Мир Моих Грез

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Моих Грез » Детективы » Кэролайн Кин. Нэнси Дрю. Тайна Долины Теней


Кэролайн Кин. Нэнси Дрю. Тайна Долины Теней

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Кэролайн Кин
Нэнси Дру.
Тайна долины теней.
   ПОТАЙНОЙ ЯЩИК
— Давай в темпе,— торопила Нэнси Дру свою подружку Бесс Марвин.— Придется идти напрямую, а то опоздаем.
Бесс жила в нескольких кварталах отсюда. Летний день был жарким, душным, и теперь, когда опус-тились сумерки, начал сгущаться туман.
Откинув за плечи рыжеватые волосы, Нэнси решительно зашагала по залитой туманом улице.
Бесс было устремилась за ней, но вдруг остановилась как вкопанная.
— Ты что, с ума сошла! — крикнула она вслед Нэнси.— Через Долину теней я не пойду. Только кладбища нам не хватало! Нет, ни за что на свете!
Нэнси обернулась. Бесс нервно теребила завиток своих длинных светлых волос, в ее голубых глазах стоял испуг.
— Да, в тумане на кладбище так и мерещатся призраки,— ответила она,— но...
— Никаких «но»! — перебила ее Бесс.—Страшнее, чем Долина теней, места нет на целом свете.— Она энергично замотала головой.— Не пойду — и все!
Нэнси вздохнула. Да, Бесс трусишка и ужасно упряма, зато она верный и преданный друг.
— Послушай, Бесс, уже почти полвосьмого. Если мы не срежем угол — опоздаем на работу. Ты ведь сама взялась сидеть с ребенком. Джоанне придется прогулять вечернее занятие, а она так рассчиты-вает, что ты посидишь с Джошем! Ты же не хочешь ее подвести?
— Ты права,— вздохнула Бесс.— К тому же я пообещала Джошу, что мы вместе приготовим воздуш-ную кукурузу с корицей... Ладно, махнем через кладбище. Только пулей, ладно?
Улыбнувшись, Нэнси кивнула головой.
— Пошли скорей!
Глубоко вздохнув, Бесс последовала за Нэнси. Пройдя через огромные железные ворота, они оказа-лись на старом заброшенном кладбище.
— Кстати, кто из нас додумался оставить машину у моего дома и идти к Джоанне пешком? — бормо-тала Бесс, неуверенно идя по утонувшей в тумане тропинке.
— Ты, кто же еще? Забыла, что ли? Ты же заявила, что села на диету и что тебе положено больше двигаться.
— М-да,— согласилась Бесс. Она шагала, глядя под ноги, чтобы не видеть вырастающие из тумана надгробья и памятники.
Вдруг Нэнси резко остановилась, и Бесс налетела на нее.
— Ты чего? Застряла на ровном месте... Почему ты вдруг остановилась?
— Посмотри,— Нэнси ткнула пальцем в какой-то памятник вдали.— Вон там, на ступеньках у подно-жья, сидят трое. Интересно, и что это они делают на кладбище? Сюда уже тысячу лет никто не ходит!
— Кроме нас,— пробурчала Бесс, с неохотой посмотрев туда, куда указывала Нэнси. И вздохнула  с   облегчением:   к   счастью,   троица   оказалась живыми людьми, а не привидениями.
Нэнси пыталась разглядеть их лица — может, знакомые? Но они были слишком далеко. Клубы тума-на окутали памятник и напрочь скрыли фигуры людей.
— Интересно, что они тут потеряли,— нервно проговорила Бесс.— Может, ждут наступления Дня Всех Святых.— Она крепко схватила Нэнси за руку.— Пошли отсюда скорее!
Нэнси еще раз повернула голову в сторону странной компании.
— Ну, сшиваются люди на кладбище и сшиваются. Что тут такого? — сказала она, но почему-то по-ежилась.— Ах, как же хочется раскрыть какую-нибудь настоящую тайну! Все лето прожили в тоске, ну хоть бы что-нибудь интересненькое случилось!
Девочки продолжали пробираться между старыми покосившимися плитами. Впереди наполовину торчали из тумана высокие белые колонны фамильного склепа Мортмейнов, прекрасные и одновре-менно призрачно-страшные. А за ними уже виднелись ворота.
— Ну   вот,   почти   пришли,— сказала   Нэнси.
— Слава тебе, Господи,— облегченно вздохнула Бесс.
Еще пара минут — и девочки уже спускались по заросшему травой склону к выходу с кладбища.
— Фу-у! — выдохнула Бесс, когда они наконец оказались на улице.— Наконец-то! — Она посмотре-ла на часы.— Мы придем к Джоанне даже на несколько минут раньше! Надеюсь, она уже испекла свой знаменитый брусничный пирог.
— А как же диета? — улыбнулась Нэнси.
— Сделаю небольшой перерыв. А то нагуляла себе на кладбище нечеловеческий аппетит!
Вообще-то Бесс считала себя толстой и была помешана на всяких диетах.
— А диета никуда не денется,— со знанием дела сказала она.— Завтра же начну голодать.
— Кажется, я это уже слышала,— хихикнула Нэнси.
Свернув за угол, они оказались на улице, где жила Джоанна Уильяме со своим сынишкой Джошем. Эта часть городка Ривер-Хайтс была застроена небольшими современными особняками типа ранчо, и единственным домом, не похожим на все остальные, был трехэтажный, с огромной верандой, дом Джо-анны. Она как-то сказала Нэнси и Бесс, что ему не меньше века.
— Жаль, что Джоанна не может его отремонтировать,— сказала Бесс, когда девочки по дорожке уже подходили к дому.— Его бы покрасить как следует. И в саду полно сорняков...
— Может, просто не успела,— ответила Нэнси.— Она же тут недавно. И после смерти мужа ей, на-верное, несладко живется: учиться в колледже, одной растить сына да еще работать целый день!
— Даже не представляю, когда она все успевает,— покачала головой Бесс.
Девочки поднялись по ступенькам веранды; Бесс постучала в дверь ярко начищенным медным дверным молотком в виде петуха.
Дверь распахнулась. На пороге появилась высокая, симпатичная темнокожая женщина — Джоанна Уильяме.
— Привет, девчонки, заходите,— поздоровалась она, пропуская их в дом.
Хоть Джоанна и улыбалась, круги под ее глазами выдавали хроническую усталость.
— Как хорошо, что вы пришли пораньше! — сказала она, ведя их в уютно обставленную гостиную.— А то я жутко тороплюсь и нервничаю
У меня сегодня доклад по психологии, и до занятий надо еще раз просмотреть записи — обидно бы-ло бы забыть что-нибудь важное.
— Да не волнуйся ты, я уверена, все будет в порядке! — улыбнувшись, успокоила ее Нэнси и опус-тила свою сумочку на стул возле старинного резного бюро с выдвижным ящиком.
— Какая красота! — с восхищением заметила Нэнси.— Это, наверное, какая-нибудь антикварная ценность.
— Не знаю, ценность ли, но оно ужасно древнее. Когда мы сюда переехали, дом был забит старой мебелью,— объяснила Джоанна.— Кое-что я продала, но это бюро оставила.
Она подошла к лестнице, которая красивым изгибом поднималась вверх, и крикнула:
— Джош, спускайся вниз! Пришли Нэнси и Бесс!
Наверху послышался топот ножек, и пятилетний Джош Уильяме тут же стремглав сбежал вниз по ле-стнице, подметая ступени штанинами пижамки.
— Привет, Бесс! — закричал он, крепко обняв ее за шею.
— Эй, а меня! — обиженно окликнула его Нэнси и присела на корточки.
Джош чмокнул в щеку и ее. Но тут же вернулся к Бесс.
— Давай приготовим воздушную кукурузу с корицей, а потом посмотрим телевизор — как в прошлый раз. Пожалуйста!
— Ну давай,— согласилась Бесс.— А что там по телевизору хорошенького?
У Джоша загорелись глазенки,
— Фильм «Убийцы и воры»,,— ответил он.
— Я боюсь смотреть такие фильмы,— заявила Бесс.— Может, лучше мультик о человеке-роботе по кабельному телевидению?
— Давай, давай мультик! — Джош с разбегу плюхнулся на диван.
— Ладно, я побежала,— сказала Джоанна.— Если проголодаетесь — на кухне половина брусничного пирога. Ну, не скучайте, а я вернусь к десяти.
Подняв Джоша с дивана, она крепко его поцеловала.
— Будь умницей! Слушайся Бесс и ложись спать без всяких капризов.
Подняв с пола большую сумку, набитую книгами, Джоанна направилась к двери.
— Пока, Джоанна, ни пуха ни пера! — крикнула ей вслед Нэнси.
— К черту! — Джоанна уже стояла на пороге.— Девчонки, заприте дверь и никого не пускайте. С тех пор как у нас в округе начались грабежи, я ни минуты не чувствую себя в безопасности.
Нэнси кивнула. Она слышала, что в этом районе ограбили несколько домов, но сомневалась, что кто-то может попытаться влезть к ним — грабители предпочитали орудовать в отсутствии хозяев.
— Не   волнуйся! — успокоила   она   Джоанну.
Та вышла из дома, и через несколько секунд ее машина отъехала от дома. Нэнси заперла входную дверь на ключ и отправилась в кухню, где Бесс и Джош готовили воздушную кукурузу.
Минут через десять, когда они втроем жевали кукурузу, сидя перед телевизором, зазвонил телефон.
— Я сам подойду! — закричал Джош. Спрыгнув с дивана, он подбежал к бюро и поднял трубку.— Алло!
Сначала он внимательно слушал, а потом повернулся к Нэнси и Бесс — глазенки у него были серь-езные.
— Это мама. Она хочет поговорить с кем-нибудь из вас.
Нэнси поставила миску с кукурузой на пол и подошла к телефону.
— Нэнси? — В голосе Джоанны звучало отчаянье.— Ты не поверишь, но я забыла дома тезисы док-лада!
— Ты что! — воскликнула Нэнси.— Это же ужасно! Говори, чем помочь.
— Возьми тезисы и зачитай мне их по телефону. Все, что мне надо, это цифры и данные, я запишу.
— А где их искать?
— В верхнем ящике бюро. Ты сразу увидишь — это такая пачка карточек, скрепленных вместе.
Выдвинув ящик, Нэнси стала перебирать его содержимое. Там были телефонные счета, какой-то конверт, курсовая по физике за прошлый семестр, пригоршня монет, что угодно — только не карточки с тезисами.
— Что-то я тут ничего не вижу,— сказала она Джоанне в трубку.
Она исследовала еще маленькие отделения для бумаг, перерыла два нижних ящика — везде только счета, старые письма, карандаши и скрепки.
Нэнси разволновалась и начала кидать на пол содержимое ящиков. Ей очень не хотелось устраивать беспорядок, но ведь если Нэнси не найдет карточки, Джоанна погорит с докладом, а она к нему так го-товилась!
— Жди, Джоанна, я ищу! — сообщила Нэнси в трубку.
Вот и ящики уже совершенно пусты, карточек с тезисами нет как нет, а Джоанна ждет, не вешает трубку, и вся надежда только на Нэнси.
Она просунула руку поверх правого верхнего ящика — может, листочки застряли в глубине, завали-лись между ящиком и задней стенкой бюро?
Ничего не найдя,   Нэнси  снова принялась за нижние ящики. Пошарив по ним рукой, она заморгала от удивления — внешне самый нижний ящик ничем не отличался от всех остальных, но он был явно коро-че.
Это означало только одно: в ящике было потайное отделение! Интересно, знает ли об этом Джоан-на? А вдруг там что-нибудь спрятано?
— Ну что, Нэнси? — волновалась Джоанна на другом конце провода.— Нашла тезисы?
Нэнси на минуту забыла о тайнике. Куда важнее сейчас было найти Джоаннин доклад.
— Сейчас, сейчас...— сказала она в трубку и еще раз быстро просмотрела кучу на полу.
Один из конвертов показался ей подозрительно пухлым. И действительно — среди старых банков-ских счетов там оказались пропавшие тезисы. Должно быть, Джоанна машинально сунула их в конверт.
— Нашла! — радостно крикнула Нэнси в трубку.
— Ой, как здорово! А то я уже думала — все, пропала!
— Ну, слушай внимательно! — И Нэнси зачитала Джоанне тезисы. На это ушло несколько минут.
— Ты меня просто спасла! — поблагодарила ее Джоанна.
— Да ладно,— ответила Нэнси.— Желаю тебе удачно выступить. Кстати, ты знаешь, что в твоем бюро есть потайное отделение?
— Ну да? — искренне удивилась Джоанна.— Если хочешь, можешь в нем порыться. Ладно, я побе-жала, а то еще опоздаю. Тысячу раз спасибо, что выручила!
Повесив трубку, Нэнси занялась детальным исследованием нижнего ящика бюро. Линейки под рукой не оказалось, и Нэнси ладошкой измерила ящики. Действительно — все три деревянных ящика были дюймов по шесть длиной, а нижний оказался на два дюйма короче.
Нэнси провела пальцами по дну и в глубине вдруг нащупала крошечное отверстие. Осторожно заце-пив его пальцем, она слегка потянула на себя. Щелк! — и тайник вдруг открылся.
Широко раскрыв глаза от удивления, Нэнси заглянула вовнутрь.
— Бесс! — позвала она.— Иди сюда! Ты только посмотри!
СПРЯТАННОЕ ЗОЛОТО
— Ну, что тут случилось? — подбежала к ней Бесс.
Нэнси показала ей обнаруженный тайник. Внутри лежал пыльный, свернутый в трубочку пергамент, перевязанный выцветшей голубой лентой.
Бесс подняла взгляд на Нэнси.
— Чего же ты ждешь? Давай развернем и посмотрим, что там написано.
Нэнси вынула пергамент из ящика, осторожно сдула с него пыль.
— Может, лучше дождаться Джоанну? — нерешительно сказала она и положила свиток на бюро.
— Наверное, ты права,— вздохнула Бесс и перевела взгляд на Джоша. Он стоял у телевизора и щел-кал переключателем программ.— Кстати, малышу пора спать,— сказала Бесс.— Будем надеяться, обойдется без капризов.
Она пошла укладывать Джоша, а Нэнси принялась аккуратно раскладывать по ящикам все, что она разбросала по полу в поисках тезисов.
Когда Джоанна вернулась домой, Нэнси вручила ей свиток.
— Вот, нашла в тайнике!
— С ума сойти! — удивилась Джоанна. Она взяла в руки свиток, и в глазах ее зажглись огоньки.— Может, теперь мы найдем разгадку тайны, которая мучила меня весь этот год.— Она улыбнулась де-вочкам.— Пошли на кухню, попьем лимонаду. А потом посмотрим, что там написано...
Нэнси, Джоанна и Бесс неторопливо выпили лимонаду за кухонным столом, и Джоанна, развязав бледно-голубую ленточку, развернула пергамент.
Все трое так и впились в него взглядом.
— Странные какие-то рисунки... Линии.,.— нахмурилась Бесс.
Пергамент был действительно испещрен небрежно нарисованными картинками: череп в квадрате, огнедышащий дракон, петушок. От рисунка к рисунку тянулись изогнутые линии.
— А мне кажется, это какая-то карта,— изрекла Нэнси.— Рисунки обозначают места, а линии — со-единяющие их ходы... Джоанна, ты сказала про какую-то тайну. Ты уж давай договаривай.
Глотнув лимонаду, Джоанна отодвинула от себя загадочный пергамент, откинулась на спинку стула.
— История довольно странная. Началась она больше года назад, когда мы еще жили в Канаде. Не-задолго до этого мой муж погиб в автомобильной катастрофе, и нам с Джошем приходилось довольно туго...
Она замялась.
— Ну? — мягко наступала на нее Нэнси.
— Казалось, все против нас. И вдруг звонит какой-то юрист из Ривер-Хайтса. Сообщает, что сконча-лась одна его клиентка, пожилая женщина по имени Лора Этвуд. Причем это имя абсолютно ничего мне не говорило, никаких Этвудов я сроду не знала. Поэтому вы можете представить себе мое изумление, когда юрист сообщил, что она завещала мне все свое имущество: дом, мебель, да еще и небольшую сумму денег на банковском счету! Формулировка была такая: «Оставшимся в живых членам семьи Уильямсов». Значит, Джошу и мне.
— Ну и ну! — воскликнула Бесс.— Вот здорово! Не все, конечно, в этой истории понятно, зато жутко интересно!
— Наследство это оказалось мне очень даже кстати: ведь я как раз собиралась куда-нибудь пере-езжать, мне обязательно надо было сменить обстановку. Я приехала сюда, посмотрела дом и тут же решила перебираться. Денег миссис Этвуд оказалось достаточно, чтобы оплатить мою учебу в кол-ледже. Так что от них почти ничего не осталось.
— А тебе удалось выяснить, почему миссис Этвуд оставила все «оставшимся в живых членам се-мьи Уильямсов»? — поинтересовалась Нэнси.
Джоанна отрицательно покачала головой.
— Я спрашивала адвоката, но он не знает. Он действовал согласно ее поручениям, а она никогда не объясняла, почему поступает так, а не иначе.
— И ты думаешь, что пергамент может пролить свет на эту тайну? — спросила Нэнси.
— А вот тут и начинается самая загадочная часть истории,— продолжила Джоанна;— Когда я встре-тилась с адвокатом, он сообщил мне, что в завещании миссис Этвуд упомянуто какое-то золото, целое состояние, которое она тоже хотела нам оставить.
— Золотой клад,— мечтательно протянула Бесс.— Как это романтично!
Нэнси с усмешкой взглянула на подругу и вновь обратилась к Джоанне:
— И ты думаешь, что этот пергамент, может быть, укажет путь к сокровищам? Джоанна кивнула.
— Видишь ли, в завещании нет никакого намека на местонахождение золота, — ответила она.— Да-же адвокат считает, что это очень странно. Он сказал, что Лора Этвуд зря слов на ветер не бросала.
Нэнси призадумалась.
— Может быть, Лора Этвуд и сама не знала о существовании этой карты? — предположила она.
— Вполне вероятно,— согласилась Джоанна.— Воэбще-то адвокат тщательно просмотрел все ее бумаги, но не нашел ни слова о том, где может храниться золото. Я тоже перерыла весь дом, обшарила весь участок. Даже не знаю, где оно может быть! Кстати, и в это бюро я заглядывала сотни раз. Искала сокровище. А тайника-то и не заметила.
— Просто Нэнси у нас крупный специалист по тайникам,— засмеялась Бесс.— Она настоящий сы-щик!
— Перестань, Бесс,— смутилась Нэнси.
— Ну, судя по всему, Бесс права,— улыбнулась Джоанна.— По правде говоря, я уже рукой махнула на это золото,— добавила она.
— Махнула — и зря! — перебила ее Бесс.— Видишь, карту нашли. И уж кто-кто, а Нэнси его найдет! — Она повернулась к подружке.— Ну-ка, кто тут мечтал о нераскрытых тайнах?!
— Вот если б удалось найти золото... Нэнси, может, правда возьмешься за это дело? — с надеждой спросила Джоанна.
Нэнси в задумчивости закусила губу. Ей-то очень хотелось разгадать тайну, но ведь карта такая не-понятная! Что это за рисунки? Что за линии? И с чего начинать поиски?
— Попробовать, конечно, можно,— вздохнула она и взяла карту в руки.— Но что получится — не знаю. Вот, например, я не имею ни малейшего понятия, что могут означать эти рисунки.
— Да тебе раз плюнуть это разгадать,— уверенно заявила Бесс.
Нэнси покачала головой.
— Это не единственная трудность,— сказала она, внимательно разглядывая верхний край карты.— Посмотрите, тут целый кусок оторван. Я сразу заметила. Значит, у нас только полкарты...
— Ну-ка дай взглянуть.— Бесс вырвала карту из рук Нэнси.— Ты права. Смотрите — стороны квад-рата, в котором нарисован череп, тянутся вверх и обрываются у верхнего края.
— Боюсь, это неразрешимая загадка. И ничего мы не найдем, никакого золота.— Печально покачав головой, Джоанна попыталась утешить девочек: — Я же говорила, я еще несколько месяцев назад от-казалась от мысли найти клад, так что не нужно придавать этой истории слишком большое значение...
