какой то аудитории драмкружок дает уроки актерского мастерства. Даже болельщицы завлекают первокурсниц попробовать свои силы, чтобы набирать из нас (кто бы мог подумать) команду болельщиц юниоров.
Кенни не видно нигде, но, разыскивая его, я наткнулась на Лилли. У нее, оказывается, по английскому ТРОЙКА!!!
В это невозможно поверить.
У Лилли. Тройка. Немыслимо.
– Миссис Спирс поставила тебе три? ТЕБЕ???
Но Лилли, похоже, все равно.
– Переживу. Миа, за правду надо платить. Когда во что то веришь, приходится приносить жертвы.
– Ну да, – говорю, – но… три? Твои родители убьют тебя.
– Да нет, – отвечает Лилли, – они всего лишь подвергнут меня психоанализу.
Это верно. Ведь подвергнут.
О Господи! Тина идет.
Надеюсь, она забыла…
Нет, не забыла.
Мы с ней пошли в компьютерный клуб.
Я не хотела идти в компьютерный клуб. Я туда уже заглядывала и знаю, что там происходит. Майкл, Джудит и остальные компьютерные фанаты сидят перед мониторами. А вокруг в пять рядов толпится народ, напирая друг на друга. Они играют в новую игру, программу которой сами же и написали. Там ты как будто идешь по нашей школе и встречаешь учителей в разных смешных костюмах. Например, директриса Гупта одета как рокер – в черную кожу с заклепками, а мистер Джанини в пижаме и держит в руках плюшевого мишку с лицом в точности как у него.
Они использовали какую то специальную программу при написании игры, поэтому учителя еще не видели себя в экзотическом виде.
И они пока только удивляются, почему так страшно ржут дети в компьютерном классе.
И я не хочу сейчас ни о чем разговаривать с Майклом. Я туда и близко не подойду.
Но Тина сказала, что мне надо.
– Сейчас самый удобный момент, чтобы сказать ему, – убеждала она. – По крайней мере, хоть Кенни нет поблизости.
О Господи! Вот что случается, когда проговоришься о чем то подруге.

19 декабря, пятница, еще позже, все еще Зимний Карнавал

Все, заперлась в женском туалете. Клянусь, никогда больше отсюда не выйду.
Я хочу сказать, пока все домой не уйдут, а затем и я проползу. Но не раньше. Только тогда и спасусь. Благодарение Господу, завтра уезжаю из страны. А к моменту моего возвращения все участники сегодняшней истории, надо надеяться, напрочь забудут о ней. По крайней мере, острота впечатлений сгладится.
Впрочем, сомневаюсь. Такая уж моя счастливая звезда.
Почему со мной постоянно случается нечто подобное, а? Нет, правда? Что я такого сделала, почему боги от меня отвернулись? Почему с Ланой Уайнбергер ничего не случается? Почему всегда – со мной? Именно со мной?
Итак, случилось вот что.
У меня не было ни малейшего желания сообщать Майклу что либо о своих чувствах. Если бы человек точно знал, что наступил именно тот момент, когда надо высказаться: промолчишь, и жизнь пойдет иначе! Никакой такой момент тогда еще не настал, и я была совершенно не в том настроении, короче, не хотела с ним говорить, и все тут. Не желала. Потому что это было бы неправильно и могло все испортить. А пошла я в компьютерный клуб из тех соображений, что проигнорировать приглашение и совсем туда не зайти было бы не по дружески.
И в мыслях у меня не было ничего говорить Сами Знаете О Чем. Тине пришлось бы смириться. Даже если бы она обиделась, я все равно поступила бы по своему. Когда любовь к человеку длится столько, сколько длится моя любовь к Майклу, к своему чувству относишься очень бережно. Да и потом нельзя просто подойти к своему избраннику во время школьного праздника и сказать: «Да, кстати, слушай, я тебя люблю».
Ведь правда? Нельзя так делать.
Но тем не менее. Пошли мы с Тиной в этот идиотский клуб. Там все собрались вокруг компьютеров и хохотали как сумасшедшие, просто стены ходуном ходили. Игра пользовалась бешеной популярностью, и народ стоял в очереди, чтобы сыграть.
Но Майкл заметил нас и замахал рукой.
– Идите, – кричит, – сюда!
Будто мы могли влезть перед носом у других. Мы, конечно, полезли, а все заворчали, и кто их упрекнет? Они все таки долго ждали.
Но, наверное, благодаря моему вчерашнему выступлению по национальному телевидению, когда я заявила, что проценты от продажи рекламируемых мной нарядов пойдут в фонд «Гринписа», и именно поэтому я согласилась, собственно, их рекламировать, отношение ко мне значительно улучшилось. Единственное оскорбительное высказывание принадлежало, естественно, Лане.
Это я к чему?.. К тому, что слышать ворчание было не так обидно…
– Давай, Миа, – подбадривал Майкл, придвигая стул к своему компьютеру.
Я села и стала ждать, когда же он запустит эту свою ерунду, а вокруг меня ребята смеялись над тем, что видели на своих экранах.
– Эй, погоди, что ты делаешь? – услышала я вдруг голос Джудит.
– Все нормально. Для нее у меня специальная фишка.
Я только вздохнула. Экран замигал. Ну вот, думаю, сейчас начнется ерунда с переодетыми учителями. И придется смеяться, чтобы все думали, будто мне нравится.
И вот сижу я там и чувствую, что накатывает тоска, потому что ничего хорошего меня в ближайшем будущем не ждет. Все так веселятся, потому что скоро пойдут танцевать, а меня никто не пригласил, даже тот, кто считается моим парнем; мне даже надеяться нечего на что нибудь хорошее. Все, кого я знаю, на каникулах поедут кататься на горных лыжах или отправятся на Багамы, или еще куда нибудь, а я что буду делать? Ах да, изображать приличную леди перед кучкой оливковых королей Дженовии. Уверена, что все они очень милые люди, но мне то тоже пожить охота!