Но Нэнси поняла, что Джоанна ужасно расстроилась. Ах, если бы найти сокровища, жизнь ее и Джо-ша стала бы совсем другой!
Нэнси взяла Джоанну за руку.
— Спорим, я найду вторую половину! У Джоанны просветлело лицо.
— Правда?
— Конечно,— ответила Нэнси как можно более убедительно.— Я приду сюда завтра же утром и обыщу весь дом. Раз первая половина карты здесь, то и вторая, скорее всего, где-то недалеко.
Хорошенькое личико Бесс расплылось в улыбке.
— Нет, Джоанна, ты только посмотри на нее! Она же уже вся с головой в этом деле! Она готова либо разгадать тайну, либо умереть!
Джоанна обняла Нэнси.
— Спасибо, девочка, что берешься мне помочь.— Второй рукой она обняла Бесс.— Вы обе просто какие-то ангелы. Если бы вы только знали, как много это для меня значит!
— Не хвали раньше времени,— погрозила ей пальцем Нэнси,— а то сглазишь!
Они с Бесс допили лимонад и поднялись — пора было уходить. Джоанна заплатила Бесс за то, что та присмотрела за Джошем, и проводила девочек до двери.
— Значит, до завтра? — сказала она Нэнси.— Может, действительно найдем вторую половинку...
— Я   непременно   приду,— пообещала   Нэнси.
Подружки распрощались с Джоанной и вышли из дома в прохладную ночь, пропитанную туманом.
— Пошли скорей, Бесс,— торопила Нэнси, сбегая вниз по ступенькам крыльца.— Я обещала папе и Ханне, что буду дома еще полчаса назад. Надо было мне позвонить им, а я совершенно забыла из-за этой карты...
Мама Нэнси умерла пятнадцать лет назад, когда ей было всего три года, и девочку воспитывал отец, Карсон Дру, и экономка, Ханна Груин. Они доверяли Нэнси и привыкли к тому, что, разгадывая какую-нибудь тайну, она иногда задерживается. Но о новом приключении они еще не знали ничего, и Нэнси было неприятно, что она заставила их волноваться.
— Ну скорее же,— подгоняла она Бесс.— Ведь мне еще надо забрать свою машину от твоего дома.
— Да, мне и самой пора домой,— кивнула она.— Но умоляю: только не через кладбище!
— Пожалуй,— согласилась Нэнси.— Думаешь, мне улыбается по ночам гулять по кладбищу?
Торопливо дойдя до кладбища, они свернули влево и обошли его.
Бесс поежилась.
— Всю жизнь живу в этом районе, но, наверное, никогда и не привыкну к такому соседству,— при-зналась она.
— Я тебя прекрасно понимаю,— ответила Нэнси, глядя за кованую чугунную ограду. В сгущающемся тумане надгробья казались затаившимися чудовищами. Огромные ветви плакучих ив чуть пошевелива-лись, как растопыренные пальцы привидений.
Вдруг девочки застыли в ужасе, у Бесс даже дыхание перехватило: клубы тумана на мгновение рас-ступились, и меж высоких колонн фамильного склепа Мортмейнов они заметили движущийся огонек.
— Ты видела или мне это показалось? — прерывающимся от ужаса голосом спросила Бесс.
— Успокойся,— ответила Нэнси.— Просто туман играет с нами злую шутку. Там просто белеет ка-менная статуя...— начала было объяснять Нэнси, но смолкла, потому что туман вдруг снова рассеялся и опять появился призрачный огонек — теперь уже на самом верху склепа. Его неяркий свет выхваты-вал из темноты едва заметную фигуру — она, казалось, парила в воздухе.
Бесс изо всех сил вцепилась в руку Нэнси.
— Гляди! — чуть слышно прошептала она.— У этого существа нет ног!
«ЛЮБОПЫТНАЯ КОШКА»
Стоя у входа на кладбище, девочки, замерев, следили за парящей фигурой.
— Это привидение,— пискнула Бесс.— А что же еще?!
Нэнси внимательно следила за видением. Наконец она изрекла:
— Обыкновенный человек на обыкновенных двух ногах. Просто нижняя часть туловища скрыта ту-маном.
Еще несколько минут спустя туман совсем рассеялся. Привидение оказалось крепко сбитым парнем в голубых джинсах. В руках у него был фонарик.
— Слава тебе, Господи,— облегченно вздохнула Бесс.
— Там, кажется, еще кто-то стоит,— сказала Нэнси.
Свет фонаря был совсем тусклым, но подругам все же удалось рассмотреть двух девушек в джинсах и футболках.
— Интересно, не их ли мы видели тогда на кладбище? — пробормотала Нэнси.
— Они нас тоже заметили,— сказала Бесс.— Ой, идут к нам!
— Эй, вы там! — крикнул им парень. Он был не выше Нэнси, примерно метр шестьдесят пять. Лицо злое, хмурое, светлые волосы растрепаны. Карие глаза враждебно сверкали.
— Вот еще незадача,— простонала Бесс.— Ведь это же Этан Дэвидсон, жуткий тип! Уж никак не ду-мала, что судьба сведет нас после школы!
— Потише! — шепнула Нэнси сердито.— Ты что, не помнишь, какой у него отвратительный характер, какие драки он затевал?
— Еще бы не помнить! — ответила Бесс тоже шепотом.— Ничего себе встреча на кладбище, да еще ночью! Бежим отсюда!
Схватив Нэнси за руку, она потянула ее прочь от ворот кладбища.
Но было поздно — Этан и две его спутницы успели преградить им дорогу.
Одну из девушек — худую, высокую, темноволосую — Нэнси и Бесс сразу узнали. Это была Холли Харрис, их бывшая одноклассница. Вторая была не незнакома — невысокого роста, хрупкая, с симпа-тичным личиком и коротко остриженными рыжими волосами. Она казалась на несколько лет младше, чем Холли и Этан.
— Куда это мы так торопимся? — коварно начал Этан.— Тусовка только начинается! — Он на-сально улыбнулся.— Нет, вы только посмотрите, кто это! Мисс Сыщик и Бесс — королева подростков!
В его голосе звучало подчеркнутое презрение.
Нэнси и Бесс пытались было улизнуть, но Этан, Холли и вторая девушка уже приблизились к ним вплотную и с угрожающим видом обступили их. Этан смотрел на Нэнси с лютой ненавистью, подойдя к ней чуть ли не нос к носу.
Нэнси это не смутило — она ответила ему холодным взглядом и попыталась выдавить из себя улыбку.
— Брось, Этан. Дай пройти! Тебя не трогают, и ты, пожалуйста, оставь нас в покое.
Лицо Этана исказила отвратительная ухмылка. Он еще ближе наклонился к Нэнси.
— А вы не наступайте нам на пятки, запомнили? — Этан больно ткнул Нэнси пальцем в плечо.— Мне, Холли и Кристин!
— Послушай,— заверещала Бесс,— с чего нам наступать тебе на пятки? Мы сидели с ребенком, ти-хо-мирно возвращаемся себе домой. У вас свои дела, у нас — свои...
Нэнси шумно втянула воздух: ей почему-то показалось, что Бесс не следовало этого говорить.
— С ребенком они сидели! — насмешливо протянула Холли.
— А на что еще способны такие зануды! — добавила Кристин.
Нэнси разглядела ее. Кристин жевала жвачку и смотрела на них хмуро, прищурившись, склонив голо-ву набок. Вдруг она приблизила лицо к Нэнси и стала надувать жвачку у ее уха. Нэнси сделала вид, что не обращает на Кристин никакого внимания.
— А теперь слушайте внимательно,— угрожающе сказал Этан, сузив глаза в щелки.— Держитесь по-дальше от Долины теней, а не то...
— А не то что? — спокойно поинтересовалась Нэнси.
— А не то вас усахарит какой-нибудь призрак,— мерзко рассмеялся Этан.— А если не призрак, то я сам или кто-нибудь из моих друзей.
Нэнси глубоко вдохнула.
— Хорошо, Этан, мы тебя поняли,— сказала она как можно спокойнее.— Непонятно одно: почему бы теперь тебе и твоим друзьям не оставить нас в покое?
Нэнси продолжала смотреть на Этана холодным, открытым взглядом. Он вдруг резко отвернулся и мотнул головой в сторону Холли и Кристин.
— Пошли!
Втроем они снова поплелись на кладбище: впереди Этан, по пятам за ним — Холли и Кристин. Мину-той позже всех троих поглотил мрак и туман.
— До чего скользкий тип,— сказала Бесс, когда они вместе с Нэнси быстрым шагом пошли прочь.— Ты знаешь, я еще могу понять, что Холли сшивается с ним, но меня удивляет, что нашла в нем Кристин.
— Кто их разберет...— ответила Нэнси и вздрогнула.— Больше этой дорогой к Джоанне ходить не будем — нечего нарываться на неприятности!
— Ну это уж само собой! — кивнула Бесс.
— Нет, Джоанна, не нашла,— устало проговорила Нэнси, отирая лоб.
Как и договорились вчера, Нэнси с раннего утра от подвала до чердака обшаривала дом Уиль-ямсов в надежде что-нибудь найти. Она внимательно осмотрела всю мебель Лоры Этвуд, ощупала каждую половицу, пытаясь найти скрытую пружинку возможного тайника. Однако ее усилия оказались беспо-лезны.
Джоанна рухнула в кресло, стоявшее рядом с бюро. Джош тут же вскарабкался к ней на руки. Она чувствовала себя безумно уставшей, потому что с утра вместе с Нэнси обшарила каждый уголок.
—  Ну что ж,— вздохнула она,— придется смириться: полкарты пропало навсегда. Нэнси покачала головой.
— Никогда нельзя терять надежду, Джоанна,— возразила она.— Может, еще найдем. А не найдем — попробуем использовать то, что есть.
Джоанна улыбнулась.
— Ну, раз ты так думаешь... тогда я уверена, что найдем!
Нэнси улыбнулась в ответ. Ей так хотелось сделать Джоанне что-нибудь приятное! Она пыталась сообразить, где еще может находиться пропавшая половина карты. Вдруг в ее глазах заиграли огоньки.
— Джоанна, помнишь, ты вчера говорила, что продала часть мебели Лоры Этвуд? Не помнишь, что именно и кому?
— Помню, конечно! — закивала Джоанна.— Я все продала Катерине Хансен, хозяйке антикварной лавки «Любопытная кошка». Ей вся мебель показалась ценной, но особенно ее заинтересовал старый шкаф. Точно из такого же розового дерева, что и бюро. Даже узор у них был схожий, и на обоих стояла подпись известного мебельного мастера.
Нэнси кивнула и погрузилась в раздумья. Раз шкаф был изготовлен тем же мастером, что и бюро, в нем тоже мог оказаться тайник. Ей больше не казалось, что половина карты исчезла безнадежно— ес-ли, конечно, Катерина Хансен уже не продала старинный шкаф.
Нэнси взяла у Джоанны адрес «Любопытной кошки» и отправилась на поиски.
Антикварная лавка Катерины Хансен располагалась в жилом районе города, недалеко от торгового центра. Через пятнадцать минут после прощания с Джоанной и Джошем Нэнси на своей синей спортив-ной машине уже сворачивала на дорожку, ведущую к дому Хансен. Он стоял на тихой улочке и, как и все дома в викторианском стиле, был выкрашен в красно-белый цвет, причем совсем недавно.
Под свой магазинчик Катерина Хансен переоборудовала бывший гараж, но кое-что из красивых ан-тикварных предметов меблировки было выставлено прямо на газоне перед домом. Нэнси с восхищени-ем осмотрела полированный обеденный стол со стульями и прямо по траве направилась к магазину.
— Красотища! — сказала Нэнси, войдя в гараж.
Небольшое помещение было тесно заставлено старинной, прекрасно сохранившейся мебелью. На кофейном столике со стеклянной крышкой стояли дорогие серебряные подсвечники. Улыбающееся ли-цо Нэнси отразилось в потемневшем от времени зеркале.
— Я рада, что вам здесь нравится.
Из-за прилавка вышла невысокая, полноватая темноволосая женщина лет тридцати пяти. Отложив в сторону бухгалтерскую книгу, она протянула Нэнси руку и улыбнулась.
— Я — владелица   этого   магазина. Чем могу быть полезна? Вы ищете что-то конкретное или пока просто присматриваетесь?
— Меня интересует один предмет, проданный вам недавно моей знакомой,— объяснила Нэнси.— Это гардероб розового дерева.
Миссис Хансен понятливо закивала.
— Конечно, конечно, я отлично помню этот гардероб! Я буквально влюбилась в него, как только увидела.
— А он все еще у вас?
Миссис Хансен указала в дальний угол гаража. Там стоял высокий резной шкаф, как и говорила Джо-анна, точно в том же стиле, что и бюро. Сердце Нэнси забилось быстрее — ведь там, всего в несколь-ких футах от нее, могла быть скрыта недостающая часть карты!
— Вы не против, если я осмотрю его? — спросила она миссис Хансен.
— Это ваше право. Но прежде запишитесь, пожалуйста,— она указала на тетрадь, лежавшую на ста-ринном столике у двери.— Обычно я оповещаю своих покупателей о распродажах, а тут как раз наме-чается следующая.
Нэнси разборчиво записала в тетрадь свое имя и адрес. Миссис Хансен, поблагодарив, вновь от-правилась за прилавок и начала листать свою бухгалтерскую книгу.
Нэнси же сквозь лабиринт столов и комодов пробралась к заветному шкафу. Открыла дверцу, опус-тилась на колени. В нижней части шкафа был один-единственный выдвижной ящик футов шести глуби-ной. Нэнси выдвинула его и сразу же заметила в нем ту же особенность, что и в нижнем ящике бюро: тут явно был точно такой же тайник.
Кто-то вошел в магазин.
— Мам,— послышался голос девочки-подростка,— ты обедать идешь?
— Иду, иду! — рассеянно ответила миссис Хансен.
Нэнси показалось, что голос девочки ей знаком, но вот откуда — вспомнить она не могла.
Нэнси попыталась разглядеть дочку миссис Хансен, но та уже ушла из магазина. Тогда Нэнси снова полностью переключилась на ящик гардероба. Она медленно пошарила рукой по дереву и нащупала маленькую ямку. Нэнси подцепила неровность ногтем, потянула на себя — и тут же дощечка откину-лась, открыв тайник. Там не было ничего, кроме выцветшей голубой ленточки!
Нэнси осмотрела ее с жадным любопытством — это была точно такая же ленточка, как и в тайнике старинного бюро. Значит, половинка карты действительно когда-то лежала здесь! Куда же она делась?
Нэнси почти отчаялась. Наверное, кто-то нашел и тайник, и карту. Но кто? И когда? До того, как Джо-анна продала шкаф, или после? Глубоко вздохнув, Нэнси вернула ленту в тайничок, задвинула ящик и, поднявшись, отряхнула пыль с коленок.
— Ну как, вам понравился шкаф? — поинтересовалась улыбающаяся миссис Хансен.
— Красивая вещица,— ответила Нэнси.— Спасибо, что позволили рассмотреть поближе.
— Ну, что вы, что вы!
«Интересно, не она ли нашла карту? — думала Нэнси.— А ведь вполне вероятно! Даже если не она сама, то, может быть, кто-то ей известный...»
— А вы не скажете, кто-нибудь еще осматривал этот шкаф?
— Нет,— покачала головой миссис Хансен.— Он несколько месяцев пробыл в нашей мастерской — его приводили в порядок, полировали дерево. Он сегодня первый день в магазине. А вы — первый кли-ент, осмотревший его.
Нэнси кивнула и, набравшись наглости, спросила:
— Миссис Хансен, а вы случайно ничего не находили внутри?
У хозяйки от удивления поползли вверх брови.
— Нет,— ответила она.— А что, разве у вашей 1риятельницы что-нибудь пропало?
— Да, пожалуй, можно сказать, что пропало, — ответила Нэнси.— А вы не замечали в этом шкафу ничего необычного?
— Да вроде бы нет,— пожала плечами миссис Хансен.
Нэнси внимательно следила за выражением ее лица; на нем не отразилось ничего такого, что выда-вало бы колебания или хитрость хозяйки.
— Ну что ж, миссис Хансен,— любезно сказала Нэнси, прощаясь,— вы мне очень помогли.
— Всегда к вашим услугам. Желаю вам удачи, а вашей знакомой — найти то, что она ищет.
Нэнси вышла из магазина и прямо по газону поспешила к своей машине, не переставая думать о пропавшей половинке карты. Если ее нашла не миссис Хансен, то кто же? И знает ли нашедший, цену своей находке?
Дойдя до машины, Нэнси заметила засунутый под дворник листок бумаги.
«Неужели     оштрафовали? — подумала    она.— интересно, что я сделала незаконного?»
Она достала листок, развернула его и ахнула. |На нем было наскоро нацарапано: «Любопытство сошку доконало. А поганку Нэнси Дру?»
НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ В ДОМЕ БЕСС
Нэнси перечитала короткую записку, содержала явную угрозу, и нахмурилась. Она была абсолютно уверена: ее написал тот, кто нашел половинку карты. Значит, он догадался или знал, что карта — ключ к чему-то важному. И записка — предупреждение Нэнси прекратить поиски.
Нэнси оглянулась на «Любопытную кошку». Катерина Хансен уверяла ее, что ничего не нашла в шкафу, но Нэнси теперь была полна подозрений. Может, Хансен просто выкинула карту и, увидев что Нэнси осматривает шкаф, занервничала? Вполне вероятно, что именно она написала эту записку: пока Нэнси копалась в шкафу, выскользнула из дома и укрепила листок на переднем стекле, как это обычно делают полицейские.
Нэнси даже подумала — а не вернуться ли назад и не разоблачить ли миссис Хансен? С другой сто-роны, вряд ли та в чем-нибудь таком сознается.
В одном Нэнси не сомневалась: кто-то еще — может быть, сама Катерина Хансен — охотился за зо-лотом. Нэнси вздохнула. Надо как следует браться за работу и не терять времени зря. Наверное, при-дется довольствоваться оставшимся фрагментом карты. И как хотелось бы надеяться, что золото бу-дет найдено прежде, чем его разыщут неизвестные соперники!
Нэнси завела машину и поехала по улице вниз, по направлению к своему дому. Заходящее солнце залило вечернее небо розовым светом.
Через   несколько   минут   она  уже  была  дома.
— Папа, Ханна,— позвала она с порога.
— Это  ты,   Нэнси? — ответил  из  кухни  отец.
Нэнси направилась прямо к нему и застала его жующим бутерброд с ростбифом. Он смотрел по те-левизору последние известия. Ханна, седая женщина средних лет, покрывала глазурью шоколадный торт. Нэнси обняла сначала ее, потом подошла к отцу.
— Привет,  па! — сказала   она,   чмокнув  его  в щеку.— Как   продвигается   твое   последнее   де-ло? Карсон Дру был известным адвокатом.
— Неплохо. Но я решил отдохнуть и перекусить. Я не знал, что ты вернешься домой, а то подождал бы тебя, чтобы пообедать вместе. Да, чтоб я не забыл: в конце недели мне, наверное, придется нена-долго уехать.
— Мы с Нэнси вполне управимся без вас,— улыбнулась Ханна Нэнси. Нарезав еще хлеба и ростби-фа, она поставила тарелку на стол.
— Так и быть, отпускаю,— важно сказала Нэнси, делая себе бутерброд.— Но учти, мы будем ску-чать!
Карсон Дру посмотрел на дочь с нежностью.
— Послушай, девочка, а что это у тебя такой ужасно усталый вид? Занимаешься каким-нибудь но-вым делом?
— Новым, новым. И на этот раз подвернулось нечто совершенно невероятное!
— Я понимаю, других дел у тебя не бывает,— пошутил отец.
— Ну что я могу поделать, если все дела кажутся мне просто невероятными!
— Да, чуть было не забыла: звонила Бесс,— вмешалась Ханна.— Да еще как звонила! — Она пока-чала головой.— Трезвонила ежеминутно и мешала отцу работать, так что пришлось даже отключить те-лефон и включить автоответчик.
Нэнси рассмеялась.
— Наверное, что-нибудь безумно срочное. Например, что ей надеть на свидание в пятницу вече-ром... Я ей потом перезвоню. Сейчас мне надо скорей пообедать и приниматься за работу.