И перед тем как отправиться в скучнейшую поездку в Дженовию, мне придется порвать с Кенни, чего мне совершенно не хочется, потому что парень он неплохой и нравится мне как друг. Я не хочу ранить его чувства, но, похоже, придется…
Хотя, надо сказать, то, что у него и в мыслях, кажется, не было приглашать меня на танцы, сильно облегчает муки моей совести.
Завтра я полечу с папой и бабушкой в Европу, а так как они до сих пор не разговаривают друг с другом и мы с бабушкой тоже пока не помирились, полет обещает быть весьма веселым и непринужденным; а когда я вернусь, учитывая мое везение, Майкл и Джудит будут уже помолвлены.
Все это промелькнуло у меня в голове за то мгновение, пока экран мигал перед моими глазами. Еще я успела подумать, что не хочу видеть учителей в дурацком виде.
Но когда экран перестал мигать, я увидела нечто совсем иное. Я увидела замок.
Честно. Там был замок, прямо как в историях о рыцарях Круглого Стола или в «Красавице и Чудовище». Картинка начала приближаться, перелетела через крепостную стену, и открылся вид на сад. А в саду цвели розы – огромные красные розы. Некоторые уже осыпались, и лепестки покрывали каменные плиты дорожек. Очень, очень красиво. У меня даже дыхание перехватило, так это было прекрасно.
Я почти забыла, что сижу перед компьютером на Зимнем Карнавале, а вокруг десятки людей. Мне казалось, что я нахожусь посреди этого сада.
А потом по экрану полетел золотой лист… он заслонил розы, его словно несло ветром, и лист весь трепыхался. На нем было написано несколько слов. Когда он перестал переворачиваться и на секунду завис неподвижно, чуть подрагивая, я прочла:

Прекрасные розы алеют в саду.
Теряют они лепестки на ветру.
Ты не знаешь того, что давно знаю я:
Я тебя тоже люблю, я люблю тебя.

Я оторопела на минуту, потом вскрикнула и вскочила со стула. Стул, кажется, упал.
Все вокруг засмеялись. Они, наверное, подумали, что я увидела директрису Гупту в кожаном прикиде.
Только Майкл знал, что я увидела совсем не это.
И он не смеялся..
Я не смела даже взглянуть на него, не могла вообще смотреть по сторонам. Уставилась на носки своих туфель. Мне просто не верилось. Не могла собраться с мыслями. Что это означает? Майкл понял, что это я посылала ему те открытки, и тоже влюбился в меня?
Или он понял, что это я посылала ему открытки, и решил сделать мне ответный подарок, но в виде шутки?
Не знаю. Но только мне вдруг стало совершенно ясно, что надо бежать оттуда, иначе расплачусь…
…Перед всей школой.
Я схватила Тину за руку и потащила за собой. Может, стоит рассказать ей об увиденном на экране компьютера, чтобы она объяснила мне, что сие означает, а то я сама ничего не могу понять.
Тина взвизгнула, наверное, я схватила ее слишком сильно, а я услышала, как Майкл зовет меня.
– Миа!
Но я уже проталкивалась к выходу, таща Тину за собой и распихивая толпу локтями. В голове осталась одна мысль: «Бегом в туалет для девочек. Иначе конец».
И вдруг кто то схватил меня так же сильно, как я схватила Тину. Я подумала, что это Майкл. Я знала, что если взгляну на него, зареву как маленькая.
– Отвали! – крикнула я и вырвалась.
– Миа, постой, мне надо поговорить с тобой! – услышала я голос Кенни.
– Не сейчас, Кенни, – ответила за меня Тина.
Но Кенни не проймешь.
– Нет, – говорит, – сейчас!
И по его лицу было видно, что не отступит.
Тина сделала страшные глаза и ушла. Стоя спиной к двери компьютерного клуба, я молилась: «Майкл, пожалуйста, не выходи сейчас, пожалуйста, только не сюда, только не сейчас. Майкл, пожалуйста, оставайся там, где ты есть. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, не выходи».
– Миа, – сказал Кенни.
Он явно испытывал неловкость. Я его таким никогда не видела. То есть ему свойственно смущаться, такой уж он человек, но в тот момент он как то уж очень замялся.
– Я просто хочу… Ну, хочу, чтобы ты знала. Ну, это. Так вот, я знаю…
Я удивленно смотрела на него. Я ничего не понимала. О чем он? Правда. Я к тому времени совершенно забыла про то, как он видел, что я обняла Майкла в коридоре. И думала только о том, чтобы Майкл не вышел сейчас из класса.
– Слушай, Кенни, – сказала я. И сама удивилась, что еще способна говорить. Я ощущала себя роботом, которого выключили. – Слушай, сейчас не время. Давай поговорим попозже, в другой раз…
– Миа, – сказал Кенни. Его лицо приняло очень странное выражение. – Я знаю. Я его видел.
Я моргнула.
И вспомнила. Ну, как бросилась Майклу на шею из за четверки.
– Ах, Кенни, – сказала я, – слушай, это было… Короче, совершенно не то, что ты подумал. Ну, ничего в этом не было такого.
– Не волнуйся, – сказал Кенни, – я ничего не скажу Лилли.
Лилли! О Господи! Меньше всего на свете я хочу, чтобы о моей любви к Майклу узнала Лилли!
Может, еще не поздно. Может, еще можно…
Но нет. Ему я врать не могу. В первый раз в жизни я не могла соврать.
– Кенни, – сказала я, – прости меня, прости.
И тут я поняла, что бежать в туалет для девочек уже слишком поздно: я заплакала. Мой голос дрогнул, я закрыла лицо руками, и слезы полились ручьем.
Прекрасно. Я рыдаю на виду у всей средней школы имени Альберта Эйнштейна.
– Кенни, – пробормотала я, всхлипывая, – я честно хотела сказать тебе раньше. И ты мне очень нравишься. Но я… я не люблю тебя.
Кенни страшно побледнел, но не заплакал в отличие от меня. Ему даже удалось выдавить из себя какую то странную улыбку. Он покачал головой.
– Не верю, нет. То есть, когда меня озарило в первый раз, я, как бы тебе сказать… запретил себе думать об этом. Сказал себе: стоп, этого не может быть. Ерунда. Абсурд. Только не Миа. Она не может поступить так со своей лучшей подругой. Но… думаю, это многое объясняет… касательно нас с тобой.
Я не могла больше смотреть ему в глаза. Я чувствовала себя как червь. Да нет, хуже, чем червь. Потому что черви полезны для окружающей среды. Значит, я чувствовала себя как…
как…
Как фруктовая муха.
– Мне долго казалось, что кто то есть, – продолжал Кенни. – Ты никогда… никогда не относилась ко мне так же, как я… Ну, сама понимаешь, о чем я.
Понимаю. Когда мы целовались. Очень любезно с его стороны объявлять об этом во всеуслышание здесь, в коридоре.
– Я знал, ты ничего не говорила, чтобы не ранить мои чувства, – говорил Кенни, – такая уж ты девчонка. И поэтому я не пригласил тебя на танцы, – признался он со вздохом, – я думал, что ты откажешь мне. Зная тебя, невозможно поверить, что, любя одного, ты пойдешь на танцы с другим. Знаю, ты никогда не обманывала меня, Миа. Ты самый честный человек из всех, кого я знаю.
Вот это да! Видимо, он даже не догадывается, почему у меня так часто краснеет нос.
– И я знаю, как эта ситуация терзает тебя, – мрачно изрек наконец Кенни. – Думаю, тебе как можно скорее надо обо всем рассказать Лилли. Я начал вас подозревать еще в ресторане. И если я сообразил, то и другие сообразят. Плохо, если кто нибудь другой расскажет ей.
Я размазывала рукавом слезы по лицу, но на этих словах замерла и снова уставилась на него.
– В каком еще ресторане?
– Сама знаешь, в каком. В том, в Чайна Тауне. Вы там сидели рядышком как голубки. И все время смеялись.
В Чайна Тауне? Извиняюсь, Майкла не было тогда с нами в Чайна Тауне!
– И знаешь еще что, – сказал Кенни совсем уж угрюмо, – не я один заметил, что он всю неделю клал тебе в шкафчик розы.
Тут я уже вообще перестала что либо соображать.
– Ч чего?
– Того, – Кенни оглянулся и зловеще зашептал. – Борис. Это он дарил тебе розы. Клал их в твой шкафчик. Миа! Если вы собираетесь встречаться за спиной Лилли, это, конечно, ваше дело, но…
Но в моей голове снова поднялся шум с воем, уши заложило, и я перестала слышать, что там еще шепчет Кенни. Тот же шум потряс меня, когда я прочитала стихотворение Майкла. БОРИС. БОРИС ПЕЛКОВСКИ. Мой бойфренд порвал со мной, полагая, что я закрутила с Борисом Пелковски.
БОРИС ПЕЛКОВСКИ, у которого в зубной пластине всегда застревают кусочки пищи.
БОРИС ПЕЛКОВСКИ, который заправляет свитер в штаны.
БОРИС ПЕЛКОВСКИ, парень моей лучшей подруги.
О Господи! Это ж надо…
Я пыталась сказать ему. Ну, правду. Что Борис – не моя тайная любовь, а всего лишь тайный даритель.
Но тут появилась Тина, взяла меня за руку и потащила куда то со словами, что мне пора идти.
И притащила в туалет для девочек.
– Подожди, мы не закончили. Мне надо сказать ему что то очень важное, – кричала я, упираясь, но она была непреклонна.
– Нет, не надо, – отвечала Тина и тащила меня по всей школе, – вы уже расстались. Ну, и кому какое дело из за чего? Вы уже не вместе, а остальное не важно.
Я увидела себя в зеркале. Ну и зрелище… Видок ужасный. Никто и никогда не был так мало похож на принцессу, как я в тот момент. То, что я увидела, вызвало новый поток рыданий.
Тина, конечно, сказала, что Майкл не шутил. Он, наверное, сообразил, что любовные открытки посылала ему я, и теперь попытался дать мне понять, что чувствует ко мне то же, что и я к нему.
Но я, конечно, в это не верю. Потому что если бы это было правдой (ах, если бы это было правдой), разве он позволил бы мне уйти? Почему он не попытался остановить меня?
Тина предположила, что он пытался. Но когда я вскрикнула, а затем поспешно убежала, он испугался. И ему не хватило мужества продолжать свои признания. Он мог подумать, что мне не понравилось то, что я увидела. И что меня это даже рассердило. Более того, Тина предположила, что Майкл вышел следом за нами, но, увидев Кенни, отступил. Со стороны могло показаться, что у нас очень важный разговор (а так оно и было), и беспокоить нас нельзя.
Все это очень похоже на правду.
Но на правду похоже и мое подозрение, что Майкл просто пошутил. Шутка получилась ужасно злая, учитывая все обстоятельства, но Майкл же не может знать, что я боготворю его всеми своими фибрами. Майкл не знает, что я люблю его всю свою жизнь. Сколько себя помню. Майкл не знает, что без него моя жизнь не имеет смысла. Без него я не нужна сама себе. И никогда не достигну самоактуализации. Для Майкла я всего лишь подружка его младшей сестры. Он, скорее всего, и не думал причинить мне боль. Он просто хотел, наверное, рассмешить меня.
Не его вина, что моя жизнь теперь кончена, и я никогда, никогда не выйду из этого туалета для девочек.
Подожду, пока все не уйдут, и выскользну за дверь, и никто не увидит меня до следующего учебного полугодия, а к тому времени все забудут, что произошло сегодня. Надеюсь.