После обеда отец удалился в свой кабинет, а Нэнси разложила на столе карту и начала изучать ее.
Странные, грубо нарисованные картинки: петух, изрыгающий пламя дракон, череп в квадрате,— все это казалось ей какой-то китайской грамотой.
Нэнси пыталась сосредоточиться, но ее отвлекал телевизор.
— Новости Ривер-Хайтса,— продолжал диктор.— За последнее время в городе произошло несколь-ко ограблений. Следователям этот почерк знаком еще по прошлому году. Тогда грабежи совершали супруги Джим и Франческа Роллинз, впоследствии судимые и осужденные.
Нэнси взглянула на экран — показывали фотографию Роллинзов из их уголовного дела. Обоим было лет по тридцать. У Франчески, одетой в джинсовую куртку, были короткие каштановые волосы; ее муж, блондин, казался мускулистым и сильным.
— Три недели назад Роллинзы были освобождены,— продолжал ведущий,— и ныне разыскиваются для дачи показаний. Однако попытки полиции найти их пока не увенчались успехом.
После небольшой паузы диктор добавил:
— А теперь прогноз погоды. Завтра сохранится...
Нэнси выключила телевизор. Вернувшись к столу, она вновь склонилась над картой и как загипноти-зированная уставилась на пожелтевшую бумагу. Она мучительно думала.
Ясно, что неумелые рисунки — какие-то символы, они означали предметы или места, но какие имен-но? И где хоть примерно?
«Скорее всего, где-нибудь в Ривер-Хайтсе или в его округе,— думала Нэнси.— Раз Лора Этвуд жила здесь, вероятней всего, она и золото спрятала недалеко от дома. Но город довольно большой, да и при-городы тянутся на много миль в стороны...»
Нэнси просидела над картой не меньше часа, но так и не смогла ничего уразуметь.
— Безнадега,— вздохнула она, покачав головой.
Вдруг вечернюю тишину прорезал телефонный звонок.
— Я возьму трубку, — крикнула она и помчалась в прихожую, где на стене висел телефон. — Алло!
— Нэнси, это ты? — раздался голос Бесс. — Слава Богу, ты дома! Я целый день пытаюсь тебе доз-вониться. — Голос Бесс дрожал; казалось, она вот-вот расплачется.
— Да вот, все вожусь с картой. Что-нибудь случилось, Бесс?
— Ты просто не представляешь, какой ужас! — трещала Бесс. — Нас сегодня обворовали — обчис-тили всю квартиру!
— Да ты что?!
— Унесли телевизор, видео, стереосистему и все столовое серебро. Даже мои золотые украшения украли!
— Вас что же, дома никого не было, когда это произошло?
— Я ходила за продуктами, а родители были на работе. Мы вызвали полицию, и нам сказали, что, судя по почерку, это дело рук Роллинзов. Нэнси, мне так страшно! Они же весь район затерроризиро-вали!
— Когда все это случилось? Бесс глубоко вздохнула.
— По словам полицейских, охранная сигнализация сработала около половины двенадцатого. Поли-цейская машина в это время находилась всего в нескольких кварталах от нашего дома, но, когда они подъехали, грабителей уже и след простыл!
— Ну и ну! — воскликнула Нэнси. — Ловко они все провернули, видно, не новички какие-нибудь.
— Полицейские считают, что ограбление было четко спланировано и грабители, вероятно, следили за домом.
Бесс смолкла. Нэнси уже знала, о чем ее попросит подружка.
— Ладно, Бесс,— вздохнула она.— Конечно, не брошу тебя в беде!
— Ой, как было бы здорово, если бы ты взялась за это расследование!
Нэнси закусила губу. Если заняться Роллинзами — придется на время оставить дело Джоанны. Но как откажешь лучшей подруге? Кроме того — и это было еще важнее — пора положить конец грабежам, которые приводили в ужас целый район, где жили Бесс и Джоанна.
— Ладно,— сказала Нэнси,— я через полчаса подъеду, может, удастся найти какие-нибудь зацепки.
— Ой, спасибо тебе! — обрадовалась Бесс.— Я знала, что на тебя можно рассчитывать!
— Только не возлагай на меня особых надежд,— предупредила Нэнси.— Если уж полиция до сих пор не смогла выследить Роллинзов, вряд ли это получится у меня.
Некоторое время спустя Нэнси уже ползала на коленках по газону перед домом Марвинов, высвечи-вая фонариком отпечатки шин, чуть заметные на примятой траве. Очевидно, грабители подогнали ма-шину к самому дому, чтобы потом мгновенно уехать. Следы шин оказались довольно широкими, и Нэн-си заключила, что это был фургон или небольшой грузовик.
— А что по этому поводу сказали полицейские? — спросила Нэнси, глядя на Бесс.
— Опять же говорят, что очень похоже на Джима и Франческу Роллинз. Год назад они тоже соверша-ли все грабежи на грузовике.
— И это все, что сказала полиция? — усмехнулась Нэнси.
— Все,— ответила Бесс.
— Так вот, я скажу тебе, какой вывод сделала я.— Нэнси указала в конец улицы, туда, где начинал-ся лес.— Воры укатили в сторону леса. Ограбили вас и в город уже не вернулись. Бесс недоуменно ус-тавилась на Нэнси.
— Почему ты так уверена?
— Следы сюда ведут из города,— объяснила Нэнси.— Если бы машина сделала крутой поворот на-зад, обратно, были бы видны следы на траве. А они ведут в противоположном направлении — за го-род.— Нэнси осветила фонариком тротуар.— Видишь? Они тянутся по улице в сторону леса.
— Поразительно,— заявила Бесс.— Нет, полицейские не обратили на это внимания. Ты считаешь, Роллинзы скрываются в лесу?
— Вполне вероятно,— кивнула Нэнси.— А может быть, они припрятывают там награбленное добро. Дом или хижина в лесу — отличное для этого место. Все-таки странно, что полиция этого не сообрази-ла.
— Как ты думаешь, следы могут довести нас до тайника? — спросила Бесс.— Ведь они оборвутся, как только закончится мощеная часть дороги.
— Ничего, в лес ведет несколько проселочных дорог. Найдем нужную по следу шин.
— Так чего же мы тогда ждем? — У Бесс от нетерпения даже дыхание перехватило.— Пошли! Нэнси не верила своим ушам.
— Бесс,— заморгала она,— неужели у тебя хватит смелости пойти со мной? И не куда-нибудь — а в лес? И не когда-нибудь — а поздно вечером?
— А почему бы и нет?—в запале вскинула голову Бесс.— Пропало наше имущество, и я должна по-мочь найти его. А ты считаешь, что я — трусишка зайка серенький?
Нэнси едва сдержала улыбку. В следующий раз, когда Бесс испугается заниматься расследованием, она напомнит ей про трусишку зайку.
Небо было черное, хоть выколи глаза. Луну как волки съели. В такой темноте даже с фонариком ну-жен не один час, чтобы найти верную дорогу.
— Может, отложим до завтрашнего утра? — предложила Нэнси.— В темноте жутко трудно ориенти-роваться. Даже если мы сегодня и найдем то место, где Роллинзы прячутся, вовсе не хочется сталки-ваться с ними нос к носу...
Лицо Бесс исказил ужас, и Нэнси поняла, что подружка, предлагая ей свою помощь, вовсе не преду-смотрела возможность нарваться на самих воришек! Но нет, несмотря на весь свой страх, Бесс была полна решимости выследить грабителей. Правда, предложила начать поиски с утра.
Нэнси только улыбнулась.
— Да, я чуть было не забыла рассказать тебе про шкаф...
И она посвятила подружку в ход своего расследования. Рассказала, как ходила в антикварный мага-зин «Любопытная кошка», как нашла в потайном ящике голубую ленточку, как обнаружила записку на ветровом стекле машины. Упомянула и о своих подозрениях в отношении Катерины Хан-сен.
Когда она закончила, Бесс озадаченно пробормотала:
— Если кто-то другой найдет золото, принадлежащее Джоанне, это будет ужасно!
Нэнси только молча кивнула. Она и сама этого боялась, но что ей оставалось делать? Ведь она по-обещала Бесс расследовать ограбление. А поиски золота теперь придется отложить.
На следующий день Нэнси чуть свет приехала к Бесс. Свои поиски они начали в конце улицы, откуда немощеная дорога вела в лес. Часам к одиннадцати они уже осмотрели пять таких дорог, пройдя по ка-ждой пешком не меньше мили. Но никаких отпечатков шин так и не нашли.
— Все, осталась последняя,— сказала Нэнси, останавливая машину у шестой дороги.
— Будем надеяться, что эта — та самая,— сказала Бесс, вылезая из машины.— Слушай, мы с то-бой так долго ползали, уткнувшись в землю, что у меня шею свело.
Они отправились по новой дороге, пытаясь разглядеть следы шин. Пройдя около полумили, остано-вились отдохнуть. Бесс начала массировать затекшую шею, Нэнси прикрыла глаза ладошкой, заслоня-ясь от яркого солнца.
И вдруг она увидела следы! Они шли по ту сторону небольшой лужицы. Нэнси подбежала ближе и опустилась на колени.
— Ура! — закричала она.
— Ты уверена? — подошла Бесс.
— Абсолютно! — энергично закивала Нэнси.— Видишь широкую вмятину и рисунок «елочкой»? Точ-но такие же следы на вашем газоне!
Нэнси поднялась с колен, и они с Бесс пошли по дороге дальше.
— Послушай,— сказала вдруг Бесс,— если Роллинзы ехали по этой дороге, то почему мы заметили следы шин только сейчас?
— Наверное, они пытались как-то замести их, а потом решили, что хватит,— предположила Нэнси.— Полиция ведь не такая дотошная.
— Ну, не знаю,— покачала головой Бесс.— Если бы я была профессиональным грабителем, уж я бы постаралась замести все следы.
— Бесс Марвин, грабитель со стажем,— громко объявила Нэнси.
Бесс состроила ей гримасу.
— Во всяком случае, удирать так, как это сделали они,— полнейшее дилетантство! — заявила она.
Девочки шли по дороге все дальше. Вдруг она запетляла, и они заметили в густом кустарнике ма-ленькую    заброшенную    хижину,     наполовину скрытую в зарослях.
— Какая-то допотопная избушка,— фыркнула Бесс.
— Смотри-ка,— задумчиво сказала Нэнси,— следы от шин обрываются именно, здесь.
— А тут кто-то был,— подтвердила Бесс, указывая на банки из-под лимонада и скомканные конфет-ные обертки.— Вот неряхи-то,— добавила она осуждающе.
— Пошли посмотрим, что это за хибара,— предложила Нэнси.
— А вдруг там Роллинзы? — тихо проскулила Бесс.— Напоремся еще...
— Грузовика  поблизости не видно, так что, скорее всего, их нет,— успокоила подругу Нэнси. И пер-вая стала продираться сквозь кусты.
— Будем надеяться, ты права,— вздохнула Бесс, идя за ней след в след.
Подобравшись поближе к хижине, они разглядели, что ее окна защищены новенькими металлически-ми ставнями.
— Ну вот, а ты говорила — допотопная... Видишь, кто-то совсем недавно позаботился об этой раз-валюшке,— заметила Нэнси.
— Как же войти?
— Можно попробовать поковырять замок, но на это уйдет много времени. А околачиваться здесь долго не стоит — Роллинзы могут вернуться и застукать.
Нэнси закусила губу и задумалась.
— Попробуем другой способ,— сказала она наконец.
Нэнси обошла хижину вокруг, пристально оглядывая ее. Заметив, что одна из досок неплотно приле-гает к стене, она изо всех сил начала тянуть ее на себя.
— Бесс, помоги-ка!
Даже вдвоем они довольно долго тянули, раскачивали и дергали доску. Наконец она заскрипела, ржавые гвозди вылезли наружу, и вскоре они без труда отодрали ее от стены.
— Уф! — утерла пот со лба Бесс.— Ну и работенка!
— Я полезла,— заявила Нэнси и, стараясь не поцарапаться о грозно торчащие гвозди, забралась в хижину.
Свет проникал в домик только через прореху в стене. Привыкнув к темноте, она осмотрелась и не поверила своим глазам.
В хижине были лишь поломанный стол у стены да старый стул.
Неужели они с Бесс зашли в тупик?
КАРТА ОТКРЫВАЕТ ПЕРВЫЕ ТАЙНЫ
— Нэнси! Ну что там? — крикнула Бесс.
В ответ Нэнси только разочарованно вздохнула.
— Ничего!
Бесс тоже вздохнула, а потом решила проверить сама. Она последовала за Нэнси и, увидев
внутри лишь стул да поломанный стол, вконец расстроилась.
— Но    ведь    следы    совпали! — сокрушалась она.— Как же так!
— Совпали-то совпали, но, может быть, это совсем другой грузовик. Жалко, это была наша единст-венная зацепка. Ну что ж, Бесс, пожалуй, уплыли от нас награбленные сокровища Роллинзов...
Нэнси в раздумье смотрела на подружку, а Бесс уставилась в пол, и вид у нее был совершенно уд-рученный.
— Ничего не поделаешь,— вздохнула она.— Все равно спасибо тебе, Нэнси...
Но Нэнси ужасно злилась на себя — Бесс так на нее рассчитывала! Неужели это все? Она еще раз огляделась вокруг: а не ускользнуло ли от ее внимания что-нибудь важное?
— Я полезла обратно,— сказала Бесс.— Воздух тут ужасно спертый.
Нэнси рассеянно кивнула, по-прежнему разглядывая пол, стены, потолок. Вдруг она заметила какие-то каракули на стене над столом. Подошла поближе: ярко-красной краской была нарисована загогулина, должно быть, означавшая дерево.
Нэнси решила выяснить, свежая ли краска. Перегнувшись через стол, она провела по рисунку рукой. Краска была совершенно сухой и гладкой на ощупь. Если бы загогулину нарисовали давно, она бы на-верняка потрескалась, да и краска бы уже потускнела.
Нэнси наклонилась ближе к стене и нечаянно навалилась на шаткий столик — качнувшись, он рухнул на пол.
Нэнси нахмурилась. Уж очень странным показался ей этот звук. Встав на колени, она начала высту-кивать половицы кулаком. И мгновенно выяснила: под полом была пустота.
В хижине вновь возникла Бесс.
— Ну? Ты идешь или нет? — поторопила она подругу, но, увидев, что Нэнси ползает по полу, спроси-ла: — Что это ты там делаешь?
— Тайник ищу,— сообщила Нэнси.
Ощупывая половицы обеими руками, она вдруг наткнулась на выемку от сучка, сунула в нее палец, потянула. В полу обозначился небольшой квадрат. Нэнси потянула сильнее — открылся самый на-стоящий люк!
Нэнси   обалдело   уставилась  на  дно   тайника.
— Бесс, ты только посмотри! — взволнованно воскликнула она.— Там же целая потайная комната!
Достав из сумочки маленький фонарик, она посветила вниз.
— Там не очень глубоко,— сообщила она Бесс и, выключив фонарик, засунула его в карман своих шорт, протиснулась в отверстие люка и почти тут же ощутила ногами земляной пол потайной комнаты.
— Если ты думаешь, что меня можно бросить вот так, одну, в этой жуткой лачуге, ты ошибаешься,— крикнула ей сверху Бесс.— Я сейчас тоже спущусь.
Нэнси снова вынула фонарик и посветила Бесс, чтобы ей было легче спускаться. Через минуту под-ружка уже стояла рядом. Нэнси обвела лучом фонарика стены комнаты: увы, этот огромный тайник, ка-жется, никаких тайн не скрывал.
— Вот не везет-то! — даже рассердилась Бесс. Нэнси только вздохнула и задумалась. И вдруг тряхнула головой.
— Никогда не поверю, что кто-то вырыл целую комнату просто так! Именно здесь Роллинзы должны бы прятать награбленное.
— Да что же тут, средь голых стен, можно спрятать? — удивилась Бесс, озираясь вокруг.
— Может, они уже все перенесли в другой тайник,— предположила Нэнси.— Или отдали перекупщику краденого.
Нэнси пошарила лучиком по стенам. Ну конечно, с чего бы профессиональным грабителям остав-лять после себя возможные улики!
Вдруг в углу что-то сверкнуло. Нэнси подняла из земляного месива золотую безделушку: это была сережка в форме цветка.
— Что это ты там нашла? — полюбопытствовала Бесс.
Нэнси протянула ей сережку.
— Ну что, скажешь, не улика? — довольно сказала она.
— Это же моя сережка! — воскликнула  Бесс.
— Ты уверена?
Бесс энергично закивала головой.
— Но я же не совсем чокнутая! Это мои любимые сережки. Мне родители подарили на шестнадцати-летние. Последний раз я надевала их на свидание. А вчера их украли — в куче вместе со всеми други-ми украшениями.
— Значит, воришки тут все-таки побывали! Очень может быть, что они воспользуются этим поме-щением еще не раз...
— Слушай, пошли скорей отсюда, а? — поежилась Бесс.— Кто их знает, этих Роллинзов, а вдруг они сейчас как раз направляются сюда?
Девочки вылезли наверх, Нэнси осторожно опустила люк на место, приставила к стене стол. И еще раз осмотрела красную загогулину на стене.
— А все-таки есть на свете везение,— улыбнулась она.— Если бы я не подошла сюда, чтобы раз-глядеть рисунок, не опрокинула бы стол, мы никогда не нашли бы ни тайника, ни твоей сережки.
— Будем надеяться, мы и в самом деле везучие,— подхватила Бесс.— Тем более пошли отсюда
от греха подальше. Кроме того, сегодня вечером мне опять сидеть с Джошем, а я еще хочу успеть принять душ.— Она провела ладонью по своим волосам.— Фу! Прямо такое ощущение, будто я день просидела в каком-то пылесосе!
Они наконец вышли из хижины, и Нэнси аккуратно приладила доску обратно, чтобы никто не заметил следов их присутствия.
Нэнси сначала отвезла Бесс, а потом поехала домой по дороге мимо дома Джоанны и кладбища в Долине теней.
Она была чрезвычайно довольна собой. Правда, что касается золота Джоанны, тут она не продви-нулась ни на шаг. Но так или иначе, ей надо было выяснить, что означают рисунки на карте и ведущие к ним линии. И поскорее: ведь у кого-то — может быть, у Катерины Хансен — была недостающая поло-винка карты, и не было бы ничего
удивительного, если бы кто-нибудь еще сейчас охотился за золотом!
Впереди показался величественный дом Джоанны, и Нэнси замедлила ход. У дома она затормозила. На просторной террасе стояли цветы в горшках, их листья мирно покачивались на ветру. Когда ветер менял направление, петушок-флюгер на крыше кокетливо разворачивался.

0

2

Нэнси обратила внимание, что петушок был точно такой же, как и дверной молоток у входа в дом. Наверное, его прежние обитате-ли имели какое-то пристрастие к петухам. Вдруг Нэнси осенило: ведь на карте тоже нарисован петух! Значит, спрятавший золото и нарисовавший карту хотел тем самым обозначить на ней дом! Неужели золото спрятано где-то здесь, недалеко? Впрочем, теперь она уже была в этом почти уверена.
Нэнси стала вспоминать, что еще нарисовано на карте. Сначала линию, ведущую от петушка к квад-рату с черепом внутри. Что может означать этот череп?
И тут ее как током ударило — ведь это же кладбище в Долине теней! А дом Джоанны всего в не-скольких кварталах от него. Стало быть, квадрат — это кладбищенский забор.
«Уже теплее»,— подумала Нэнси.
Теперь оставался только один нерасшифрованный рисунок — огнедышащий дракон. Нэнси пыта-лась вспомнить, где именно на карте располагался дракон. Судя по линиям, дракон был за пределами кладбища. Там, где на отшибе стояло несколько домов, почти сплошь особняки, построенные больше века назад.
Нэнси  выкатила  на  дорогу  и   направилась в район Дубовая Роща, по которому были раскиданы особняки. Миновав кладбище, она свернула в сторону Дубовой Рощи и медленно поехала по широкой дубовой аллее, внимательно оглядывая особняки. Но никакого намека на дракона нигде не обнаружила.
— Ну что ж, прочешу закоулки,— пробормотала она, сворачивая к высокому особняку Дэниэла Мор-тмейна, который был уже давно брошен последними обитателями.