А может, мне просто стоит остаться в Дженовии насовсем?
А что? Почему бы и нет?

19 декабря, пятница, 17.00, мансарда

Не знаю, почему бы всем не оставить меня в покое.
Серьезно. Я сдала зачеты, но предстоит еще куча самых разных дел. Во первых, упаковать вещи надо? Надо. Разве никто не знает, что, если отправляешься в свое королевство, к людям, которыми когда нибудь придется править, необходимо собрать очень много вещей?
Но нет. Люди звонят и звонят, пишут послания, даже приходят.
А я ни с кем не желаю разговаривать. Кажется, я ясно выразилась. Я не разговариваю с Лилли, с Тиной, с папой и мистером Джанини, с мамой и ОСОБЕННО с Майклом, который, по моим подсчетам, звонил уже четыре раза.
Я слишком занята, чтобы разговаривать с кем либо.
Надела наушники плеера и хожу, собираюсь, вся очень деловая. Не слышно даже, как стучат в дверь. Очень здорово, хочу сказать.

19 декабря, пятница, 17.30, пожарная лестница

Нет, я все понимаю, но у каждого человека есть право на уединение. Если я ухожу в свою комнату и запираю за собой дверь, не реагирую на стук и не хочу ни с кем общаться, то никто не имеет права снимать мою дверь с петель. Это абсолютно нечестно по отношению ко мне.
Пришлось спасаться на пожарной лестнице. Минус два градуса, снег, но зато никто не вламывается.
Какая я молодец, что купила ручку с фонариком. Хоть вижу, что пишу. Солнце только что село, и я начинаю замерзать. Но здесь классно. Сидишь тут между небом и землей, снежок шуршит о металлическую пожарную лестницу, снизу раздается шум машин, время от времени слышится вой сирены или просто гудок… Отдыхаешь…
И вот что я, сидя здесь, поняла. Мне необходимо отдохнуть. И как можно дольше.
Ага. Мне надо срочно попасть на пляж, на горячий песочек, развалиться под ярким солнышком и валяться так часами…
В Дженовии как раз есть очень хороший пляж. С белым песком, пальмами, все как надо.
Жаль, не хватит времени на это, потому что я постоянно буду занята приемами, праздниками, Рождество опять же, представление меня народу…
Эх! А вот если бы я жила в Дженовии, ну, переехала бы туда насовсем…
Правда, тогда я буду страшно скучать по маме. Я уже по ней скучаю. Она уже двадцать раз высовывалась из окна и требовала немедленно вернуться в дом или, по крайней мере, накинуть пальто.
Мама у меня славная. Ах, как я буду по ней скучать.
Но она же сможет приезжать ко мне в гости в Дженовию. До восьмого месяца запросто. Потом полеты станут для нее опасны. Ну, тогда она сможет приезжать, когда ребеночек уже родится. Было бы здорово.
Ну, и мистер Джанини, конечно, тоже. Он только что самолично чуть не по пояс вылез из форточки и спросил, не хочу ли я попробовать чили. Оно как раз готово. Мясо он, конечно, оттуда вынул.
Мило с его стороны, ничего не скажешь. Пусть приезжает в Дженовию, мне не жалко.
Да, там жить, наверное, было бы хорошо. Я смогу все время проводить с папой. О, и папа тут. Тоже кричит, чтобы я выметалась с пожарной лестницы. Ему мама, наверное, позвонила. Кричит, что страшно гордится мной, и моей пресс конференцией, и тем, что по алгебре у меня теперь четыре с минусом. Говорит, что хочет пригласить меня в ресторан, чтобы все это отпраздновать. Можем, говорит, поехать в «Зен Палат». Это, кричит, совершенно вегетарианский ресторан. Ну разве не мило с его стороны?
Жаль, что он велел Ларсу высадить мою дверь, а то бы я обязательно с ним поехала.
О, теперь и Ронни выглянула на шум и увидела меня. Спрашивает, чего я там делаю, ведь на дворе, поди, декабрь.
Отвечаю, что хочу побыть одна, а в этом доме уединиться можно только на пожарной лестнице.
– Милая, – говорит, – если бы это было так просто…
Ушла на минуту, вернулась и протягивает мне норковую шубку. Я вежливо отказываюсь – не могу греться шкурками убитых животных.
Тогда она притащила электрическое одеяло. Прицепила к удлинителю. Ой, как хорошо в одеяле!!!
Я сказала Ронни, что навсегда переезжаю в Дженовию. Она ответила, что ей страшно жаль. Она будет скучать по мне. И она очень мне благодарна за то, что я улучшила экологию в доме, когда настояла на том, чтобы во дворе установили дополнительные отдельные мусорные контейнеры для пищевых отходов, бумаги, пластиковых и стеклянных бутылок и консервных банок.
После этого Ронни сказала, что ей пора бежать. И добавила, чтобы я не забыла, уходя, выключить одеяло и забросить его ей в окно.
А мое снова громыхает. Кого еще несет?

19 декабря, пятница, 19.30

А принесло бабушку. Когда я ее увидела, чуть с лестницы не слетела.
Бабушка в своем репертуаре: вылезла из окна, села рядом со мной и так мы сидели на пожарной лестнице полчаса!
Я не выдумываю, засекала по часам.
Сижу я, значит, там, в горе и печали, и вдруг окно моей комнаты громыхает, открывается, и из него высовывается нога в туфле на высоком каблуке и в лиловом чулке! Затем рука в меховом рукаве, а потом и большая седая голова!!! В следующее мгновение бабушка уже сидела рядом со мной, кутаясь в фиолетовую крашеную шиншилловую шубу до пят.
– Амелия, – произнесла она самым сварливым тоном, на какой только способна, – ты что здесь делаешь? Снег идет, ветер дует. А ну давай в дом.
Я просто оцепенела. Во первых, от шока, что бабушка вылезла на пожарную лестницу (тут столько голубиного помета, что невозможно и вообразить, хотя, это, конечно, неделикатная тема, на которую принцессе лучше не говорить), а во вторых, что она осмелилась заговорить со мной в подобном тоне. После всего того, что натворила.
Бабушка выдержала мой полный праведного гнева взгляд.
– Я понимаю, что расстроила тебя, – сказала бабушка, – и у тебя, конечно же, есть право расстраиваться. Но ты должна знать, что я так поступила только ради тебя.
– Да, конечно! – закричала я. Несмотря на то что я поклялась никогда больше с ней не разговаривать, сдержаться я не могла. – Бабушка, как ты можешь так говорить? Ты меня страшно унизила! И оскорбила! Я столько вынесла из за тебя! Столько пережила!
– Я не хотела, – ответила бабушка, – я не знала, что так получится. Просто я хотела показать тебе, что ты такая же красавица, как и все те девушки из рекламных журналов, на которых ты так стремишься быть похожей.
– Бабушка, – сказала я, – очень любезно с твоей стороны, но… Не надо было тебе так поступать.
– А как еще я могла бы это сделать? – спросила меня бабушка и смешно нахмурилась. – Ты бы в жизни не согласилась позировать фотографам больших журналов. Сколько раз они делали нам подобные предложения, и мы их отклоняли? А почему? А потому что, попробуй мы спросить тебя, не хотела бы ты появиться на страницах «Вог» или «Космополитен», что бы ты нам ответила? То то же. Себастьяно – другое дело. И ты, кстати, так и не поняла, что он сказал о тебе? Ты на самом деле красивая девочка, Амелия. Если бы ты еще была хоть чуточку увереннее в себе… Тогда этот мальчик, который тебе нравится, мигом бросит ради тебя ту девушку, которая возится с лошадиными мухами!
– С фруктовыми мухами… Бабушка, я же говорила тебе, что Майкл любит ее за то, что она очень умная. У них много общего, например компьютеры. И не важно, как она выглядит.
– О, Миа, – протянула бабушка таинственно, – не будь такой наивной.
Бедная бабушка. Ее, конечно, трудно в чем то винить, потому что она живет в другом мире. В каком то своем, бабушкином, мире, где женщин ценят только за красоту, а если они некрасивые, то за умение красиво одеваться. Не важно, чем занимаются, кем работают, потому что большинство из них не делают ничего. Ну, может, кто нибудь занимается благотворительностью, но не более того.
Бабушка, конечно, не понимает, что в наши дни необязательно быть неотразимой красавицей, чтобы преуспеть в жизни. Внешняя красота сейчас ценится невысоко. Ну, может, в Голливуде, в спорте, в балете…
Сегодня люди понимают, что внешняя красота – результат наследственности, генов, и от человека не зависит. Не так уж это теперь необходимо – быть красавицей.
А по настоящему важны мозги, которые находятся под прической и прячутся за красивыми голубыми глазами или, может, зелеными, карими, серыми.
В бабушкино время к девушке вроде Джудит, умеющей клонировать фруктовых мух, относились бы как к тихой помешанной, жалкой сумасшедшей… Пожалуй, ее спасло бы лишь умение потрясающе одеваться и причесываться.
И все равно таким, как Джудит, в те времена не уделяли бы столько внимания, как девушке вроде Ланы. Хотя, по моему мнению, умение клонировать мошек гораздо важнее красивых светлых волос.
Но самые ничтожные люди – такие, как я. Я не умею клонировать мух, и волосы у меня плохие.
Ну и пусть. Я уже привыкла.
Но бабушка не желает смириться с тем, что я – совершенно безнадежный случай.
– Бабушка, – говорю, – я же объясняю. Майклу все равно, он не тот человек, который оценит, что мои фотографии были напечатаны в журнале. Потому то он мне и нравится. Если бы его впечатляли такие вещи, он бы мне был совсем не интересен как личность.
Бабушку это не убедило.
– Ладно, – говорит она, – наверное, придется смириться с тем, что мы с тобой не пришли к взаимному согласию. Но в любом случае, Амелия, я здесь, чтобы извиниться перед тобой. Я совсем не хотела обижать, оскорблять или шокировать тебя. Я лишь хотела показать тебе, какой ты можешь стать, если захочешь. – Она всплеснула руками в шелковых перчатках. – И только посмотри, каких результатов я добилась! Ты спланировала, организовала и провела целую пресс конференцию, одна, сама!
Я не могла сдержать гордой улыбки.
– Да, провела.
– А еще, – продолжала бабушка, – ты получила хорошую оценку по алгебре.
Я улыбнулась еще шире.
– Да, получила.
– Ну, – сказала бабушка, – теперь, насколько я понимаю, у тебя осталось еще одно важное дело.
– Да, знаю. Я много об этом думала и вот что придумала. Может, я побуду в Дженовии подольше? Продлю свое пребывание там или перееду туда навсегда? Что скажешь?
Я даже не могу описать, что отразилось на бабушкином лице. Она изумилась до глубины души. Хоть раз в жизни я застала ее врасплох!
– Переехать в Дженовию? Деточка, в Дженовию?.. Переехать?! Да что ты? С ума сошла?
– Но там же тоже есть школы. Я могла бы закончить девятый класс там. А потом могла бы пойти в закрытый пансион для девочек где нибудь в Швейцарии. Ты же сама все время об этом говоришь.
– Да ты с тоски взвоешь, – ответила бабушка.
– Да нет, здорово получится. Никаких мальчиков. Очень будет хорошо. Надоели мне эти мальчики…
Бабушка энергично замотала головой.
– А как же твои друзья? Твоя мама?
– Они будут в гости приезжать.
Вдруг бабушка выпрямилась. Ее голос стал жестким и категоричным, как обычно. Даже больше, чем обычно.