Когда Нэнси была маленькой, они с подружками считали, что в нем обитают привидения. По очереди взбегая по стертым, раскрошившимся ступеням на крыльцо, они, испытывая свою храбрость, нажима-ли на старый ржавый звонок... Ни у кого, однако, не хватало смелости войти внутрь...
И вот теперь, глядя на заколоченный досками особняк, Нэнси удивлялась, почему никто не купил и не привел в порядок этот красивый дом в южноамериканском стиле, так отличавшийся от всех других огромными белыми колоннами и выступающей вперед широкой террасой.
Она остановила машину и залюбовалась им. Улыбнувшись, вспомнила, как они с девчонками вооб-ражали, что за колоннами прячутся привидения и только ждут случая выскочить и наброситься на них!
Нэнси подняла взгляд на фронтон и застыла в изумлении: каждую колонну венчал резной деревян-ный дракон, да к тому же огнедышащий!
— Нашла! — воскликнула она и в собственную честь нажала на гудок автомобиля.
Но все-таки установить, какие места были отмечены на карте, было только полдела. Ведь золота она пока еще не нашла! И поиски, видимо, предстояли долгие.
Нэнси прикидывала, что золото может быть спрятано и в доме Джоанны, и в особняке Мортмейна. Выключив мотор, она вышла из машины и направилась к крыльцу. Все те же полустертые, выщерблен-ные ступени; двери крепко-накрепко заколочены гвоздями. Наверное, только внимательная Нэнси мог-ла заметить, что одна доска на заколоченном окне держится непрочно. Стоило чуть поддеть ее — и она легко отошла. Нэнси сунула руку в щель, нащупала щеколду — окно отворилось, и путь в дом Мор-тмейна был открыт.
Сначала Нэнси оказалась, вероятно, в просторной прихожей. Здесь пахло плесенью и стоялым воз-духом, а над задернутой чехлами мебелью свисали затканные паутиной люстры. Толстый слой пыли покрывал все вокруг — перила, подоконники, пол.
Вдруг Нэнси заметила, что по полу тянется широкая темная полоса — будто что-то или кого-то воло-ком протащили по прихожей дальше в дом.
Нэнси вздрогнула, но тут же приказала себе: «Прекрати, меньше надо смотреть фильмы ужасов!»
Что это за полоса? Неужели здесь уже побывал второй охотник за золотом? Но откуда ему знать, что на карту нанесен именно особняк Мортмейна? Ведь половинка с драконом у нее, у Нэнси! Может, и на другой половинке тоже есть дракон? Нет, вряд ли... Надо было найти другое, более логичное объясне-ние.
Собравшись с духом, Нэнси по странной дорожке прошла в глубь дома и через распахнутую дверь вошла в большую комнату без окон. Она была совершенно пуста, только высокий книжный шкаф без единой книжки стоял у стены, да напротив была еще одна дверь, слегка приоткрытая.
Разумеется, Нэнси тут же направилась к этой двери. За ней шли вниз деревянные ступеньки, веду-щие, очевидно, в погреб.
Вдруг у дома заскрипели тормоза.  Хлопнула дверца чьей-то машины. Нэнси прислушалась — не входит ли кто-нибудь в особняк? Вдруг с легким щелчком захлопнулась разболтанная дверь в погреб.
А по дому уже эхом отдавался гулкий звук чьих-то шагов. Все громче, громче...
Быстро и бесшумно Нэнси закрыла дверь в прихожую и метнулась к противоположной двери. Но на-прасно она пыталась открыть ее — замок был крепко заперт! Куда бежать, где прятаться? Единствен-ным, но ненадежным укрытием казался пустой книжный шкаф.
У Нэнси даже в горле пересохло.
А шаги были уже совсем рядом.
НЭНСИ ПРЯЧЕТСЯ НА ШКАФУ
Нэнси едва ли не паниковала. Сейчас ее найдут! Она оглядела шкаф — он немного не доставал до потолка, и вполне можно взобраться на него по полкам, как по лесенке, и лечь ничком под самым по-толком. Там-то ее никто не увидит!
Нэнси подбежала к шкафу, ухватилась за одну из верхних полок и встала на нижнюю полку, надеясь, что шкаф достаточно устойчив и не рухнет вместе с ней. Шкаф даже не покачнулся. Вздохнув с облег-чением, Нэнси влезла на самый верх и залегла на шкафу, едва протиснувшись между ним и потолком. Она успела как раз вовремя — дверь отворилась, и хрипловатый девчоночий голос проговорил:
— Наверняка она где-то здесь.
— Что-то я ее не вижу,— озабоченно ответил парень.
В разговор вступила вторая девочка:
— Да говорю вам, это поганка Нэнси Дру, я узнала ее машину!
— Она, она! Это точно ее машина! — подтвердила первая девчонка.
Узнать приглушенные голоса было трудно, но одно было ясно: ищут не кого-нибудь, а именно ее, Нэнси. Эх, машина-предательница!
Нэнси не сомневалась, что пришельцы явились на поиски золота и что недостающая часть карты именно у них. И, должно быть, особняк значился на ней тоже.
Наверху было душно и пыльно. У Нэнси защекотало в носу, и, чтобы, не дай Бог, не чихнуть, она крепко и небезуспешно зажала нос рукой.
Но уж очень ей не терпелось посмотреть: кто же такие ее недружелюбные соперники? Она осторож-но обозрела происходящее внизу. Изумлению ее не было предела: там стояла знакомая троица — Этан Дэвидсон, Холли Харрис и их подружка Кристин.
Нэнси никак не могла взять в толк: они-то какое отношение могут иметь к поискам золота? Тем более что Этан и Холли по лени своей совершенно не способны копаться и разбираться в какой-то там карте. Кажется, у них была одна общая цель в жизни — пакостить окружающим.
Троица вышла из комнаты, но Нэнси и не думала покидать укрытие: кто знает, может, они вдруг на-думают вернуться.
Полеживая на шкафу, она вспоминала, что Этан и Холли всегда были задирами, как в школу пошли. Потом, в старших классах, Холли дважды исключали за мошенничество. А однажды ее поймали за руку, когда она пыталась стащить что-то в магазине.
Кристин же оставалась для Нэнси загадкой. И почему Этан и Холли водятся с ней? Она же намного их младше. Если все трое ищут золото, то понятно, почему Этан так взбесился тогда на кладбище. Мо-жет, золото спрятано именно там и они старательно оберегают это место от посторонних.
Но если золото лежит где-то на кладбище, какого черта им делать в доме Мортмейна?
«Нет,— опять подумалось Нэнси,— все трое не из тех, кто способен что-то искать, находить, охра-нять...»
Нэнси озадачило еще кое-что. Понятно, что Холли узнала ее машину — все-таки они с Холли сто лет знакомы. А вот Кристин разве эту машину видела? Да ведь еще несколько дней назад Нэнси даже не подозревала о существовании этой девчонки!
Троица вернулась.
— И как эта стукачка от нас улизнула? — раздался злобный голос Холли.
— Думаешь, она поднялась на второй этаж? — спросила Кристин.
Нэнси про себя посмеялась над ними: им ни за что не догадаться, что она здесь, в одной комнате с ними, и слышит каждое их слово.
— Эта дрянь, наверное, выследила нас,— задумчиво произнес Этан.
— Жалко, если из-за нее все пойдет насмарку.
— Не волнуйся, Холли,— сказал Этан.— Я приготовил любопытной Нэнси небольшой сюрприз. Я подкараулю ее у автомобиля. И, когда она выйдет, сделаю так, чтобы она больше никогда не совала свой нос в наши дела.
Этан зловеще засмеялся, за ним захихикали обе девицы.
— Ладно, пошли! — продолжал Этан.— Есть одна хорошая идея по поводу...
Все трое вышли из комнаты. Нэнси сердито посмотрела им вслед. Трое против одной! Ну да ладно. Пусть только попробуют. По крайней мере, ей известно, что они замышляют, и она-то уж придумает, как дать им отпор.
Однако лезть в открытую драку ей вовсе не хотелось. Уж больно неравные силы. Только вот как бы незамеченной подобраться к машине?
Нэнси вздохнула. Что невозможно, то невозможно. Придется выбираться отсюда через какой-нибудь черный ход. Может, удастся найти еще одну спасительную неплотно прибитую доску?
Правильно, ни в коем случае нельзя попадаться на глаза трем этим задирам!
Правда, домой пешком идти далеко. Папа в командировке, ему не позвонишь, и приехать за ней не-кому. А Ханна сегодня навещает заболевшую подругу.
Нэнси, лицом к стенке, свесила со шкафа ноги, нащупала одну из верхних полок и, крепко держась руками, начала спускаться.
Достигнув пола, она немного постояла, прижавшись лбом к прохладному дереву шкафа.
Снова   оказавшись в просторной  прихожей, Нэнси   направилась   из   нее   в   противоположную часть особняка.
«Может, Бесс подвезет меня?» — думала она. Потом вспомнила, что Бесс сегодня опять сидит с Джошем. Вот, правильно! Надо идти к Джоанне, это же совсем рядом. Там они обсудят с Бесс все, что произошло. А за машиной в конце концов можно вернуться и позже.
Пройдя насквозь несколько комнат, Нэнси наконец нашла выход. К ее удивлению, дверь была не только не забита, но даже и не заперта, и Нэнси выскользнула во двор, в теплый солнечный полдень, оставив Этана, Холли и Кристин с большим носом.
— Успокойся и расскажи все по порядку.
Бесс развела Нэнси шипучку, и та, мучимая жаждой, мгновенно выпила целый стакан и поведала своей подружке, как ей удалось разгадать значение рисунков на карте. Глаза Бесс расширились от изумления, когда Нэнси рассказала ей о своих приключениях в особняке Мортмейна.
— Вот, пожалуй, и все,— закончила она свое повествование.
— Ты ничего не сказала про Катерину Хансен, Ты все еще подозреваешь ее? — спросила Бесс.
Нэнси на миг задумалась, потом покачала головой.
— Нет. Не представляю, каким образом она может быть связана с шайкой Этана. Кстати, эта троица настроена против меня очень решительно; во всяком случае, вряд ли они позволят еще кому-нибудь искать золото.
— Пока не могу взять в толк, в какую сторону двигаться дальше,— пожала плечами Бесс,— Но ведь ты же знаешь, я вообще не сильна в разгадывании тайн. Кстати,— добавила она, теребя в руке золотую сережку, найденную ими днем в хижине,— если бы тебе удалось найти вторую — я была   бы   просто   счастлива.   Любимые   все-таки сережки-то!..
Нэнси рассмеялась.
— Помню, Бесс, помню. Ты уже говорила.
— А ты что, не веришь, что ли? — скорчила Бесс комичную гримасу.— Да я люблю эти сережки больше, чем... чем...
— Больше, чем шипучку? — съехидничала Нэнси.
— Ну, почти так же! — воскликнула Бесс, и обе громко расхохотались.
— И тогда уж наверняка больше, чем...
Не договорив, Нэнси вдруг смолкла на полуслове. Ей показалось, что где-то в доме раздался тихий скрежет.
— Бесс, ты ничего не слышала? Бесс прислушалась, отрицательно покачала головой.
— А что? Тебе что-то показалось?
Но тут громкий звук заполнил всю комнату.
— Кажется, это из подвала,— в страхе прошептала Бесс.
По всему дому эхом отозвались скрип и скрежет.
Нэнси встала и решительно направилась к двери, ведущей в подвал.
— Ты к-куда? — заикаясь, спросила Бесс. От страха у нее перехватило дыхание.
— Кто-то орудует в подвале Джоанны,— ответила Нэнси.— И я выясню, кто именно!
ГРАБИТЕЛИ НАНОСЯТ НОВЫЙ УДАР
— Я тебя не пущу! — в ужасе воскликнула Бесс.
— А что, так и сидеть тут и слушать?
— Но там же могут быть Роллинзы!  Нэнси, они ведь настоящие преступники, куда тебе с ними тя-гаться!
Решительно сжав губы, Нэнси вышла из кухни. Покопавшись в кладовке, она наконец извлекла бейсбольную биту Джоша. Втайне надеясь, что ей все же не придется воспользоваться столь необыч-ным орудием, она, крепко сжав биту в руке, направилась & подвал. На черной лестнице шум был силь-нее — добавились еще и какие-то хлопающие звуки. Кроме того, Нэнси уловила приглушенные голоса.
— Эй, подожди меня,— прошептала позади нее Бесс,— я т-тоже иду!
Обе стали на ощупь спускаться вниз почти в полной темноте. Нэнси не хотела включать свет — это могло спугнуть грабителей, а она решила застать их врасплох.
— Думаешь, это воры? — тихо спросила Бесс.— Не пойму только, как они сумели забраться в дом? А мы ничего не слышали!
— И почему они начали с подвала, где и ценностей-то никаких нет? Не похоже на Роллинзов. Те ни-когда не забираются в дом, если в нем кто-то есть.
Сердце Нэнси учащенно билось, она крепко сжала в руке биту Джоша.
Три ступеньки... еще две... последняя... Нэнси нащупала на стене выключатель и щелкнула. Яркий свет залил весь подвал.
Девочки поначалу даже зажмурились, а открыв глаза, очень удивились: странные звуки не прекра-щались, но самое странное, что в подвале не было ни души! Он был совершенно пуст, если не считать старой мебели и коробок.
— Ничего не понимаю! — прошептала Бесс.— Если тут никого нет — откуда шум?
Нэнси ответила не сразу. В ее голове что-то медленно прояснялось. И наконец она сказала:
— А я знаю, почему мы слышим непрошеных гостей, но не видим их. Здесь за стеной — тайник, о ко-тором давно все забыли. Или почти все...
Все стало на свои места. По идее, именно там, в потайной комнате, спрятано золото. Значит, про-никли туда вовсе не Джим и Франческа Роллинз. Может, там шарят Этан, Холли и Кристин?
Нэнси прислушалась — а вдруг в этот самый момент они нашли спрятанные сокровища? Надо не-медленно действовать!
Она подбежала к стенке, к старинной чугунной печке, на которой громоздился всякий хлам. Нэнси начала проворно составлять на пол какие-то банки, коробки, кипы никому не нужных книжек, стараясь производить как можно меньше шума.
— Зачем   ты  это  делаешь? — удивилась  Бесс.
— Золото наверняка в потайной комнате за этой печкой,— шепотом объяснила Нэнси.
— Ну да! — ахнула Бесс.— Подумать только: неужели оно так и пролежало там все это время?
— Помоги снять с печки все это барахло,— попросила Нэнси.— Скорей, надо остановить их прежде, чем они доберутся до золота и унесут его!
Нэнси даже казалось, что она чувствует за стеной присутствие Этана, Холли и Кристин. Вот-вот они убегут, завладев тем, что по праву принадлежит Джоанне и Джошу!
Она с трудом приподняла тяжелую коробку с посудой.
— Там наверняка потайная комната! Вчера я тщательно обыскала подвал, но мне это почему-то да-же в голову не пришло...
— А кому бы пришло? — сказала Бесс, помогая ей снимать коробку.
— Фу-у,— простонала Нэнси, едва сдвинув огромный допотопный проигрыватель на самый край печки. Она не рассчитала, и он с оглушительным стуком рухнул на пол, едва ей не по ногам.
— Нэнси,— завопила Бесс,— ноги целы?
— Слава Богу.
Нэнси прислушалась: скрежет затих, и из-за стены раздались совсем другие звуки: кто-то убегал прочь, удирал сломя голову.
Вдруг сзади послышался тоненький сонный голосок:
— Бесс, можно мне попить водички?
Девочки обернулись и увидели Джоша — он стоял на верхней ступеньке лестницы и тер глаза кулач-ками.
— Джош! — сердито воскликнула Бесс и, подскочив к малышу, опустилась на колени и обняла его.— Ты зачем же вылез из кроватки?
— Тут внизу такой шум был, и я проснулся,— объяснил Джош и сладко зевнул.— Ну дай мне водич-ки!
— Пойдем!
И Бесс повела его на кухню.
Нэнси осталась в подвале. Тупо уставившись в стенку, она расстроенно думала, что какие-то неиз-вестные личности, возможно, только что удрали вместе с золотом. Одно успокаивало: шаги их были слишком торопливы. Если бы они уносили много золота, не бежали бы бегом! Золото — вещь тяжелая... Значит, сокровище Джоанны, может быть, пока в целости. Пока!
Вернулась Бесс.
— Я уложила Джоша в кровать, все в порядке. Он просто ужасно испугался.
— Наверное, нам лучше отложить поиски до завтра,— вздохнула Нэнси.— В любом случае наши «друзья» сюда сегодня больше не вернутся.
— Да, мы их, кажется, спугнули,— засмеялась Бесс.
Взявшись за руки, девочки поднялись по лестнице. Подвал снова погрузился в темноту.
Когда Джоанна вернулась домой, они поведали ей о потайной комнате. Джоанна разволновалась, но согласилась, что надо подождать до завтра.
— Это золото там Бог весть сколько пролежало, за одну-то ночь никуда не денется! — сказала она девочкам, прощаясь с ними до утра.
Ах, как бы Нэнси хотелось, чтобы это было именно так!
Утренние лучи солнца проникли в спальню Бесс. Нэнси сонно потянулась и зажмурилась: свет был таким ярким!
— М-мм! — послышалось с соседней кровати довольное мурлыканье Бесс.
Накануне вечером Нэнси решила переночевать у подруги и не возвращаться к особняку Морт-мейна за своей машиной. Бесс, правда, предложила завезти ее домой, но так как и отец, и Ханна были в отъ-езде, Нэнси решила, что гораздо веселее остаться ночевать у Бесс, чем одной возвращаться в совер-шенно пустой дом. Кроме того, Бесс ведь жила недалеко от особняка Мортмейна.
Нэнси предстояла большая работа. Еще накануне вечером она позвонила второй своей лучшей под-руге, Джорджи Фейн, которая только что вернулась из путешествия с родителями. Джорджи с радостью согласилась подключиться к Нэнси и Бесс, и они договорились увидеться прямо утром.
Откинувшись на подушку, Нэнси думала об Этане, Холли и Кристин. Каким будет их следующий ход? Вернутся ли они в потайную комнату дома Джоанны? Нэнси предполагала, что золото они пока не на-шли и, скорее всего, в ближайшее время станут искать его в других местах, обозначенных на карте.
Звонок телефона, стоящего на тумбочке Бесс, прервал ее мысли. Только на третьем звонке Бесс, сонно потянувшись, взяла трубку.
— М-м... Алло! — ответила она и с минуту только слушала.— А-а! Здравствуйте, Ханна! — произнес-ла она наконец.— Да, Нэнси здесь.— И она передала подружке трубку.
— Ханна? Ты уже вернулась? Что, что случилось?
Ханна была так расстроена и говорила так сбивчиво, что Нэнси с трудом ее понимала и потому даже прикрикнула на нее.
— Сосредоточься, пожалуйста! И скажи толком, что произошло!
— Нэнси, произошло еще одно ужасное ограбление,— глубоко вздохнула Ханна на другом конце про-вода.— И на этот раз ограбили наш дом!
В ЛОВУШКЕ
Стоя на коленях, Нэнси изучала отпечатки шин на газоне перед собственным домом.
— Те же следы,— кивнула она, вставая.— Тот же грузовик. По крайней мере — те же шины. Значит, Роллинзы.
— Вот пара мерзавцев! — гневно воскликнула Джорджи Фейн.
Она приходилась Бесс кузиной, чего никак нельзя было сказать, глядя на них. У высокой, стройной Джорджи были коротко стриженные каштановые волосы и карие глаза. В отличие от своей двоюродной сестры, Джорджи не боялась ни воровских притонов, ни кладбищ, населенных призраками. Они были совсем разные, но тем не менее очень дружили.
Джорджи явилась к Бесс сразу после того, как Ханна сообщила об ограблении. Нэнси быстро собра-лась, и Бесс с Джорджи повезли ее домой. По дороге Нэнси выложила Джорджи все, что тут произошло, пока та бороздила моря.
В доме Дру уже была полиция. Ханна рассказала подробности, а потом Нэнси изложила свою вер-сию касательно совпадающего рисунка на шинах грузовика. Записав все, полицейские укатили, а Нэнси еще раз осмотрела следы.