– Амелия Миньонетта Гримальди Ренальдо, – отчеканила она, – ты хочешь от чего то скрыться, не правда ли?
Я невинно покачала головой.
– Нет, бабушка, что ты. Правда, очень хочется пожить в Дженовии, честное слово. Так славно будет…
– СЛАВНО?! – рявкнула бабушка своим обычным тоном и встала.
Ее шпильки застряли между прутьями решетчатого пола, но она не замечала этого. Она подняла правую руку с выставленным вперед указательным пальцем. Палец указывал на окно моей комнаты.
– Немедленно внутрь! – велела она таким категоричным тоном, какого я никогда от нее не слышала.
Пришлось повиноваться.
Я свернула одеяло Ронни, выключила его, пропихнула ей в форточку и полезла в свою комнату. И стояла там, ждала, пока вернется бабушка.
– Ты, – прогремела она и уставила на меня указательный палец, – принцесса королевского дома Ренальдо. Принцесса! – повторила она и распахнула дверцу моего платяного шкафа.
Порылась там и извлекла платье, которое подарил мне Себастьяно для вечера Зимних Танцев.
– Принцессы, – гремела бабушка, – никогда не пренебрегают своими общественными обязанностями. И никогда не бегут при первом признаке опасности.
– Бабушка! – закричала я. – То, что сегодня произошло, не было первым признаком опасности! То, что произошло сегодня, было последней каплей! Я просто не могу этого больше выносить, бабушка! Я не могу! Выхожу из игры! Все, завтра самолет! Не хочу, не буду, не пойду!
– Нонсенс, – ответствовала бабушка.
Это был конец.
Для нее это нонсенс! Просто нонсенс.
Она стояла передо мной и протягивала платье. И выжидающе смотрела в глаза.
– Бабушка, – попробовала я ее увещевать, но тут подумала, что раз двери то нет, то мама, папа и мистер Джанини все слышат из гостиной! Больше им быть негде. Значит, они там и невольно подслушивают. Оооооо!
– Ты не понимаешь, – умоляла я ее, – я не могу сейчас туда идти.
– Это еще больший резон пойти туда, дорогая, – неумолимо сказала бабушка.
– Нет, – говорю, – во первых, у меня нет кавалера для танцев, так? А во вторых, на танцы без партнеров приходят только неудачники, понятно?
– Ты не неудачница, Амелия, – сказала бабушка, – ты принцесса. А принцессы не убегают, когда встречаются с трудностями. Они гордо выпрямляются и смотрят несчастью в лицо. Идут ему навстречу с поднятой головой. Смело и не жалуясь.
– Бабушка, сейчас ведь совсем не те исключительные обстоятельства, когда следует проявлять мужество! Это же всего лишь дурацкий школьный вечер танцев! И при этом еще вся школа считает, что у меня роман с Борисом Пелковски!
– Точно, обстоятельства, – сказала бабушка, – вот ты и должна показать им, что все не так, как они думают.
– А почему я не могу показать им это, просто не появившись там?
– Потому что, – сказала бабушка, – это трусливый выход из положения. А ты, Миа, успела мне за эту неделю доказать, что ты не трусиха. Так что одевайся.
Я не знаю, почему послушалась ее. Может, потому что в глубине души понимала, что бабушка права.
А еще, в глубине души мне было страшно любопытно, что из всего этого выйдет.
Но больше всего я послушалась ее из за того, что она в первый раз за всю мою жизнь не назвала меня Амелией.
Она назвала меня Миа.
И вот из за этой своей идиотской сентиментальности я сейчас еду в машине обратно в школу, что на самом деле так глупо, что и выразить то невозможно. Еду в эту пыльную, старую, противную школу, которую навеки покинула всего каких то четыре часа назад.
Да а а а. Еду обратно в этом кошмарном вельветовом праздничном платье от Себастьяно, сшитом специально для меня. Еду, хотя танцевать мне не с кем. У меня нет пары. Меня никто не приглашал. Еду, физически ощущая себя чудовищной биологической аномалией. Аномалия и есть. Сейчас все будут смеяться надо мной.
Сейчас все умрут со смеху, и я бы тоже умерла, когда бы была не я, а нормальная девчонка с партнером. Но я – аномальная и без партнера. Ох, мучение то какое. Может, попросить водителя свернуть? Посижу в машине несколько часов, а потом поеду домой.
Хотя стоп! Вот уж это точно будет полная ерунда.
Я кто? Принцесса все таки или кто? А это означает, что должна с гордо поднятой головой встретить все, что ждет меня там, даже если это будет жестоко, незаслуженно и несправедливо.
Одно меня успокаивает: завтра я буду за тысячи миль отсюда.
О Господи! Приехали.
Меня тошнит.
Это конец…

Суббота, 20 декабря, Дженовия, Королевская резиденция

Когда мне было примерно шесть лет, мне страшно хотелось получить в подарок на день рождения кошку.
Мне было не важно, какую. Главное – кошку. Я хотела собственную кошку. Мы с мамой ездили в гости к ее родителям в Индиану, и там у них было просто море кошек. Толпы, стада кошек.
Всех расцветок и размеров. У одной кошечки были совсем малюсенькие котятки, белые с рыжим, и они так громко мурлыкали, когда я прижимала их к щеке, и карабкались по мне, и вдруг бац – и какой нибудь котенок неожиданно засыпал…
Больше всего на свете мне хотелось забрать с собой одного из этих котят.
В то время у меня была проблема – я постоянно сосала большой палец. Что только мама не делала, чтобы я перестала! Разве что Барби не покупала, потому что принципиально их ненавидит.
И ничего не помогало.
Поэтому когда я начала умолять ее подарить мне котенка, у мамы созрел план. Она обещала подарить мне кого нибудь на день рождения, только если я перестану сосать большой палец. И я мгновенно перестала. Я ТАК СТРАШНО хотела получить котенка!