Итак, из дома Дру вынесли все ценное — компьютер, стереосистему, телевизор и видео. Пропали все без исключения украшения Нэнси — теперь у нее только и остались маленькие сережки с изумру-дами, что были на ней.
К тому же грабители еще и специально постарались: вещи были разбросаны, занавески изрезаны в клочья, кухонные стулья поломаны. Самое печальное зрелище являла собой комната Нэнси: бьшо та-кое впечатление, что здесь пронесся ураган.
Нэнси грустно теребила свои сережки. Вместе с похищенными ожерельем и браслетом они состав-ляли комплект, доставшийся ей после смерти мамы. И если только она сама не постарается, они будут потеряны для нее навсегда.
— Мало того что воры алчные, они еще и ужасно злобные,— горестно вздохнула она.
— Просто ужас какой-то,— посочувствовала Бесс и обняла подругу.
— Полицейские сказали что-нибудь новенькое? — поинтересовалась Джорджи у Нэнси.
— Все началось с того, что им позвонил человек и сообщил, что ограбили дом напротив.
— Как! — воскликнула Джорджи.— Значит, он даже видел грабителей?
— Он видел, как к дому подъехал светлый фургон,— кивнула Нэнси.— Из него вышли молодой чело-век и женщина. Они обошли дом; наверное, искали черный ход. Довольно ярко светил фонарь, поэтому свидетель разглядел, что у женщины в джинсовом костюме были каштановые волосы. Скорее всего, это все-таки Франческа Роллинз. Я видела ее по телевизору.
— Почему же этот умник не позвонил в полицию сразу же?! — возмутилась Бесс.
— А он не местный,— объяснила Нэнси.— Он сторожит дом напротив, пока хозяева в отъезде. На-верное, он решил, что эта парочка здесь живет.
— В общем, ясно: снова Роллинзы,— сказала Джорджи.— Описание соответствует.
— И по отпечаткам колес, и по тому, как они дверь открыли отмычкой,— это Роллинзы. Они следили за домом — удостовериться что в нем никого нет. Точно такое же ограбление, как у Бесс.
— Странно только, что они устроили такой погром,— не согласилась Джорджи.— И район выбрали для них необычный.
— А у меня четкое ощущение, что это не просто ограбление. Это еще и предупреждение,— задумчи-во сказала Нэнси.
Бесс и Джорджи изумленно уставились на нее.
— С чего бы это Роллинзам делать тебе какие-то предупреждения? — недоуменно спросила Бесс.— Они же не знают, что ты напала на их след и что мы нашли один из их тайников!
— Наверняка знают,— ответила Нэнси.— Как-то ведь они догадались, что я выслеживаю их. Может, видели нас около хижины. Или еще что-нибудь в этом роде. Как бы то ни было, я совершенно уверена, что этим ограблением они решили меня припугнуть. Иначе зачем было громить мою комнату? И вообще почему их выбор пал на такой отдаленный район? Им ведь через весь город надо было ехать! Нет, они определенно хотели нагнать на меня страху.
Джорджи даже присвистнула.
— Нэнси, страшновато все это...
— Страшновато,— согласилась Нэнси.— Только, умоляю, без паники! Мы с вами и не в такие пере-делки попадали. И я намерена положить конец этим бесчинствам.
— Я согласна во всем помогать тебе,— сказала Джорджи.— Давай найдем этих мерзавцев, Нэнси!
— Вот я им скажу пару ласковых! Будут знать, как пакостить в наших домах! — поддержала подруг Бесс и поспешно добавила: — После того как их схватят, конечно.
— Что же мы предпримем теперь? — наморщила лоб Джорджи.
Нэнси посмотрела сначала на нее, потом на Бесс.
— Я держу в голове, что просила вас помочь мне отыскать потайную комнату в подвале Джоанны, чтобы охотнички за золотом не добрались до него раньше нас. Но есть дело поважнее. У нас неплохой шанс найти то, что украли у моего отца и у меня. Причем нельзя терять ни минуты.
— То есть нам немедленно надо куда-то бежать? — спросила Бесс,
— Мы поедем в ту хижину, где я нашла твою сережку. Если нам повезет, мы еще успеем застать ве-щички, принадлежащие семейству Дру...
— Нет, нет,— застонала Бесс.— Только не туда! Нарвемся ведь на Роллинзов!
— Ох, помнится, кто-то собирался сказать им пару ласковых! — съязвила Джорджи.
— Ну ладно, ладно,— вздохнула Бесс.— Так и быть, едем!
По дороге в лес они завернули сначала к особняку Мортмейна за машиной Нэнси, потом к дому Бесс, чтобы оставить там ее машину, и только потом покатили по немощеной дороге в сторону леса.
Наконец Нэнси затормозила, девчонки вылезли из машины.
— Давайте скорей! — торопила Джорджи.— Не терпится все-таки узнать, права Нэнси или нет.
Она первой помчалась к лачуге. Нэнси и Бесс едва поспевали за ней.
— Так, теперь влезаем! — сказала Нэнси, когда они подошли к хижине, и указала на заветную доску.
Отодвинув ее, все трое осторожно пролезли внутрь. Нэнси подошла к стене с нарисованным ярко-красным корягой-деревом, встала на колени и открыла люк.
— Ну и ну,— присвистнула Джорджи, глянув вниз.— И темнотища же там!
— Дело поправимое,— сказала Нэнси и, достав из сумочки свой карманный фонарик, осветила тай-ник. Лучик зря скользил и скользил по земляному полу — тут было совершенно пусто!
— Мамочки! — сокрушалась Бесс.— Неужели опять мы остались с носом?
— Погоди,— возразила Нэнси,— мы и в прошлый раз подумали, что там ничего нет, а потом я нашла в грязи твою серьгу.
Она передала фонарик Джорджи и, откинув со лба локон, нырнула в темноту.
Оставшиеся наверху подружки, щурясь, пытались разглядеть, что она там делает.
— Дайте мне фонарик,— донеслось снизу, а потом из люка показалась протянутая рука Нэнси.
Джорджи вложила в нее фонарик.
Нэнси начала водить лучом по пустому тайнику. Ей так не хотелось уходить не солоно хлебавши! Может, воришки оставили ну хоть какую-нибудь улику? Она шажок за шажком осмотрела пол и, пройдя все до сантиметра, уперлась рукой в земляную стенку.
— Нашла что-нибудь? — спросила сверху Джорджи.
— Пока нет,— ответила Нэнси как можно бодрее, чувствуя, как и в прошлый раз, что надежда поки-дает ее. Но в прошлый раз хоть сережка нашлась!
Нэнси провела рукой по влажной стене. Земляная поверхность вдруг кончилась, и она ощутила под пальцами чуть более теплое на ощупь дерево. Посветила фонариком — это действительно была дере-вянная панель, а на ней — едва различимый в полутьме рисунок — небрежно нарисованное деревце-коряга!
Нэнси это просто воодушевило. Если рисунок наверху, в хижине, указывал на люк, может, здесь тоже есть дверь? Она поводила фонарем вокруг панели и заметила лунку от сучка — такую же, как и навер-ху. Продев в нее палец, с усилием потянула на себя. Потайная дверца распахнулась: перед Нэнси зиял темный узкий коридор!
— Бесс, Джорджи! Спускайтесь сюда! — крикнула Нэнси.— Вот это находка!
Обе ее подружки мигом оказались рядом.
— Вот это да-а! — раскрыла рот Джорджи, увидев коридор.— Надо выяснить, куда он ведет.
— Я так надеялась, что ты это скажешь! — улыбнулась Нэнси.
— А я так надеялась, что ты промолчишь,— забурчала Бесс.— Если я умру от страха, не забудьте отправить мой хладный труп родителям,— уже шутя добавила она, и все трое медленно двинулись вниз по темному туннелю.
Он был таким узким, что девочкам пришлось идти гуськом. Возглавляла экспедицию Нэнси — она светила фонариком под ноги.
— Нельзя отрываться друг от друга,— тихо приказала она.— Воришки могут оказаться где-нибудь рядом.
— Только этого еще не хватало,— едва слышно проворчала Бесс.
Примерно с четверть мили они шли без всяких приключений. Потом почувствовали, что коридор стал подниматься вверх, и скоро луч фонарика выхватил впереди, в конце туннеля, белый прямоугольник. Подойдя поближе, они уткнулись в дверь.
— У меня почему-то такое предчувствие, что там нас ждет что-то ужасное,— вздрогнув, прошептала Бесс.
Девочки на цыпочках подошли к двери — она представляла собой плиту из цельного камня без вся-ких ручек. Нэнси сразу поняла, что открыть ее будет не так-то просто. Плита была невероятно тяжелой, и толкать ее даже втроем не имело смысла.
— Но ведь как-то же она открывается? — в отчаянии сказала Джорджи.
— Я уверена, мы что-нибудь да придумаем,— успокоила ее Нэнси.— Дверь старинная, а в старину особенно сложных механизмов не использовали,— рассуждала она.— Сейчас сообразим.
— Но в камне ты вряд ли найдешь дырку от сучка,— поддела ее Бесс.
— Нет, конечно. Но я много читала о потайных комнатах. Раньше, когда люди их строили, дверь к стене они прилаживали так, чтобы ее не было видно. Надо было просто знать, куда нажать, и тогда дверь распахивалась сама.
— Ну, и куда же здесь жать? — спросила Джорджи.
— Найдем путем проб и ошибок,— ответила Нэнси и легонько постучала по верхней части
двери.
Камень остался глух. Она нажала рукой пониже — результат был тот же. Так, дюйм за дюймом, доб-ралась она до самого низа, у нее даже рука заныла. Наконец она нажала на каменную дверь в самом низу — раздался скрежет, и дверь медленно приоткрылась.
— Ты гляди-ка!
— Молодец, Нэнси! — улыбнулась ей Бесс.
Девочки боязливо заглянули в просторный зал, вверху донизу отделанный мрамором. Посередине покоился мраморный прямоугольник около шести футов длиной, белые мраморные стены были окра-шены причудливыми резными каменными фигурами.
— Этот   мрамор...— задумчиво    пробормотала Нэнси.— Я уверена, точно такой же мрамор я уже где-то видела.
— Интересно,   где? — удивилась Джорджи,— мраморные залы попадаются не каждый день. Любо-пытство взяло верх, и Нэнси прошмыгнула в зал, а вслед за ней — Джорджи и Бесс.
И вдруг Нэнси осенило: из такого мрамора построен фамильный склеп Мортмейнов, возведенный в Долине теней, в центре кладбища, сто лет назад. У Нэнси сердце ушло в пятки. Неужели они попали в старинный склеп? Значит, белый камен-1ый прямоугольник — не что иное, как саркофаг!.. Перед ее мысленным взором проносились скелеты призраки.
— Я   могла бы и промолчать,— повернулась она к подругам,— но это было бы нечестно... Мы в склепе!
— Что?! — завопила Бесс.
Она метнулась обратно к двери. В эту секунду тишине вновь раздался скрежет, и тяжеленная дверь, стряхнув с себя вековую пыль, захлопнулась.
— Это что еще такое! — возмутилась Нэнси. Бросившись к каменной плите, она забарабанила по ней кулаками, потом навалилась на нее, потом изо всех сил стала нажимать там и сям, надеясь, что дверь раскроется в сторону туннеля.
Увы, все было безрезультатно: дверь не поддавалась. Путь был отрезан.
Они  были заперты в  склепе,  как в ловушке!
КРИСТИН ЛЬЕТ СЛЕЗЫ
— Что же нам теперь делать? — заскулила Джорджи.— Ведь никому даже в голову не придет искать нас здесь!
Бесс перевела взгляд на белый, как саван, саркофаг и вздрогнула.
— Я хочу выйти отсюда! — прерывающимся голосом сказала она.
Нэнси обняла ее за плечи.
— Не бойся, обещаю тебе, что мы отсюда обязательно выберемся. Только это дело времени.
Нэнси понимала, что и Джорджи и Бесс очень напуганы, да и самой ей было не по себе. В склепе они чувствовали себя похороненными заживо. Но Нэнси упорно отгоняла от себя мысли о том, что будет, если они не сумеют найти выхода отсюда. Она заставила себя успокоиться, сделав несколько глубоких вдохов.
— Главное — не поддаваться панике,—сказала она.— Здесь наверняка есть другой выход.
Она начала озираться вокруг. В тусклом свете ей показалось, что мраморные химеры глядят на нее со стен, зловеще усмехаясь. Притаившийся каменный дракон, казалось, так и ждал момента, чтобы броситься на девчонок. Странная каменная птица злобно уставилась на Нэнси с другой стены.
— Мы погибли! — запричитала Бесс.— Мы никогда не сможем открыть эту дурацкую дверь, а боль-ше тут нигде ни щелочки!
Нэнси сама чуть не запаниковала. Если бы хоть Бесс не нагнетала обстановку!
— Выход может быть не только в стенах,— сказала Нэнси как можно спокойнее.
Взгляд ее блуждал по потолку: оттуда, сверху, ей ухмылялся череп, составленный из разноцветных кусочков стекла. Нэнси присмотрелась внимательнее...
— Я знаю, как нам выбраться отсюда! — воскликнула она.
Джорджи и Бесс, задрав головы, уставились на череп в потолке.
— Да это же витраж! — взволнованно вскричала Джорджи.— Вон дневной свет просачивается!
— Ну вот видишь,— кивнула ей Нэнси, будто все подстроила заранее.
— Слава тебе, Господи,— с облегчением вздохнула Бесс.— Мне кажется, я тут просто задыхаюсь!
Оконце-витраж было изрядно залеплено грязью. Но Нэнси разглядела в его углу щеколду.
— Ага,— сказала она,— замок совсем ржавый, сейчас мы его сковырнем.
— До него еще надо как-то добраться,— в раздумье проговорила Бесс.
Нэнси молча указала на саркофаг, который стоял прямо под оконцем.
— Это неизбежно? — чуть не поперхнулась Бесс.
— Старайся не думать, что там внутри,— посоветовала ей Джорджи.— Думай лучше о том, что на-верху: теплое солнышко и свежий воздух.
— Ладно, первой я полезу,— вызвалась Нэнси. Она взобралась на высокий саркофаг, и лицо ее ока-залось у самой щеколды. Замок поддался без труда.
— Ну вот! Даже не надо ничего ломать! — обрадовалась Бесс.
— Это, конечно, хорошо,— ответила Нэнси,— но раз ход так доступен, кроме нас, тут наверняка по-бывал кто-нибудь еще.
— Может,   воры? — предположила   Джорджи.
— Давайте-ка скорее выберемся отсюда, а потом обсудим,— торопила подруг Бесс.
Нэнси подтянулась, вылезла через окошко и благодарно вздохнула при свете дня.
Минуту спустя в окне показалось счастливое личико Бесс, и, наконец, последней появилась Джорд-жи.
— Ура! — воскликнула Нэнси, оглядывая кладбище с вершины семейного склепа Мортмейнов.— Как же хорошо на воле!
Она спрыгнула на землю и, ведя подруг за собой, побежала вниз по холму к выходу. Лучи теплого солнышка и легкий ветерок ласкали ее.
Вдруг она остановилась как вкопанная — впереди, за воротами кладбища, стоял светло-голубой фургон, из которого вылезли три человека. Это были Этан Дэвидсон, Холли Харрис и Кристин! По их лицам можно было понять, что они не рады встрече с Нэнси. Вообще вид у них был довольно грозный. Нэнси закусила губу, предчувствуя большие неприятности.
— Значит, ты не желаешь слушать, что тебе говорят? — подошел к ней Этан.
— Она намеков не понимает,— добавила Кристин, но в ее голосе Нэнси уловила какую-то неуверен-ность.
— Думаешь, мы не знаем, что ты вчера шлялась по особняку Мортмейна? — прикрикнула Холли.— Все вынюхиваешь?
Нэнси вдруг поняла, что ее терпение иссякло. Да что они себе позволяют?! Она вспомнила, как они собирались подстеречь ее у дома Мортмейна возле машины. Отвратительные задиры!
Она постаралась принять не менее свирепый вид.
— Да, я там была, и я слышала каждое ваше слово, в том числе и ваши жалкие угрозы.
— И я не шутил,— злобно произнес Этан и занес кулак.
— Н-не надо, Этан, перестань! — вдруг осадила его Кристин.
— А  ты  вообще  заткнись! — прикрикнула  на нее Холли.
В этот момент Нэнси заметила Бесс и Джорджи — они подошли к Этану и стояли всего в нескольких футах от него.
— Только попробуй ударь меня,— холодно произнесла Нэнси.— Позади тебя — два свидетеля, они пойдут в полицию и — конец твоей веселой жизни, моя птичка!
Обернувшись, Этан действительно увидел Бесс и Джорджи и нехотя опустил руку.
— Слушай, Дру,— сказал он, пытаясь придать своему голосу угрожающие нотки, но вышло это не очень-то убедительно,— мы не будем тратить на тебя время и силы, но предупреждаю: держись от нас подальше, иначе в следующий раз разговорами дело не кончится.
Резко повернувшись, он пошел вниз по холму, а за ним потащились обе его подружки.
Джорджи только рассмеялась им вслед.
— Вот так-то! Оказывается, этих забияк вовсе не сложно испугать!
— Только они не просто забияки,— ответила ей Нэнси, все еще кипя от возмущения.— Они же эгои-стичные, злые, жадные люди!
— Не бойся, мы ни за что не дадим тебя в обиду Этану и его шайке,— улыбнулась Джорджи.
— Я вот о чем все думаЮу—сказала вдруг Бесс.— Как у них могла оказаться вторая часть карты?
— Представления не имею,— покачала головой Нэнси.— У меня доказательств-то никаких нет, что она у них, но, судя по всему, это так. Иначе что же могло привести их на кладбище и в особняк Мор-тмейна?
— Может, пора найти доказательство?
— Ты права,— согласилась Нэнси.— Надо связать два звена: шайку Этана и шкаф, проданный Джо-анной в антикварный магазин. Если мы сходим в «Любопытную кошку» и еще раз побеседуем с Кате-риной Хансен, может, что-нибудь выясним. Она по очереди обняла Джорджи и Бесс.
— Спасибо за вашу поддержку. Если не считать некоторых издержек — сидения в склепе и стычки с Этаном,— мы все-таки продвинулись на шаг вперед.
— В каком смысле? — полюбопытствовала Джорджи.
— Ну как же,— начала Нэнси.— Стало совершенно очевидным, что Роллинзы бесследно ускользают от полиции благодаря хижине и склепу, где они припрятывают награбленное, а потом, когда на горизон-те чисто, перевозят его в другое место. Пока никому не посчастливилось напасть на их след. Мы ис-правим положение вещей!
— Но где же пропавшее золото? — робко спросила Бесс.
Нэнси вздохнула.
— Я совершенно уверена, что Этан, Холли и Кристин тоже заняты его поисками, но пока не пред-ставляю, как это доказать.
У нее не было улик, да их и неоткуда было взять.
Уже во второй раз за последние три дня Нэнси пробиралась по лабиринту антикварной мебели к кассе, за которой стояла Катерина Хансен. Эту часть расследования Нэнси взяла лично на себя. Тем более что Джорджи подрабатывала сегодня инструктором в бассейне, а Бесс повела Джоша к зубному врачу, потому что у Джоанны на носу были экзамены.
Миссис Хансен подняла голову и, завидев Нэнси, улыбнулась.
— Добрый   день,— сказала    она   радостно. — Значит, вы все-таки решили купить этот старинный шкаф?
— Нет,— покачала головой Нэнси.— Я пришла из-за шкафа, но вовсе не потому, что хочу его купить.
На лице миссис Хансен промелькнуло недоумение, однако оно тут же вновь сменилось улыбкой.
— Буду рада помочь вам, чем смогу.
Вдруг из дома донесся громкий девичий голос.
— Мам! — прозвенело в тишине.— Можно мне на пару часов взять твою машину?
В этом вопросе не было абсолютно ничего странного, но Нэнси как током пронзило. Она уже слыша-ла этот голос раньше: первый раз — вчера в особняке Мортмейна, второй — сегодня на кладбище. У Нэнси так и звучали в ушах слова «она намеков не понимает».
Так вот в чем дело! Так вот где недостающее звено между этой злобствующей троицей и пропавшей половинкой карты! Кристин, наверное, любопытства ради обшарила пустой гардероб Джоанны, как только его привезли в магазин, нашла карту и показала ее Этану и Холли. Это Кристин написала запис-ку с угрозой и вставила ее за «дворник» на переднем стекле машины! Это она, а не ее мать, видела, как Нэнси роется в шкафу, и испугалась. Имя же Нэнси она вычитала в книге для гостей, после чего и написала ту записку, надеясь навести страху на Нэнси и отбить у нее охоту заниматься поисками.
— Ну мама! — снова раздался голос Кристин. Миссис Хансен устало покачала головой.
— Сколько раз я просила дочку не кричать так громко, но все без толку,— вздохнула она.
— Можно мне кое-что у вас спросить? — осторожно начала Нэнси.
— Конечно! Слушаю вас.
— Ваша дочь иногда помогает вам по работе?
— Еще бы! — закивала миссис Хансен.— Я научила ее всему, что знаю сама, и теперь она разбира-ется в антиквариате лучше меня. Вот, например, она сама готовила к продаже шкаф, который вас инте-ресует.
— Ну мама же! — в третий раз крикнула Кристин.
— Одну минуточку, я сейчас вернусь,— извинилась миссис Хансен и поспешно вышла из магазина.
Облокотившись на прилавок, Нэнси выстраивала новые факты в единую цепь. Как теперь быть? Напрямик заявить Кристин, что ей все известно? Или лучше не нарываться на очередные неприятно-сти?
Нэнси услышала позади себя шаги — кто-то вошел в магазин. Она обернулась — злобно уставив-шись на нее, на пороге стояла Кристин. Несмотря на жару, она была одета в черную кожаную куртку. Трудно было представить себе, что вот эта дрянная девчонка могла часами трудиться с матерью в ма-газине, ремонтируя и полируя антикварную мебель.
— Ты что тут потеряла?—громко спросила Кристин. Она пыталась говорить решительно и жестко, но голос у нее слегка дрожал.
И вдруг Нэнси осенило: Кристин ее ужасно боится!
— Кристин, мне известно, что карта у вас,— спокойно произнесла Нэнси.— Я все знаю: и про под-земный ход, и про склеп, и про то, что именно ты написала мне ту записку с угрозой.
Кристин отпрянула, будто ее ударили.
— Они... это они меня заставляли! — прошептала она.— Я не хотела впутываться в эту историю, но они пригрозили, что расскажут маме, как меня поймали на воровстве в магазине, а я так не хотела ее расстраивать!
Нэнси вспомнила, как Кристин пыталась утихомирить Этана на кладбище. Но такого поворота она вовсе не ожидала. Перед ней стоял просто испуганный ребенок, а все деланное ухарство поде-валось неизвестно куда.
Но Нэнси не совсем понимала, что к чему: Кристин оправдывалась так, словно они совершили какой-то проступок, но ведь не было ничего противозаконного в том, что они пытались найти спрятанное зо-лото. Ну, нашли бы они его. И тогда самое худшее, что им могло грозить,— возвращение клада его за-конному владельцу. Неужели она боится, что на нее пожалуются в полицию?
— Лучше расскажи, что ты так переживаешь?— спокойно спросила ее Нэнси.
Кристин скорчила кислую гримаску, и Нэнси даже показалось, что она вот-вот расплачется, но не-ожиданно страх сменился злобой, глаза засверкали.
— Все считают, что ты — сама справедливость,— выпалила она.— Но я-то знаю, ты такая же жад-ная, как Этан и Холли!
Нэнси недоуменно уставилась на Кристин.

0

3

— Если бы ты действительно была жутко честная,— продолжала Кристин пронзительным голосом,— ты бы уже давно пошла в полицию. Но ты этого не сделала? Хочешь получить свою долю, да?
Нэнси отрицательно качала головой. Она даже не понимала, о чем говорит Кристин.
— Может, ты мне все-таки что-нибудь объяснишь?
Кристин не сводила с Нэнси свирепого взгляда.
— Нечего корчить из себя святую невинность,— прошипела она сквозь зубы, но в глазах ее стояли слезы.
— Я ничего не корчу... Кристин резко оборвала ее.
— Если деньги помогут заткнуть тебе рот, считай, что ты их получишь,— прошептала она сквозь
слезы.— Я  готова  сделать  что  угодно,  лишь  бы только никто ни о чем не узнал. Что   угодно!
ЕЩЕ ОДИН ПОТАЙНОЙ ХОД
Нэнси удивленно смотрела прямо в полные страха глаза Кристин, не веря услышанному. Ведь Кристин пытается подкупить ее! Это казалось Нэнси настолько нелепым, что она чуть было не расхохоталась. К тому же Нэнси никак не могла сообразить, чего именно так панически боится Кристин. Может быть, злополучная троица замешана в чем-то более серьезном, чем поиски запрятанного сокровища? Надо завоевать доверие Кристин и узнать, что приводит ее в такое отчаяние.
— Послушай, — спокойно начала Нэнси. — Почему бы нам не сесть и не поговорить обо всем спокойно, от и до?
В   глазах   Кристин   промелькнуло   злорадство:
— Ага, значит, я была права?! Денежки — вот что тебе надо! — торжествующе произнесла она.
— Напрасно ты так думаешь, — покачала головой Нэнси. — Мне действительно больно видеть, до какой степени Этан и Холли шантажируют тебя из-за твоего проступка.
Кристин смотрела на нее прищурившись.
— Я обещаю тебе, — продолжала Нэнси, — что тайна останется между нами, то есть в том, что касается тебя.
Она тут же поняла, что сказанула лишнее.
— Я так и знала! — взорвалась Кристин. — Ты выпытываешь сведения, чтобы потом выложить все полицейским ищейкам! — Она нахмурилась. — Холли была права: ты любимица учителей, потому что  выслуживаешься  перед  ними! Доносишь!
Кристин стремительно выбежала из магазина.
— Кристин! — крикнула вслед Нэнси, но было поздно: шанс оказался упущенным.
Вздохнув, Нэнси стала пробираться сквозь антикварный лабиринт к выходу. Она брела по газону к своей машине, невероятно раздосадованная тем, что не сумела выудить у Кристин побольше сведений. Надо было все обсудить с подружками. И Нэнси решила, что, если поспешить к Джоанне, можно успеть перехватить Бесс, прежде чем та отправится с Джошем к зубному. Кроме того, пора было разыскать в подвале Джоанны потайную комнату, ведь события этого дня отодвинули поиски пропавшего золота, а Джоанна всерьез рассчитывала на Нэнси.
Подъезжая к дому Джоанны, она увидела, как Бесс и Джош спускаются по ступенькам террасы.
Бесс вела малыша за руку,  а он,  глядя на нее, снизу вверх, улыбался во весь рот. Заметив машину Нэнси, Бесс поспешила навстречу.
Выскочив из автомобиля, Нэнси громко хлопнула дверцей.
— Мне   необходимо   с   тобой   кое-что   обсудить, — сказала  она. — Может,  ты поможешь мне 'разобраться.
— Это я-то? — засмеялась Бесс. — Как сыщик я тебе в подметки не гожусь. Но если ты считаешь, что я чем-то могу помочь, то давай! Правда, мы с Джошем до зубного врача собирались сходить на детскую площадку... — Она улыбнулась малышу. — Джош, миленький, покатайся перед домом на велосипеде, а?
— Ладно, — согласился Джош и вприпрыжку побежал за велосипедом.
Нэнси и Бесс поднялись на террасу и уселись на верхнюю ступеньку. Некоторое время обе молча наблюдали, как Джош возится со своим велосипедом.
— Славный малыш,— заметила Нэнси.
— Из всех ребят, за которыми я присматривала, он мой самый любимый,— кивнула Бесс.— Даже несмотря на то, что заставляет меня по сто раз читать ему комиксы про человека-робота... Ну, так что же произошло? У тебя такой расстроенный вид! Прямо как в тот день, когда вас обворовали Роллинзы.
— Вообще-то,— вздохнула Нэнси,— в данный момент меня интересует вовсе не золото Джоанны,..
И она быстро пересказала свой недавний разговор с Кристин Хансен.
— Довольно странная история,— заметила Бесс, выслушав Нэнси.
— Так вот, во-первых, теперь я уверена, что вторая половина карты действительно у них,— сказала Нэнси.— Потому что когда я упомянула о ней, Кристин даже не удивилась. И более того, вела себя так, будто я, разумеется, знала о карте.
Бесс перевела взгляд с Джоша на Нэнси.
— Значит, они таки ищут это золото...
— А поскольку на нашей части карты не указано его местонахождение, логично предположить, что оно на половинке у Кристин.
— Теперь я понимаю, почему ты так расстроена,— закивала Бесс.— Если Этан, Холли и Кристин узнали, где спрятано золото, они, вероятно, уже нашли его.
— Если нашли — почему они продолжают сшиваться на кладбище и в особняке Мортмейна? И еще: откуда они узнали, что особняк Мортмейна нанесен на карту, если он отмечен на нашей половинке?
— Значит, еще не нашли!—возбужденно воскликнула Бесс.
— Наверное, нет. Но я уверена, они пойдут до конца, а я понятия не имею, насколько они близки к разгадке тайны. Но одно я знаю точно: я найду золото первой! — И она быстро встала.
— Ты куда? — удивилась Бесс.
— В подвал. Ты забыла, что мы еще не лись до потайной комнаты и не обыскали ее.
— Одна-то справишься? — Бесс посмотрела на часы.— Мне ведь уже пора с Джошем к зубному.
Джош тем временем, бросив велосипед, гонял по двору футбольный мяч.
— Думаю, что справлюсь,— ответила Нэнси.— В крайнем случае Джоанна на пару часов сделает перерыв в своих занятиях и поможет мне.
— Эй, Джош, нам пора идти! — окликнула Бесс своего питомца.— А на детскую площадку мы зайдем с тобой на обратном пути, ладно?
— Ага! — закричал   Джош,   подбегая   к   Бесс.
Помахав Нэнси, они поспешили к врачу.
Нэнси постучала дверным молотком-петушком. В доме послышались шаги, дверь отворилась, и на пороге появилась Джоанна.
— Заходи, Нэнси,— приветливо улыбнулась она и широко распахнула дверь.— Я как раз собралась немного передохнуть.
— Можешь спуститься со мной в подвал? Надо найти потайную комнату!
— На что, на что, а на это у меня время найдется. Ты считаешь, что золото спрятано там?
— Очень вероятно,— осторожно ответила Нэнси.
— Чего же мы тогда ждем? Пойдем да проверим!
Нэнси с Джоанной спустились вниз. Дойдя до нижней ступеньки, Джоанна крепко сжала руку Нэнси.
— Неужели мы наконец выясним, существует ли наследство Лоры Этвуд?!
— Пойдем,— поторопила ее Нэнси.— У нас впереди гора дел.
Она подошла к чугунной печке.
— Ты считаешь, комната за ней? — спросила Джоанна
— Да,— кивнула Нэнси.— Именно оттуда доносился шум и скрежет, когда мы с Бесс были здесь вчера вечером.
С двух сторон они ухватились за печку и, толкая и дергая ее, пытались сдвинуть с места, но она никак не поддавалась.
— Ну нет, мы так просто не сдадимся! — процедила сквозь зубы Джоанна.— Попробуем еще разок!
Наконец печка чуть-чуть сдвинулась с места; воодушевленные, Нэнси с Джоанной налегли изо всех сил и скоро оттащили ее от стены.
Нэнси заморгала от удивления: на стене перед ней открылся все тот же рисунок — грубо намалеванное дерево-коряга, но не ярко-красное, а какое-то выцветшее.
Нэнси стояла точно загипнотизированная: такое же дерево красовалось на стене хижины, а это могло означать, что хижина и комната в подвале Джоанны соединялись между собой.
Встав на колени, Нэнси пошарила рукой по цементной стене. Сначала она нащупала трещину, а потом и очертания двери. Глубоко вдохнув, всем телом налегла на стену —часть ее вдруг продвинулась вглубь. Открылся уходящий куда-то далеко земляной коридор — точно такой же, как между хижиной и склепом Мортмейнов.
— Нэнси, ты умница! — обрадовалась Джоанна—Золото наверняка где-то здесь! Сейчас я принесу фонарик.—Она повернулась и пошла к лестнице.
Но Нэнси, несмотря на похвалу, испытывала нечто вроде конфуза. Теперь кусочки мозаики, которую она никак не могла собрать, сами начали складываться в единое целое. Как же она заблуждалась все это время! Ведь оба загадочных, таких таинственных дела были, оказывается, одним и тем же!
Нэнси вспомнила, что дерево на стене хижины было ярко-красным, на вид и на ощупь рисунок казался новехоньким. Здесь же коряга была серая, выцветшая.
Теперь Нэнси была абсолютно уверена, что Роллинзы не имели никакого отношения к череде недавних грабежей и все это время и полиция, и сама Нэнси подозревали вовсе не тех, кого надо!
Нэнси вспомнила, какой разгром устроили в ее комнате. Теперь она знала: грабителями были Этан Дэвидсон, Холли Харрис и Кристин Хансен,
Это они всего за каких-то три недели обворовали чуть ли не дюжину домов.
Но о золоте они, наверное, ничего не знали.
Они лишь воспользовались своей половинкой карты, чтобы определить подземные ходы и потайные помещения. Дерево в хижине раскрасили они сами, пометив таким образом люк. Вероятно, они как-то пометили и другие тайники и пользовались ими, когда нужно было припрятать награбленное. Это был гениальный план, при помощи которого они сумели обвести вокруг пальца всю полицию!
Потому-то Кристин была так напугана. Ее ничуть не волновало какое-то там золото; она боялась, что Нэнси прознала, чем занимается их троица.
Значит, все их угрозы — не просто слова, а сам Этан и его девицы — не просто задиры. Они готовы пойти на отчаянное преступление.
«Они жаждут крови! — поняла вдруг Нэнси.— И жертвой должна стать я!»
НЭНСИ УСТРАИВАЕТ ЗАСАДУ
Нэнси не стала мучительно фантазировать, какая опасность ее может подстерегать. Теперь нужно было срочно найти доказательства того, что Этан, Холли и Кристин были грабителями. Для этого следовало поймать их с поличным — на месте преступления в чужом доме или с добычей в руках.
Она задумчиво потеребила свои изумрудные сережки. Придется воспользоваться ими как приманкой. Главное, чтобы на месте преступления вовремя оказалась полиция. И организовать это нетрудно, у нее в голове уже созрел план.
Тут в подвал вернулась Джоанна.
— Ну что, пошли искать золото?
В руке она держала длинный фонарик.
— Послушай, Джоанна,— обратилась к ней Нэнси,— я знаю, тебе не терпится обыскать этот подземный ход, мне тоже. Но сейчас мне пришло в голову, как можно поймать преступников...
— Ничего, золото подождет,— улыбнулась ей Джоанна.— Если надо, я помогу поймать негодяев, которые ограбили тебя и Бесс.
— Отлично. Тогда мне нужно кое-куда позвонить. Единственное, о чем я хочу попросить тебя,— это уйти сегодня с Джошем куда-нибудь на ночь, так будет спокойнее.
— Ты хочешь сказать, что я не увижу самого интересного? — пошутила Джоанна.
— Не волнуйся, увидишь, когда я найду твое золото,— успокоила ее Нэнси и помчалась через две ступеньки вверх по лестнице.
Влетев в гостиную, она схватила телефонную трубку и быстро набрала номер полицейского участка.
— Говорит Нэнси Дру. Мне нужно срочно связаться с главным инспектором Макгиннисом. Соедините, пожалуйста!
— Здравствуйте, мисс Дру,— ответила телефонистка.— Одну минуточку, соединяю.
В трубке послышался грубоватый голос инспектора.
— Привет частным сыщикам! У тебя ко мне какое-то дело? Неужели напала на след?
— Зря, что ли, звоню? — хмыкнула Нэнси.— Хотите поймать грабителей?
Инспектор весело рассмеялся.
— Ты шутишь! Конечно, мне не терпится схватить Роллинзов, они меня уже достали!
Нэнси задумалась: сообщать ему, что грабители вовсе не Роллинзы? Да он ей просто не поверит! Инспектор любил Нэнси, относился к ней с уважением, но она знала, что он считал ее любителем, а не профессионалом. А потому, если выложить ему все до конца, он сочтет, что ее версия несерьезна и не даст ей полицейских.
Нэнси мгновенно приняла решение не посвящать инспектора в подробности. Еще немного — и он сам узнает, кто истинные преступники.
— Значит, так,— начала она.— Завтра вечером нам понадобятся двое полицейских — дежурить около хижины в лесу. Я покажу, где это, я там нашла одну из похищенных сережек Бесс Марвин. Еще нескольких полицейских нужно отправить на кладбище, к склепу Мортмейнов,— продолжила она.— Либо там, либо там воры будут прятать свою добычу.
— А откуда тебе известно, что завтра произойдет ограбление? — удивился инспектор.
— А вот это уж моя забота!
— Гм...— промычал инспектор.— И что же, ты сама собираешься быть либо в лесу, либо на кладбище?
Прежде чем Нэнси успела ответить, он предупредил:
— Это слишком опасно, Нэнси! Эти люди так просто в тюрьму вернуться не захотят.
Нэнси закатила глаза — она так и знала, что он будет ее отговаривать!
— Мое присутствие абсолютно необходимо! Лучше скажите, скольких полицейских вы сможете выделить?
— Троих,— прикинул Макгиннис.
— А надо как минимум по два человека в каждое место. Трое ваших плюс я...— Нэнси затаила дыхание.— Ну пожалуйста, господин инспектор, вы же знаете, если что — я могу за себя постоять!
Инспектор громко вздохнул в трубку.
— Ладно, Нэнси, разрешаю. Да если б и запретил — ты же все равно окажешься в гуще событий.   Но   смотри,   чтобы   все   было   согласовано. Чтобы никакой мне самодеятельности!
— Спасибо,   господин   инспектор   Макгиннис!
Нэнси повесила трубку, и лицо ее расплылось в довольной улыбке. Все, что ей теперь надо сделать, это организовать ограбление.
Она набрала другой номер. Ответил девичий голос
— Привет, Кристин. Говорит Нэнси Дру.
— Чего тебе надо? — Кристин явно нервничала.
— Я принимаю твое предложение,— решительно сообщила Нэнси.
— Мое предложение? — переспросила Кристин.— Ты хочешь сказать, что за свое молчание возьмешь с меня деньги?
— Именно так,— подтвердила Нэнси, надеясь, что голос ее звучит достаточно убедительно.— Только деньги мне не нужны, я люблю украшения и приглядела себе в одном доме изумительные изумрудные сережки. Я там присматриваю за ребенком.
— Я так и знала,— презрительно сказала Кристин.— Чем ты лучше нас? Да ничем! А твоя игра в сыщика — просто показуха.
— Слушай, Кристин,— холодно перебила ее Нэнси,— я хочу быть уверена, что получу эти сережки.
Кристин помолчала.
— Не волнуйся, получишь в ближайшее же время,— сказала она.
Нэнси продиктовала ей адрес, назвала имя Джоанны и сказала, где лежат сережки. На этом разговор и закончился.
Хитро улыбнувшись, Нэнси вынула из ушей изумрудные серьги и положила их в шкатулку, где хранила свои украшения Джоанна. Все было готово к завтрашнему вечеру, осечки быть не должно.
Вечером следующего дня Нэнси вместе с полицейским Маркесом пряталась от проливного дождя под выступом крыши склепа. Они скорчившись сидели на узкой ступеньке у входа.
— Вот не везет! — говорила Нэнси.— Почти целую неделю стояла отличная сухая погода, а теперь, когда нужно сидеть в засаде, разразилась такая буря!
Потом несколько минут Нэнси и Маркес, высокий темноволосый полицейский, просидели молча. Было тихо, если не считать монотонного стука дождя по крыше склепа да раскатов грома где-то вдали. Изредка в небе вспыхивали зигзаги молний.
Нэнси чувствовала себя отвратительно—джинсы промокли насквозь, а влажная нейлоновая курточка липла к телу.
— Ты уверена, что они появятся? — нарушил молчание Маркес, плотнее закутываясь в свой плащ-накидку.— Уже почти одиннадцать. Может, они не клюнули на твою наживку?