Когда мой день рождения стал приближаться, я начала сомневаться, что мама сдержит обещание. Даже в шестилетнем возрасте я уже понимала, что моя мама – довольно безответственный человек. А то почему же еще у нас постоянно вырубают электричество? Пару раз я приходила в детский садик в юбке и брюках одновременно, потому что мама разрешала мне одеваться самостоятельно, а потом даже не проверяла, что получилось.
Поэтому я боялась, что и про котенка она может забыть. А если и помнит, то не знает, где его взять.
И когда я проснулась в свой день рождения – шесть лет – во мне умирала последняя надежда.
Но когда моя мамочка зашла в комнату с крошечным бело рыжим комочком в руках и осторожно посадила его мне на грудь и я заглянула в глаза Луи (он тогда еще не был Толстым Луи), в его огромные голубые глаза, то ощутила счастье такое безмерное, что думала, никогда больше я так сильно счастлива не буду.
Так и было – до прошлого вечера.
На самом деле.
Прошлый вечер был лучшим за ВСЮ МОЮ ЖИЗНЬ. После кошмара с Себастьяно я и подумать не могла, что когда нибудь буду испытывать к бабушке благодарность.
Но как же она оказалась права, выпихнув меня на эти танцы! Я ТАК РАДА, что приехала обратно в школу, в эту чертову школу, в самую лучшую школу на свете!!!!!!!!
А случилось вот что.
Вылезаем мы с Ларсом из машины перед школьной дверью. На все окна наклеены бумажные снежинки.
Меня мутило ужасно, и я сказала об этом Ларсу. Он бесстрастно ответил, что стошнить меня не может, потому что я с самого ланча ничего не ела, а ланч уже давным давно переварился. Ободрив таким образом, он повел меня к дверям.
В гардеробе толпилась куча народу. Пока Ларс сдавал нашу одежду, я стояла в одиночестве и ждала, что в любую секунду кто нибудь подойдет и спросит, чего это я притащилась, когда у меня нет кавалера. Естественно, этим и кончилось. Лилли и Борис и Тина и Дэйв выросли рядом со мной и наперебой загалдели: как хорошо, мол, что я пришла. Вежливые. Тина, оказывается, всем рассказала, что мы с Кенни расстались, но, СЛАВА БОГУ, не сказала из за чего.
В сопровождении друзей я проследовала в спортзал. Там все изображало зиму: вата по углам, бумажные снежки свисают с потолка, блестящий дождик…
Во всяком случае, декорации эти гораздо больше были похожи на зиму, чем грязный и мокрый ужас за окном.
И толпы народа! Я заметила Лану и Джоша (уф!) Джастина Баксендайла с группой поклонниц, Шамику и Линг Су и еще много кого. Даже Кенни там был. Он меня тоже заметил, покраснел как рак, отвернулся и принялся болтать с девчонкой из нашей группы по биологии. Ну и ладно.
Все были там, кроме одного, того, кого я больше всех боялась увидеть. Или надеялась увидеть. Даже не знаю, что больше.
Потом я увидела Джудит Гершнер. На ней был не джинсовый комбинезон, а красное платье от Лауры Эшли, и выглядела она в этом платье потрясающе.
Она танцевала, но не с Майклом, а с каким то другим парнем, которого я раньше никогда не видела.
Я пошла искать Лилли и нашла ее в холле, где она звонила по телефону автомату. Я подошла к ней, когда она как раз вешала трубку.
– А где твой брат? – спросила я как бы между прочим.
– Откуда я знаю? – вдруг резко выкрикнула мне Лилли. – Сегодня не моя очередь присматривать за ним.
И хотя Лилли явно злилась на что то, я продолжала прощупывать почву. Ведь мне уже все равно?
– Знаешь, Джудит Гершнер здесь, так что я подумала…
– Боже правый! – зашипела Лилли. – Сколько раз тебе повторять, что Майкл и Джудит не пара! Они не встречаются!
– Ладно, ладно, – говорю, – тогда почему же они проводят вместе каждую свободную минуту?.. И так продолжается уже неделю?
– Да потому что они писали эту идиотскую компьютерную игру для карнавала. А кроме того, – говорит, – у Джудит Гершнер уже есть бойфренд.
Лилли взяла меня за плечи и развернула лицом к танцзалу.
– Вот. Смотри. Он из Тринити.
Я посмотрела на Джудит и этого парня, как они танцевали медленный танец. Парень чем то смахивал на Кенни – такой же длинный и тощий, только более складный и постарше.
– А, – говорю.
– Вот тебе и «а», – отвечает Лилли. – Слушай, я не знаю, что с тобой сегодня стряслось, но я не могу с тобой общаться, потому что ты ведешь себя как полная дура. Ну ка, сядь здесь… – Лилли придвинула мне стул. – И не пытайся встать. Я должна знать, где найти тебя, когда понадобится.
Я даже не спросила Лилли, почему я могу вдруг так срочно ей понадобиться. Я просто села. Как будто не могла больше стоять. Просто я так устала…
И не расстроилась. И не хотела видеть Майкла. Ну, какая то часть меня не хотела.
А другая часть страшно хотела увидеть его и спросить, что он имел в виду, когда показывал мне то стихотворение.
Но я так боялась услышать ответ…
Потому что это мог быть не тот ответ, которого я ожидала.
Через какое то время подошли Ларс и Вахим и тоже сели рядом. Я чувствовала себя неимоверно глупо. Пришла на танцы без партнера, а теперь сижу в коридоре с двумя телохранителями. Они были полностью захвачены дискуссией о достоинствах и недостатках резиновых пуль. Никто меня не приглашал на танец. И не собирался даже. Я неудачница. Абсолютная неудачница без кавалера. На танцах. В коридоре. Застрелите меня.
Да, и еще кручу любовь с Борисом Пелковски за спиной Лилли.
Почему я продолжала там сидеть? Я сделала все, как велела бабушка. Я показалась. Я доказала всем, себе и ей, что я не трусиха. Так почему же я не ухожу? Если мне так этого хочется?