Нэнси вытерла струйку воды, медленно стекавшую ей за воротник.
— Не хотелось бы думать, что мы зря мокнем здесь ночью. Но, может быть, подождем еще полчасика?
— Ну давай,— согласился полицейский, хотя Нэнси была совершенно уверена, что он сию секунду вприпрыжку убежал бы с мокрого кладбища.
Они снова помолчали. Где-то поблизости пронзительно вскрикнула птица, вдали громыхнуло.
И вдруг Нэнси услышала, как с холма, с дальнего конца кладбища, донесся сдавленный девичий крик.
— Помогите! — прорезало пелену дождя.— Помогите кто-нибудь!
ПОГРЕБЕННАЯ ЗАЖИВО
Полицейский Маркес тут же вскочил на ноги.
— Это откуда, а? — пробормотал он, обводя глазами кладбище.
— Помогите! — раздалось снова, на этот раз громче.
— Ты оставайся здесь,— сказал Маркес Нэнси.— А я пойду посмотрю, в чем дело.
И он помчался вниз по холму, по которому стекали потоки дождя.
Нэнси тоже встала и проводила Маркеса взглядом. У нее было огромное желание броситься вслед за ним, но Маркес был прав: кому-то же надо оставаться на месте. Что, если вдруг появятся Этан, Холли и Кристин? А свидетеля, не дай Бог, не будет.
Нэнси посмотрела в небо. Кончится когда-нибудь этот дождь или нет? Он уже действовал ей на нервы.
Прошло пять минут, десять. Крики о помощи смолкли, но Маркес не возвращался. Может, эти вопли увели его за пределы кладбища? Нэнси вздохнула. Если Этан и его приятели вдруг явятся сюда, присутствие Маркеса вовсе не помешало бы!
Вдруг чья-то рука зажала Нэнси рот. Другая сдавила ей горло, а кто-то еще стиснул ее в объятьях так, что она рукой не могла пошевельнуть. Нэнси попыталась вырваться, ей удалось освободить одну руку и оторвать от лица ладонь человека, сжимающего ей рот.
— Маркес,— закричала она,— на помощь!!! Но   все   остальные   усилия   Нэнси   оказались безуспешны: кто-то держал ее очень крепко.
— Он уже далеко-далеко,— прошептал ей в ухо знакомый голос Этана Дэвидсона. Этан тихо рассмеялся: — Вряд ли ты еще когда-нибудь увидишь своего полицейского!
Ей заломили руки назад.
— Кристин уведет его куда-нибудь на кудыкину гору, и ноги его не будет на кладбище в ближайшие часы,— услышала Нэнси голос Холли Харрис.
— Так что ори не ори — тебя все равно никто не услышит,— продолжал Этан.— Свяжи-ка ей руки,— приказал он Холли,— да узлы затяни покрепче.
Холли исполнила приказ.
— Неужели ты поверила, что мы попадемся в твою ловушку? — спросила она, затягивая узел.— Нет, дорогая, мы тебе не по зубам, придется тебе с этим смириться.
Нэнси попробовала хоть немного высвободить руку, но даже ослабить узел ей не удалось — Холли свое дело знала. Все, теперь не вырваться. Этан отпустил горло Нэнси, и она подумала, что надо всем весом навалиться на Холли; если сделать это неожиданно и ловко, можно застигнуть ее врасплох и повалить на землю. Этан не сразу сообразит, в чем дело, и Нэнси, может быть, удастся убежать...
Но Этан будто читал ее мысли.
— Предупреждаю, мисс сыщик,— никаких фокусов! Я с тебя глаз не спускаю.— И он помахал перед ее носом чем-то блестящим.
У Нэнси сердце ушло в пятки — это был самый настоящий нож!
— Понятно? — угрожающе произнес он.— Теперь пошли!
«Куда?» — думала Нэнси.
Куда-нибудь в лес? В хижину-то они ее не поведут, в этом она была убеждена. Если они проведали о полицейской засаде, то, вероятно, догадывались, что и там их будут поджидать.
Надо как-то оттянуть время и задержать их до прихода Маркеса! Холли, правда, уверена, что он теперь не скоро вернется; Нэнси же считала, что долго гоняться за Кристин он не станет, зная, что ему нужно быть здесь, с ней.
— А вы — молодцы,— спокойно и уверенно начала она,— Как вы догадались о ловушке?
— Без особого труда,— довольно улыбнулся Этан.— Когда Кристин позвонила и сказала нам, что ты хочешь участвовать в следующем ограблении, Холли вспомнила изумрудные сережки, которые ты никогда не снимаешь. Мы сразу скуме-кали, что ты собираешься нас подставить.
— Надо же!—притворно изумилась Нэнси, восхищенно глядя на Этана и Холли.— Обвели меня, значит, вокруг пальца! — А сама украдкой посмотрела в сторону — не идет ли Маркес? Он уже давно должен был вернуться!
Но Холли внимательно следила за ней.
— Не слушай ее! Эта лиса просто пытается задержать нас до прихода полицейского,— сказала она Этану.
— Как же! Да будет тебе известно, я велел Кристин поводить его за нос как можно дольше. Он будет гоняться за ней по всей округе, и вряд ли сюда вернется — по крайней мере, спасти свою подружку уже не успеет,— гадко рассмеялся Этан.
— Ну, что будем делать с этой красавицей? — спросила Холли.
— Упрячем ее на некоторое время — чтобы не мешалась.
У Нэнси по телу побежали мурашки. Какую ужасную судьбу уготовил ей Этан?
— А сами сделаем небольшую передышку, может, смотаемся куда-нибудь ненадолго отдохнуть. Полиция никогда не докажет, что грабители — мы. Тем более никто не свяжет с нами исчезновение этой особы.
— А Кристин? Ты уверен, что она будет держать язык за зубами?
Нэнси поняла: Холли на нее абсолютно наплевать, ее волновало только одно — смогут ли они выйти сухими из воды.
Этан нахмурился.
— Кристин будет помалкивать как миленькая. Она сама знает, что это лучше для нее же.— Он повернулся к Нэнси.— Хватит языки чесать, пошли!
Этан грубо схватил Нэнси за руку и держал ее теперь железной хваткой.
— Ну-ка, давай, лезь на крышу склепа! — скомандовал он.
Нэнси замешкалась — она мучительно думала: как бы ей убежать?
Но Этан подтолкнул ее.
— Кому говорят! — рявкнул он.— Руки я тебе развяжу, но удрать даже и не пытайся. Мы с Холли ни шагу в сторону не дадим тебе сделать.
Он освободил ее руки от веревок, они втроем взобрались на крышу фамильного склепа Мортмейнов Этан одним щелчком отворил оконце-витраж и подал Холли знак прыгать первой. Следующая шла Нэнси.
«Вот он, нужный момент!» — подумала она.
От Этана ее отделяло каких-нибудь полметра, но, если все правильно рассчитать, может быть, ей удастся овладеть ситуацией.
Нэнси заглянула в зияющее нутро склепа — там было темно, но она все же разглядела силуэт Холли возле саркофага. Точно рассчитав движения, она всей своей тяжестью обрушилась сверху на Холли и сбила ее с ног. Холли громко застонала.
— Этан! — жалобно крикнула она.
Борясь с Холли, Нэнси услышала, как к ним спрыгнул Этан. Она резко развернулась, но было слишком поздно — он схватил ее за руки сзади и снова погрозил ножом.
— Ну, только попробуй еще что-нибудь вытворить! — в ярости прошипел он.
Холли тем временем зажгла фонарь, и по гробнице разлился мерцающий призрачный свет. Вдруг Нэнси с ужасом увидела, что крышка саркофага отодвинута. Неужели они собираются ее туда запрятать?
Этан заметил, что открытый саркофаг напугал Нэнси до смерти.
— Там никогда никто не был похоронен,— сказал он.— Мы обнаружили это, когда заглянули в него после первого ограбления. И стали прятать в нем награбленное. А теперь это будет твоим пристанищем.
Холли вдруг заколебалась.
— Послушай, Этан,— неуверенно начала она, — ты уверен,  что это лучший способ  заставить ее молчать? Может, мы лучше заплатим ей или...
— Заткнись! — злобно перебил ее Этан.— Только так мы будем абсолютно уверены, что она больше не мотается у нас под ногами.
— Черт с тобой, только учти: я была против!
Нэнси пыталась сохранять спокойствие, не переставая думать, как же ей выбраться из этой ужасной ситуации. В конце концов, попадала она в переделки и похуже.
Этан грубо толкнул ее.
— А ну, давай в гроб!
Нэнси задумчиво закусила губу: если не подчиниться— Этан запросто прикончит ее. А если влезть в саркофаг, в конце концов как-нибудь можно будет выбраться из него, когда Холли и Этан уйдут.
Большим усилием воли она заставила себя повиноваться, медленно влезла в саркофаг и покорно улеглась. Над ней склонился Этан с гнусной, жестокой усмешкой на лице. Холли стояла рядом, но выглядела она довольно растерянной.
Тяжелая крышка над Нэнси медленно задвинулась и с глухим стуком опустилась на место. Нэнси очутилась в полной темноте.
ЗОЛОТО НАЙДЕНО!
Лежа в темноте, Нэнси вдруг услышала стук собственного сердца: еще бы — тишина тут стояла поистине гробовая.
Она выждала некоторое время, а потом, решив, что Этан и Холли уже ушли из склепа, насколько могла, вытянула руки и изо всех сил уперлась в крышку саркофага. Но та не сдвинулась с места. Нэнси попробовала приподнять ее ногами — бесполезно!
Положение было не самое выгодное; мало места для упора. Если бы саркофаг был глубже, можно было бы встать на колени и приподнять крышку спиной. Но она не могла даже перевернуться на живот.
Тем не менее Нэнси не сдавалась. Промучившись с полчаса, решила немного передохнуть. Надежда выбраться наружу не покидала ее, она была полна решимости продолжать борьбу.
Нэнси расслабила мышцы и сосредоточилась. Лежа совершенно неподвижно, она старалась дышать экономно: нужно было беречь кислород, ведь доступа воздуха извне не было.
Пока Нэнси отдыхала, в голове ее зрели новые и новые вопросы. Зачем Мортмейнам понадобилось строить целый мавзолей, если в саркофаге так никого и не захоронили? К чему вести от него два подземных хода — один к дому Джоанны, а другой — к хижине в лесу? Все это казалось ей чрезвычайно странным.
Но, с другой стороны, размышляла Нэнси, если саркофаг установлен не для погребения, то, значит, с какой-то иной целью. Может, это тайник? Но что могли Мортмейны прятать в таком месте?
Если это предположение верно, значит, где-то может быть и лазейка из него. Ведет же, например, каменная дверь из склепа в подземный ход!
Нэнси провела рукой по стенкам саркофага, нажимая пальцами и ища «чувствительный» участок. Но никакого тайного механизма не обнаружила. Гроб был из сплошного камня — ни выемки, ни щелочки. Ни по бокам, ни в изголовье, ни в ногах.
И все же Нэнси не падала духом. С огромным трудом она перевернулась на живот и стала ощупью исследовать днище саркофага.
Неожиданно днище поддалось, пошло вниз, а вместе с ним опустилась и Нэнси. Она ползала вдоль стенок углубившегося саркофага и в темноте все время натыкалась на какой-то предмет вроде коробки. Но никакого выхода не было. Стены были глухи и непроницаемы. Как была она в ловушке, так и осталась. Зато теперь она стояла на коленях, места для упора было значительно больше, и она решила еще раз попытаться сдвинуть крышку саркофага.
— Раз, два, три — взяли! — громко считала она, напрягаясь из последних сил.
И вдруг — о, чудо!—раздался скрежет: это крышка поползла с места.
— Так держать! — подбадривала себя Нэнси.— Еще чуть-чуть — и я на воле!
Еще рывок — крышка подскочила и — увы!— тут же с грохотом встала на место. Но от нее откололся небольшой кусочек камня, и образовавшаяся маленькая щель оказалась достаточной для того, чтобы Нэнси сумела просунуть туда пальцы. Последнее усилие — и крышка с оглушительным стуком рухнула на пол.
Нэнси была на свободе!
Она встала, потянулась. Фонарь, забытый Холли, мерцал призрачным светом, но что было Нэнси до причудливо-страшных теней, танцующих на стенах! Она была счастлива, что сумела выбраться из страшного заточения. Оставалось только выйти из склепа.
Но прежде надо было проверить, что там за коробка на дне саркофага, Может быть, Этан и его шайка оставили что-то из награбленного? А может, это вообще какая-нибудь допотопная шкатулка? И не в ней ли хранится то, ради чего вся эта монументальная усыпальница построена?
Захватив с собой фонарь, Нэнси снова опустилась на дно саркофага. Там действительно стоял деревянный ларец, о который еще минут десять назад Нэнси отбила себе все коленки.
Нэнси откинула крышку: внутри ларец был обшит бархатом, на котором засверкали монеты и украшения, тускло отливавшие золотом. Нэнси извлекла из мерцающей груды одно ожерелье.
И вдруг ее осенило: это же золото Джоанны!
ВОРИШКИ ПЫТАЮТСЯ УЛИЗНУТЬ
Нэнси осмотрела ожерелье, перебрала все остальные предметы в ларце.
— Просто не верится! — бормотала она.— Я нашла! Я нашла сокровище Этвудов! Надо скорее показать его Джоанне!
Конечно, до этого надо было успеть схватить трех грабителей. Нэнси надеялась, что они еще не сбежали из Ривер-Хайтса. Но вполне возможно, что они уже где-нибудь  на  полпути  из  города.
Нэнси положила ожерелье назад в ларец, закрыла крышку, придала саркофагу исходный вид. Путь все пока полежит в тайнике в безопасности.
Нэнси была готова отправиться на поиски Этана, Холли и Кристин. Но где их искать? В Ривер-Хайтсе? Или за его пределами? Если удастся найти награбленное — их песенка спета.
Может, здесь, в склепе, все-таки есть какой-нибудь ключ к разгадке?
И Нэнси начала подробный осмотр каменного склепа. На полу было шаром покати, странные резные чудища на стенах, казалось, посмеивались над ней.
Движимая любопытством, Нэнси подошла поближе к стене, чтобы рассмотреть вырезанное на ней кряжистое дерево. Именно здесь была каменная дверь, через которую они вместе с Бесс и Джорджи вошли в склеп. Она пристально всматривалась, пытаясь разглядеть очертания двери — даже прищурилась от старания!
Резное каменное дерево торчало над дверью. Ну конечно же! Дерево обозначало дверь, точно так же как и все нарисованные деревья-коряги — другие потайные двери. Может быть, остальные резные фигуры тоже помечали выходы из склепа. На Нэнси просто какое-то воодушевление нашло.
С противоположной стены на нее взирала каменная птица.
— А ну-ка,— сказала себе вслух Нэнси,— это ведь не просто птица — это петух. Точно такой же, как на дверном молотке Джоанны! Такой же, как флюгер у нее на крыше! Скорее всего, под ним находилась другая дверь — та, что вела к дому Джоанны Уильяме!
Оставалась еще одна резная фигура — дракон. Нэнси внимательно осмотрела его. Такой же, как на ее половинке карты, только этот не изрыгал из пасти пламя. Этот же дракон украшал особняк Мортмейна!
В одно мгновение все встало на свои места и обрело смысл: к дому Мортмейна тоже вел потайной ход. Вот каким образом Холли, Этан и Кристин очутились в заброшенном особняке, хоть он и не был помечен на их части карты.
Наверное, забрались в склеп, увидели каменное кряжистое дерево и, сравнив, поняли, что точно такое же дерево изображено на их карте. Потом они случайно наткнулись на потайные двери и обнаружили три подземных хода. Тот, что был под драконом, привел их прямиком в дом Мортмейна. Когда же в особняке была Нэнси, она не нашла подземного коридора потому, что дверь в подвал была заперта. А зачем было воришкам запирать дверь, ведущую в подвал, если только они не прятали там награбленное?
Нэнси осенило: наверное, Этан, Холли и Кристин сейчас в особняке Мортмейна, готовят добычу к вывозу из Ривер-Хайтса. Ну нет, на этот раз им не уйти, Нэнси этого не допустит!
Но идти туда одной она сочла опасным, пара полицейских была бы как нельзя кстати. Итак, прежде всего надо найти телефон и позвонить в полицию. Нельзя терять ни минуты!
Подбежав к саркофагу, Нэнси влезла на него, вцепилась в края оконца, подтянулась и выбралась наружу. Не обращая внимания на дождь, со всех ног она помчалась к дому Джоанны.
— Только бы она была дома!— приговаривала Нэнси, барабаня изо всех сил кулаком в дверь.
А что, если нет? Ведь Нэнси сама велела, чтобы Джоанна и Джош ушли из дома, когда тут будет засада.
Наконец дверь отворилась.
— Нэнси! Что с тобой? — воскликнула Джоанна.— Ты промокла до нитки!
— Скорей, а то упустим грабителей! — перебила ее Нэнси.
Она пулей промчалась мимо Джоанны прямо к телефону. Обалдевшая Джоанна непонимающе смотрела ей вслед.
— Соедините меня с полицейским управлением,— уже кричала Нэнси телефонистке.
Увы, телефонистка оказалась новенькой и вовсе не знала, кто такая Нэнси Дру.
— Понимаете, мне нужно срочно поговорить с главным инспектором Макгиннисом. Или хотя бы с Маркесом, Капланом или Пиэрсом,— перечисляла она имена полицейских, задействованных в операции.
— Извините, мисс Дру, но инспектор ушел домой еще час назад, а полицейские сейчас на дежурстве. Что-нибудь важное случилось?
Нэнси скороговоркой выпалила телефонистке все, не забыв упомянуть и о засаде, организованной с помощью инспектора. На другом конце провода воцарилось молчание — Нэнси поняла, что телефонистка в замешательстве, не зная, верить сказанному или нет.
— Давайте договоримся так: я запишу номер вашего телефона, и вам, по возможности, перезвонят,— сказала дежурная.
— Но ведь...— начала было Нэнси.
— Простите, мисс Дру,— перебила ее телефонистка.— У меня слишком много звонков, чтобы с каждым вести беседы. Оставьте номер, по которому вас можно отыскать.
Нэнси продиктовала номер Джоанны, положила трубку и сразу же перезвонила Джорджи. Раздалось не меньше дюжины гудков, пока не ответил сонный мужской голос. Это был отец Джорджи.
— Алло, мистер Фейн, это Нэнси Дру. Простите, что беспокою вас так поздно, но мне необходимо поговорить с Джорджи.
— Сейчас я ее позову,— ответил мистер Фейн.— Кажется, она еще не спит.
Минуту   спустя  послышался  голос   Джорджи:
— Нэнси, это ты? Что случилось?
— Мне необходима твоя помощь, чтобы схватить пару мерзавцев,— сказала ей Нэнси и вкратце описала ситуацию.
Узнав, что ворами оказались Этан и его подружки Холли и Кристин, Джорджи с трудом оправилась от изумления. Но помочь подруге она готова была всегда.
— Скажи, что от меня требуется?
— Помнишь старый особняк Мортмейна? Так вот, гони туда как можно скорее, оставь машину в квартале от дома, а я буду ждать тебя в начале подъездной аллеи. Возьми с собой Бесс.
— Ладно,— пообещала Джорджи.— Мы с Бесс будем там через десять минут.
— Нэнси, что происходит? — спросила Джоанна, когда та наконец оставила телефон в покое.
— Сейчас нет времени объяснять,— ответила Нэнси.— Но если позвонят из полиции, скажи, чтобы выслали патрульную машину к особняку Мортмейна. Можно, я сейчас возьму твою машину?
Джоанна без слов достала из сумочки ключи и протянула их Нэнси.
— Надеюсь, я скоро вернусь,— улыбнулась Нэнси.— И покажу, где твое золото. Я ведь нашла его!
Джоанна ахнула, но Нэнси уже выскочила из дома и помчалась к машине.
Дождь, слава Богу, уже закончился.
По дороге к особняку Нэнси старалась не психовать. Ведь троица Этана оказалась более жестокой, чем она предполагала. Этан и Холли вообще пытались заживо похоронить ее. Если она напорется на них в особняке, они, несомненно, еще раз постараются избавиться от нее, причем наверняка более решительно и категорично.