Я встала.
– Идем, – говорю, – Ларс. Мы тут уже долго торчим. Мне еще столько всего паковать… Пойдем!
Ларс ответил, мол, ладно, и начал подниматься. И вдруг сел обратно, как будто увидел что то у меня за спиной.
Я в ужасе оглянулась.
Там стоял Майкл.
Было видно, что он только что прибежал. Он даже запыхался. Шарф размотался. И на волосах не растаял снег.
– Не знал, что ты придешь, – сказал он.
Наверное, мое лицо стало таким же красным, как платье Джудит Гершнер. Ничего не могла с собой поделать.
– Я и не собиралась, – произнесла я наконец.
– Я звонил тебе сто раз. Но ты не подходила.
– Да, – сказала я.
Мне показалось, что пол в зале сейчас раскроется как цветок, и все взлетят, и я выше всех, и…
– Миа, – сказал Майкл, – сегодня… Я не хотел, чтобы ты расплакалась.
Или, наоборот, мне показалось, что пол в зале сейчас провалится и я упаду, и буду падать, и падать…
Я опустила голову и принялась разглядывать свои туфли.
– Я не плакала, – соврала я, – то есть плакала, но не из за тебя. А из за того, что сказал Кенни.
– Да, – сказал Майкл, – знаю, вы расстались.
Ага. Вся школа, наверное, уже знает. Мое лицо стало еще краснее. Намного краснее, чем платье Джудит Гершнер.
– Дело в том, – продолжал Майкл, – я знал, что это ты посылала мне открытки.
Если бы в этот момент мне сжали сердце раскаленными клещами и дернули, мне было бы не так больно, как от слов Майкла. Я почувствовала, что в глазах снова закипают слезы.
– Как, ты знал?..
Одно дело, когда сердце разбивается. Но совсем другое дело, когда оно разбивается на школьном вечере танцев, перед всей школой… Это невыносимо.
– Конечно, знал, – нетерпеливо повторил он. – Мне Лилли сказала.
Вот так! В первый раз за весь разговор я посмотрела прямо ему в глаза.
– Лилли тебе сказала! – воскликнула я. – Она то откуда узнала?
Майкл махнул рукой.
– Да не знаю я. Наверное, твоя подруга Тина сказала ей. Но это не важно.
Я оглянулась и увидела в другом конце зала Лилли и Тину, которые смотрели в нашу сторону. Но как только они заметили, что я смотрю на них, сразу отвернулись и сделали вид, что болтают со своими парнями.
– Я их, наверное, убью, – пробормотала я.
Майкл взял меня за плечи.
– Миа, – сказал он, – это не имеет значения. – Он легонько встряхнул меня. – Имеет значение только то, что я написал тебе. И, думаю, то, что ты написала, тоже.
Мне показалось, что я ослышалась.
– Естественно, я имела в виду то, что написала.
Он потряс головой.
– Тогда что ты отмочила сегодня на карнавале?
– Я… потому что… ну, я подумала… что ты подшутил надо мной…
– Никогда, – твердо ответил он.
И тогда он это сделал.
Просто взял и сделал.
Не спрашивая моего разрешения.
Не колеблясь ни секунды.
Он наклонился и просто поцеловал меня, прямо в губы.
И тут я поняла, что Тина была права: целоваться не противно с тем, кого любишь.
Наоборот, это самое лучшее ощущение на свете.
Вот это да!!!
Надо же! Майкл, оказывается, любил меня так же долго, как и я его, даже дольше, и тоже хранил свою любовь в тайне. Лилли знала обо всем, но никому из нас ничего не говорила, вплоть до последних дней – решила провести эксперимент, чтобы выяснить, как долго мы еще продержимся!
А на следующий год Майкл отправится в Колумбийский колледж. Но это же всего в нескольких остановках метро отсюда, и мы сможем видеться так часто, как захотим!
И Лана так удачно прошла, пока мы целовались, и не преминула отпустить язвительный комментарий:
– Ой, нельзя ли пройти, весь проход загородили.
Приятно, опять же.
А потом мы танцевали медленные танцы, всю ночь, до утра, пока у Лилли не лопнуло терпение.
– Слушайте, – говорит, – поехали наконец домой, а то смотрите, какой снегопад, улицы занесет, и пока их будут разгребать, утро настанет. Я просто с ног валюсь.
А потом мы целую вечность стояли у моего подъезда, и снег падал и падал, и мы все никак не могли расстаться…
На заднем плане Ларс ворчал, что ему, видите ли, холодно, но даже это не испортило нам вечер.
А самое лучшее – самое самое прекрасное – то, что мы целовались и мне совсем не было противно! Наоборот, это произошло совершенно естественно. Тина опять оказалась права.
Все, объявляют, что перед посадкой надо пристегнуть ремни и убрать столики, мы подлетаем к Дженовии. У меня есть еще минутка.
Папа сказал, что если я произнесу еще хоть одно слово о Майкле, он уйдет в кабину пилота. Бабушка говорит, что не может нарадоваться тому, как я изменилась к лучшему. Ей кажется, что я даже стала выше ростом. Может быть, может быть. На мне платье от Себастьяно, тоже сшитое специально для меня, прямо как то, которое должно было заставить Майкла взглянуть на меня не только как на подругу своей младшей сестренки… Ах, а ведь так и оказалось! Впрочем, так и оказалось бы в любом случае.
Я не только любовь ощущаю. Во мне появилось еще кое что. Даже знаю, что. Это самоактуализация. Долгожданная.
Все, садимся.
Да а, а ведь я и вправду настоящая принцесса.
Запомню эти дни на всю жизнь – счастливее, чем сейчас, я еще никогда не была!

0


Вы здесь » Мир Моих Грез » Романы » Дневники Принцессы Часть 3 «Влюбленная принцесса»