— Смотри-ка, да ведь это кофейник из нашего фамильного серебряного сервиза! — возмущенно прошептала Бесс.
Они с Джорджи стояли возле распахнутой дверцы светло-голубого фургона, наполовину загруженного коробками.
Нэнси, сидя сбоку на корточках, рассматривала шины.
— Рисунок совпадает,— сообщила она.— Теперь я точно знаю, что именно этим фургоном пользовались Этан и его подружки.
— А сейчас они собираются смыться из города,— догадалась Джорджи.
— А вот этого-то мы им и не позволим! — решительно заявила Нэнси.
— У тебя есть конкретный план действий? — спросила Джорджи.
— Спрячемся за фургоном, а когда они выйдут из дома, застукаем их с добычей в руках.
— Нэнси...— взволнованно начала было Бесс, но закончить фразу не успела, потому что тяжелая дверь особняка со скрипом отворилась.
— Прячьтесь скорее!—шепнула Нэнси.
Девочки едва успели скрыться за фургоном, как на заросшей сорняками тропинке показались Этан и Кристин — они шли, согнувшись под тяжестью компьютера и принтера.
— Интересно, что сейчас происходит в саркофаге? — как-то робко промямлила Кристин.
— Эта ищейка, наверное, уже задыхается в корчах,— рассмеялся Этан.
Из дома вышла Холли с большой картонной коробкой в руках.
«Отлично,— подумала Нэнси.— Теперь можно будет схватить всех троих!»
Этан уже приблизился к фургону. Теперь он стоял почти рядом с Нэнси, и упускать шанс было нельзя.
— Пошли! — скомандовала Нэнси подругам и набросилась на Этана сзади. От неожиданности он выронил компьютер, и тот грохнулся на землю.
— Это что еще такое, черт побери! — завопил Этан, в которого крепко вцепилась Нэнси, не давая ему даже двинуться.
Уголком глаза она заметила, что Кристин, в ужасе кинув принтер, попятилась назад, села на тротуар и горько заплакала. Бесс и Джорджи в это время уже схватили Холли и крепко держали ее.
Вдруг Этан выскользнул из рук Нэнси и сам крепко вцепился в нее. Перед ее лицом снова мелькнул нож.
— Уж не знаю, как ты выбралась из гроба,— сверкая глазами, сказал он,— но одно я знаю наверняка: больше вмешиваться в мои дела тебе уже не придется!
НА ПОМОЩЬ СПЕШИТ ПОЛИЦИЯ
— Но ты ведь понимаешь, это тебе даром не пройдет,— спокойно произнесла Нэнси.— Так что лучше оставил бы ты меня в покое.
— Ну-ка, вели своим подружкам отпустить Холли! — потребовал Этан и еще сильнее сжал ее руку.— Кому я сказал!
Подумав, Нэнси тихо произнесла:
— Бесс, Джорджи, отпустите Холли.
— Молодец, девочка! — похвалил ее Этан, немного ослабив хватку.— Люблю, когда меня слушаются!
— Это я уже заметила,— пробормотала Нэнси. Не успели Бесс и Джорджи отпустить Холли, как она мгновенно оказалась рядом с Этаном.
— Иди в фургон,— приказал он ей.
— А что будем делать с Кристин? — кивнула Холли в ее сторону.
Кристин все еще плакала, сидя на тротуаре. Этан вздохнул.
— Как жаль, что она так и не поняла всю прелесть нашей жизни!
— Сейчас вы все эту прелесть поймете! — вмешался вдруг густой мужской голос.— Брось нож, Дэвидсон!
Из темноты возникла высокая фигура полицейского. В руках он держал револьвер. Увидев направленное на него оружие, Этан тут же отпустил Нэнси.
— Маркес! — обрадовалась Нэнси.— Ну наконец-то! А я уже была уверена, что полиция бросила нас на произвол судьбы.
— Мы чуть было так и не сделали,— сокрушенно признался Маркес.
Не теряя времени, он привычным движением надел на запястья Этана наручники. Тем временем его напарник позаботился о Холли.
— Вопли на кладбище увели меня далеко в сторону,— объяснил Маркес,— и к тому времени, как я вернулся, тебя на месте уже не оказалось. У меня не укладывалось в голове, как ты, человек обязательный, могла уйти, но делать было нечего.
— Как вы нас тут нашли? — спросила Нэнси.
Подойдя к Кристин, она взяла ее за руку и подвела ко второму полицейскому, который держал Этана и Холли. Напарник Маркеса надел ей наручники и подтолкнул всех троих к патрульной машине.
— Когда я вернулся в участок, телефонистка передала мне твое сообщение,— рассказывал Маркес.— Я позвонил по оставленному номеру, и миссис Уильяме сказала, куда ты отправилась. Ну, а дальше мы тоже ушами не хлопали...
— И прибыли как раз вовремя! — подхватила Нэнси.— Иначе мы бы наверняка упустили этих воришек.
Она подвела полицейского к фургону и показала нагруженный доверху кузов.
— У меня такое ощущение, что в подвале этого дома мы найдем еще много всякого добра,— сказала она Маркесу.
— Сейчас проверим,— ответил он, вынимая из-за пояса фонарик.— Уолт, постереги этих типов,— обратился он к своему напарнику,— а мы сходим в подвал.
Нэнси провела полицейского и подруг через весь дом к заветному спуску в подвал. Так как шайка погрузила в машину еще не все, дверь туда была распахнута настежь. Вся четверка спустилась вниз.
— Ну и ну! — воскликнула Джорджи, увидев гору награбленных вещей.— Вы только посмотрите!
Чего там только не было! Один на другом стояли штук шесть телевизоров, громоздились кипы пластинок, одежды, две картины, всевозможные украшения и даже серебряный чайный сервиз!
— Надеюсь, где-то здесь и моя пропавшая сережка,— вздохнула Бесс.
— Ну что ж, я достаточно насмотрелся,— сказал Маркес.— Пора возвращаться в участок. Надо доложить все и распорядиться, чтобы сняли засаду у лесной хижины.
— И спасибо, что подоспели на помощь,— улыбнулась Нэнси.
— Спасибо, что помогла найти да еще и задержать грабителей. На такое способен только великий сыщик! — ответил Маркес и направился к лестнице.
Нэнси же продолжала осматривать подвал.
— Смотрите! — вдруг воскликнула она.
На шероховатой стене подвала красовался огнедышащий дракон, а прямо под ним зияла открытая потайная дверь.
— Вот вам и третий подземный ход, тот, что ведет в склеп! — сказала она своим подругам.— А там, в саркофаге, находится нечто невероятное...
— Когда   покажешь? — загорелась   Джорджи.
— Да хоть сейчас,— ответила Нэнси.— Сейчас же пойдем туда, полюбуемся и отнесем Джоанне и Джошу.
— Да    ведь    ночь    на    дворе! — запричитала Бесс.— И Уильямсов будить неудобно: Джош давно спит, Джоанне рано утром на работу.
— Все равно я обещала ей вернуть машину еще сегодня, к тому же я уверена: она ни за что не ляжет спать, не увидев моей находки,— возразила Нэнси, и в ее глазах сверкнул озорной огонек.— И вообще теперь Джоанна может больше не работать.
— Нэнси,— подозрительно спросила Джорджи,— уж не хочешь ли ты сказать, что нашла ее сокровища?
— Вот именно! Так что — в путь! Джоанна и Джош немедленно должны получить свое законное золото.
Час спустя Нэнси, Бесс и Джорджи сидели в кухне Джоанны. Они уже успели побывать в склепе, достать из тайника ларец с золотом и теперь вручили его Джоанне Уильяме.
Джоанна, конечно, была вне себя от радости.
— Нэнси, мне просто не верится! — радостно восклицала она, перебирая драгоценности.
Даже темные круги под глазами — признак усталости,— которые Нэнси заметила у нее несколько   дней   назад,   сейчас   как   по исчезли.
Маленький Джош, подавив зевок, запустил ручонку в ларец и достал тяжелый золотой браслет.
— Мамочка, надень его,— сказал он.— Смотри, какой красивый!
Джоанна засмеялась и надела на запястье сверкающий браслет.
— Нэнси,— сказала она,— ты изменила всю нашу жизнь. Ты не представляешь, как я тебе признательна за все, что ты для нас сделала! Я знаю, как мне тебя -отблагодарить...
Джоанна снова стала перебирать содержимое ларца.
— Не надо мне ничего дарить,— отмахнулась Нэнси,— я же просто хотела тебе помочь.
Джоанна тем временем откопала на донышке ларца нечто необычное, и даже рот у нее открылся от удивления.
— Ой! — воскликнула она, вытаскивая не кулон и не ожерелье. Она держала кожаную книжицу с золотой надписью «Дневник».
— Старинный,— отметила Бесс, заглянув ей через плечо.— Ну, что ж, давайте почитаем, коль подвернулся. Мало ли...
Джорджи выразительно посмотрела на свою кузину.
— Бесс, ты меня иногда поражаешь. Вечно тебя интересуют какие-нибудь сплетни, даже если они столетней давности!
— Дневник может быть очень полезен,— положила конец спору Нэнси.— Ведь я так и не решила загадок, которые до сих пор не перестают мучить меня. Для чего были построены подземные ходы и пустой склеп? Как Лора Этвуд их обнаружила и почему спрятала в саркофаге свое золото? И наконец: почему она оставила все свое состояние именно семейству Уильямсов? Джоанна согласно кивнула.
— Последний вопрос волнует меня больше всего,— сказала она.— Ведь до того, как нам позвонил адвокат, мы с Джошем никогда не слышали имени Лоры Этвуд.
Нэнси погладила кожаную обложку дневника.
— Я уверена, здесь разгадка,— сказала она.— Но я думаю, что прочитать дневник должна сама Джоанна. Он наверняка предназначен тому, кто в конце концов найдет золото. Забирай дневник, Джоанна, и читай, ищи ответы на все вопросы.
— Ты знаешь, я так волнуюсь,— улыбнулась Джоанна,— что, наверное, читать буду всю ночь напролет. Приходите завтра, я все вам расскажу.
ИСТОРИЯ БЕТАНИ
Нэнси, Бесс и Джорджи не преминули заявиться к Уильямсам следующим же утром.
— Ночью я прочитала дневник от корки до корки! — сказала Джоанна.— Я просидела до самого рассвета, прямо оторваться не могла.
Джоанна взяла в руки кожаную книжицу, лежавшую перед ней на кухонном столе.
— Здесь рассказана поразительная история.— Джоанна разлила в стаканы охлажденный чай.— Начинается она более ста лет назад, и записала ее женщина по имени Бетани Мортмейн. Ну, слушайте... В общем, все это началось еще в те ужасные времена, когда в стране существовало рабство и негры — как мы с Джошем — не могли жить там, где им хотелось, на свободе.
Она вручила каждой девочке стакан с чаем, а Джошу налила апельсинового сока.
— Бетани Мортмейн, богатая пожилая вдова, была белой женщиной. Человеком она оказалась очень добрым, рабство не одобряла и решила ему как-то противостоять. Она вложила большие деньги в строительство станций подземной железной дороги как раз в этой части страны.
— Подземной железной дороги? — переспросила Бесс.— Я помню, мы проходили это по исто-
— Верно,— подтвердила и Нэнси.— Существовала целая организация людей, помогавших рабам бежать в северные штаты и в Канаду. Передвигаться они могли только ночью, чтобы их не поймали. А днем укрывались в домах людей, которые предоставляли им убежище.
— Но рабам не всегда удавалось бежать,— вставила Джорджи.— Если они попадались, им приходилось несладко. Был даже издан закон, по которому рабовладельцы сами могли отправиться на север на поимку беглых рабов.
Джоанна кивнула.
— Так вот, Бетани Мортмейн была именно одной из тех, кто помогал рабам бежать и скрываться. На свои деньги они построили целую систему подземных ходов и укрытий, кое-какие из них и обнаружила Нэнси. Благодаря этой подземной дороге сотни людей обрели свободу. Среди тех, кому она помогла, была и моя прабабушка Тьюла,— продолжала Джоанна.— К тому времени, как судьба забросила ее в Ривер-Хайтс, она была уже совершенно больной, изможденной и до смерти напуганной. Бетани выходила ее, и две женщины по-настоящему подружились. Когда Тьюла достаточно оправилась от болезни, чтобы продолжить свой путь, передвижение рабов приостановилось. А Бетани начали подозревать в укрытии рабов. Десятки беглецов оказались в опасности. Тьюла решила не покидать Ривер-Хайтс и осталась помогать Бетани.
— Но разве этим она не подвергала себя опасности? — спросила Бесс.— Ведь ее тоже могли поймать и отправить назад, на юг, в рабство.
— Конечно,— кивнула Джоанна.— Но она знала, что дело Бетани важнее, чем ее собственная жизнь.
— Какая храбрая женщина! — воскликнула Джорджи.
Нэнси посмотрела на подружек: их так заворожил рассказ Джоанны из дневника Бетани Мортмейн, что они даже не притронулись к своим стаканам.
А Джоанна продолжала:
— Однажды в пристанище Бетани появился человек по имени Илаес Уорд, и они с Тыолой полюбили друг друга. Вскоре они поженились и отправились в Торонто, чтобы там, на свободе, начать свою семейную жизнь. Тьюле и Бетани расставаться было нелегко. Они знали, что, вероятно, больше никогда не увидятся. Так и случилось: Бетани не знала, где обосновалась Тьюла, а Тьюла никогда больше не вернулась в Ривер-Хайтс. Их пути разошлись навсегда.
— Как грустно,— вздохнула Нэнси.
— Бетани, однако, решила послать Тьюле и ее мужу немного денег. Она знала, что беглые рабы очень бедствуют. Но ей не удалось отыскать их. Вот почему в своем завещании она написала, что если когда-либо найдется кто-то из семейства Тьюлы, они претендуют на долю наследства Бетани Мортмейн наравне с ее собственными детьми.
— А золото? — спросила Нэнси.— Почему оно оказалось спрятанным в саркофаге?
— В те времена люди тоже опасались грабителей, а в районе, где жила Бетани, было ограблено немало домов. Она боялась, что ее тоже обворуют, поэтому основное свое богатство спрятала в склепе, там, где укрывались беглые рабы. К этому времени Бетани была уже совсем стара и понимала, что жить ей осталось недолго. Тогда она нарисовала карту, разорвала ее надвое и спрятала так, чтобы только ее наследники смогли найти золото. Но им этого сделать не удалось, и золото, а вместе с ним и дневник, проливающий свет на все события, пролежали до сегодняшних дней в склепе, пока Нэнси их вчера не обнаружила.
— Так, значит, ларец пролежал там больше ста лет! — воскликнула Нэнси.— Но как узнала об этом Лора Этвуд? И вообще — кто она?
— Лора была одним из потомков Бетани, ее девичья фамилия Мортмейн. О золоте она знала потому, что из поколения в поколение передавались рассказы об исчезнувшем сокровище. Она не имела  представления,   где   оно   находится  и  где спрятана карта, но что оно где-то есть, не сомневалась. Знала она и о предсмертном желании ее прабабушки передать деньги Тьюле Уорд. Так как Лора Этвуд была в семье единственным ребенком, а  у  самой  у  нее  детей   не   было,   она  решила исполнить последнюю волю прабабушки и завещала все, включая золото, наследникам  Тьюлы.  Ее адвокат отправился в Торонто, в архивы, на поиски возможных потомков  Тьюлы Уорд.  Вот тогда-то он и нашел нас с Джошем.
— Но в завещании Лоры Этвуд не было ни слова об истории ее семьи!
— Думаю, она хотела, чтобы я до всего докопалась сама,— покачала головой Джоанна.
— Ах, как это все романтично! — вздохнула Бесс.— Дружба, которая тянулась сотню лет, даже после того, как обе женщины умерли!
— Да,— согласилась Нэнси,— красивая история!
— Еще бы,— сказала Джоанна.— И узнали мы о ней благодаря вашей дружбе, той, которой вы все одарили меня.
Улыбнувшись, она вложила в руку каждой девочки маленький разноцветный пакетик.
Нэнси осторожно развернула свой: ей на ладонь выпала прелестная золотая цепочка — переплетение цветов, соединенных листьями,
— Какая красота! Но знаешь, Джоанна, я не могу принять такой дорогой подарок.
— Можешь,— возразила Джоанна.— Нам с Джошем хватит. А цепочка будет тебе напоминанием о большой дружбе Тьюлы и Бетани.— Она взяла цепочку и надела на шею Нэнси.— К тому же она тебе очень идет!
— Спасибо, Джоанна,— поблагодарила ее Нэнси.— Это будет мой талисман.
Бесс получила в подарок красивый браслет, а Джорджи — пару сережек.
— А теперь расскажите мне, что с теми тремя воришками, которых вы вчера поймали? — спросила Джоанна.
Нэнси тряхнула охапкой блестящих волос — и ее новая цепочка тихо звякнула.
— Сегодня утром я разговаривала с инспектором Макгиннисом,— сообщила она.— Он сказал, что в машине Этана нашли половинку карты. И еще: Этану и Холли предъявлено обвинение в грабежах, незаконном ношении оружия и покушении на жизнь человека. Кристин, вероятно, будет осуждена условно.
— В следующий раз ей надо выбирать друзей поосторожней!— сказала Джорджи.
— А как же Роллинзы? — спросила Бесс.
— С них сняты все подозрения,— продолжала рассказывать Нэнси.— Они наконец объявились и сообщили полиции, что ездили в Калифорнию навещать заболевшую мать Франчески Роллинз. Полицейские проверили — так оно и было.
— Кстати, Этан, Холли и Кристин дали показания, и теперь известны все подробности. Как вы уже знаете, Кристин нашла половину карты в шкафу,   который   ее  мать  купила   у   Джоанны.   Она показала ее Этану и Холли, а они, обшарив всю местность, нашли подземные ходы. Когда же они обнаружили склеп, им не составило особого труда отыскать туннели, выходящие прямо в него. И тогда они стали использовать эти подземные ходы в своих целях и, надо сказать, очень ловко.
— Пока не появилась ты,— вставила Джорджи.
— По правде говоря, сначала я ничего не подозревала.   А   они   подумали,   что   мне   известно больше, чем на самом деле, причем только потому, что я случайно оказалась на кладбище в ту, первую ночь. Потом, когда я пришла в магазин «Любопытная  кошка»,   они  решили,   что  я  действительно напала на их след.   Кристин струхнула,  увидев, что я осматриваю шкаф и расспрашиваю о нем ее мамашу. Она позвонила Этану, и он распорядился написать ту угрожающую записку.
— Еще бы, они ведь запаниковали,— воскликнула Бесс.— И чем чаще они на тебя натыкались, тем больше им казалось, что ты идешь по их следу.
— И тогда они ограбили ваш дом — это было уже вторым предупреждением,— вставила Джоанна.
— А в ту ночь, когда мы слышали странный шум и скрежет в подвале Джоанны, там находились Этан, Холли и Кристин. Наверное, перетаскивали награбленное в более безопасное место,— подхватила Бесс.
— Но мы с тобой их спугнули,— добавила Нэнси.
— А теперь,— сказала Джорджи,— благодаря твоим стараниям и ты, и Бесс, и все ограбленные смогут получить назад свое имущество.
— А Джоанна и Джош — наследство,— заключила Нэнси.
— Но важнее всего то, что мы узнали удивительную историю из жизни моей семьи. К тому же мы с вами так подружились за это время! — сказала Джоанна, поднося к губам стакан с чаем.
— А ведь все это дело оказалось историей дружбы,— задумчиво произнесла Нэнси.— Дружбы Бетани и Тьюлы, нашей с вами дружбы...
— Я предлагаю тост,— улыбнулась Джоанна.— За дружбу Тьюлы и Бетани, ведь она продолжалась больше века! За вас, Нэнси, Бесс и Джорджи, и за то, чтобы ваша дружба длилась не меньше!— и она высоко подняла свой стакан.
А больше всех тост понравился Нэнси — вот уж кто ценил и дружбу, и преданность, и готовность в любую секунду прийти на помощь!

0


Вы здесь » Мир Моих Грез » Детективы » Кэролайн Кин. Нэнси Дрю. Тайна Долины Теней